МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Право слово» #15. Двадцать лет теракту на Гурьянова. Екатерина Котрикадзе вспоминает погибшую маму

«Право слово» #15. Двадцать лет теракту на Гурьянова. Екатерина Котрикадзе вспоминает погибшую маму

В новом выпуске Зоя Светова беседует с журналисткой Екатериной Котрикадзе, потерявшей маму во время теракта в Москве на улице Гурьянова. Её тело так и не нашли на месте взрыва. Екатерина Котрикадзе рассказывает, как долго может жить надежда на то, что мама выжила, почему нельзя было строить новые дома на костях погибших людей и почему она не будет заниматься расследованием теракта.
Екатерина Котрикадзе — заместитель Главного редактора телеканала RTVI
Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Марина

    Так получилось, что я стала невольным свидетелем случившегося 20 лет назад. В то время я жила на Коломенской. Наш дом был прямо напротив злополучного дома на Гурьянова — через канал Москвы-реки. Это случилось ровно в 24:00. Время я заметила, потому что в тот день, проводив свою сестру в аэропорт, по возвращении домой улеглась спать, положив рядом с собой часы. И только взглянула, который час, как в этот момент раздался жуткий взрыв. Он был такой огромной силы, что будь у нас окна и балконная дверь закрыты, они с легкостью вылетели бы — так, как это случилось у наших соседей (самое интересное, что моя тетя, живущая в Печатниках, неподалеку от злополучного места, ничего не слышала. Видно, звуковая волна понеслась через берег к нашему дому). Мы все подскочили со своих мест, бросились на балкон. Но в кромешной тьме ничего не было видно. И вдруг раздался страшный многоголосый крик. Он всё больше нарастал, и это было самое ужасное. С замершим сердцем мы ничего не могли понять. Включили радио, ТВ, стали звонить знакомым. Но только в 4 часа утра единственное НТВ коротко сообщило, что взорвался жилой дом.
    А потом рассвело и мы увидели ужасную картину — чёрный остов разрушенного дома. Над домами висело чёрное облако в виде «атомного гриба», пахло горелым мясом (трудно говорить). Честно говоря, мы не могли смотреть в ту сторону — так нам было тяжело. Выходя на балкон, мы опускали глаза, стараясь ничего не видеть. На сердце опустилась колоссальная тяжесть, которая не оставляла, невозможно было представить, что такое может быть. А через несколько дней случился взрыв на Каширке. И Москва, всегда такая добрая, весёлая, хлебосольная. вдруг стала мрачным, подавленным городом, которым и остается до сих пор.
    Честно говоря, после этого мы уже не могли со спокойным сердцем гулять в окрестностях, видеть окружающее и вообще находиться где-то рядом. И вскоре оттуда переехали. Я знаю многих людей, которые, став невольными свидетелями случившегося, потом попали с нервным срывом в больницы и лечились у психиатров Это и в самом деле было невыносимо.
    Кстати, после взрыва много людей приходило туда, искали следы своих родных и близких. Тогда рассказывали о какой-то девочке, которая жила в Америке, а потом приехала и искала в развалинах останки своей матери. Я сначала подумала, что это Екатерина. но, оказывается, она в то время была не в США, а в Грузии. Значит, это была какая-то другая девочка. Но всё равно я выражаю глубокое соболезнование как Екатерине, так и всем остальным людям, пострадавшим от этого взрыва. Такое не должно повториться!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день