Шереметьево — место охоты за иностранцами. Как в аэропорту арестовали американца и чем это могло помочь адвокату Весельницкой – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Шереметьево — место охоты за иностранцами. Как в аэропорту арестовали американца и чем это могло помочь адвокату Весельницкой

Шереметьево — место охоты за иностранцами. Как в аэропорту арестовали американца и чем это могло помочь адвокату Весельницкой

Шереметьево — место охоты за иностранцами. Как в аэропорту арестовали американца и чем это могло помочь адвокату Весельницкой

«МБХ медиа» и Центр «Досье» рассказывают о том, как связан с Россией бывший директор ФБР, как аэропорт Шереметьево стал ловушкой для сына влиятельного раввина, как скандально известный адвокат Наталия Весельницкая одновременно защищала американца в российском суде и вела тяжбу с властями США. Материал подготовлен в кооперации с изданиями The Daily Beast и Delfi.

Полгода назад в России пристально следили за драматичной судьбой израильтянки Наамы Иссахар, задержанной в транзитной зоне аэропорта Шереметьево по обвинению в контрабанде наркотиков. Наама летела из Дели в Тель-Авив с пересадкой в Москве. Хотя израильтянка не покидала транзитной зоны, девушку арестовали за десять граммов гашиша, имевшихся в ее багаже.

Но мало кто знает, что в 2017 году в похожей ситуации в транзитной зоне Шереметьево оказался другой иностранец — 23-летний Ицхок Есиловски, гражданин США, сын влиятельного раввина Моше Есиловски. Некоторые подробности его истории стали известны Центру «Досье».

16 марта 2017 года Ицхок летел из Израиля в Нью-Йорк, в Шереметьево у него была двухчасовая стыковка рейсов. Он не собирался покидать транзитную зону, российской визы не имел. Еще в Тель-Авиве, при посадке на борт «Аэрофлота», Есиловски заявил сотрудникам авиакомпании, что в багаже у него есть 24 патрона (их как сувенир подарил некий израильский солдат). Также он показал лицензию на ношение оружия, выданную в США. Груз не вызвал сомнений у сотрудников авиакомпании, пассажир и багаж были приняты на борт.

В Шереметьево, вместо того чтобы погрузить вещи Есиловски из самолета в самолет, багаж осмотрели еще раз. После этого американец был задержан по подозрению в незаконном ношении оружия (статья 222 УК РФ). Несмотря на доводы адвоката, предлагаемый залог в 500 тысяч рублей и поручительство Федерации еврейских общин России, Ицхока поместили под арест в СИЗО.

9 апреля 2017 года в дело вступает скандально известный адвокат Наталия Весельницкая, подозреваемая во вмешательстве в американские президентские выборы. С родными заключенного Есиловски она знакомится через бизнесмена Имре Пака. Весельницкая становится защитником Ицхока Есиловски.

В это же время в США вступает в решающую стадию судебное разбирательство между американскими властями и российской компанией Prevezon Дениса Кацыва. Американцы обвиняли Prevezon в отмывании средств, вероятно выведенных из России по схеме, разоблаченной Сергеем Магнитским. Весельницкая, занимающаяся делом Prevezon, через того же Имре Пака знакомится с влиятельным американским юристом Луисом Фри, являвшимся в 1993—2001 годах директором ФБР. Луиса Фри подключают к делу Prevezon. Знакомство Весельницкой с Луисом Фри произошло в тот же день, что и ее вступление в дело Ицхока Есиловски.

Согласно имеющимся в распоряжении Центра «Досье» и редакции «МБХ медиа» письмам адвоката Весельницкой, задача Луиса Фри состояла в том, чтобы договориться с властями США о досудебном урегулировании иска к компании Prevezon и добиться выгодной сделки. В частности, условия были следующие: компания может не признавать вину в отмывании средств, и второе — положение о непричастности Кацыва к делу Магнитского. Из писем, имеющихся в распоряжении редакции, следует, что Фри консультировал Весельницкую по сделке, а также присылал черновик заявления Prevezon по результатам сделки с властями США.

10 апреля 2017 года Луис Фри пишет первое письмо Весельницкой (есть в распоряжении редакции), в котором хвалит ее работу в «важном и сложном процессе», заверяет, что готов помочь в переговорах с американцами и что он на хорошем счету у прокурора и судьи, участвующих в рассмотрении дела Prevezon.

Шереметьево — место охоты за иностранцами. Как в аэропорту арестовали американца и чем это могло помочь адвокату Весельницкой

Наталия Весельницкая и Денис Кацыв. Иллюстрация: Центр «Досье»

В последующие недели в деле Prevezon наступает перелом. 10 мая Фри пишет Весельницкой письмо (есть в распоряжении редакции) о том, что он идет на переговоры о досудебном соглашении с властями США. Согласно предлагаемым Фри условиям, соглашение запрещает называть уплаченные в его рамках деньги штрафом или конфискацией. Также соглашение исключает связь Дениса Кацыва с делом Магнитского. Фри предлагает договориться с американцами на сумму выплаты в 2,8−3 миллиона долларов (хотя власти США заявили иск меньше, чем на два миллиона).

Все время, пока при помощи экс-директора ФБР Весельницкая решает вопросы с властями США, ее подзащитный Ицхок Есиловски продолжает находиться в СИЗО в Подмосковье. Избирал меру пресечения Есиловски Химкинский городской суд, а Химки — вотчина и Весельницкой, и Дениса Кацыва. Там базируется адвокатское бюро «Камертон Консалтинг», где Весельницкая числится управляющим партнером.

За день до начала судебного заседания по иску об отмывании средств Prevezon и США договорились закрыть дело и разморозить активы компании в обмен на шесть миллионов долларов.

Через месяц после заключения соглашения Prevezon c властями США Есиловски получает свободу. 23 июня 2017 года он выходит из СИЗО и первым же рейсом улетает в Финляндию — ему нужно было успеть приземлиться до наступления Шаббата.

Интересно, что на сайте Химкинского городского суда, который, согласно документам из рабочей переписки Весельницкой, изначально арестовывал Ицхока, по фамилии «Есиловски» не находится никаких данных. При этом в распоряжении Центра «Досье» имеется постановление об аресте Есиловски от 21 марта 2017 года. Достоверно не известно, в рамках какой формальной юридической процедуры Есиловски вышел из СИЗО: была ли отменена судом мера пересечения в виде содержания под стражей, или следователь прекратил уголовное дело, или был найден еще какой-то способ.

Связаны ли напрямую две истории — уголовное преследование в России гражданина США Есиловски и разбирательство между Prevezon и американскими властями — судить читателям. С нашей точки зрения выглядит странным, что госпожа Весельницкая, влиятельный адвокат, тесно связанный с российскими властями, оказалась одновременно вовлечена в эти два судебных разбирательства. Версия о том, что Ицхок Есиловски был задержан в транзитной зоне Шереметьево в качестве заложника, заслуживает внимания.

Спустя два года в той же транзитной зоне Шереметьево была задержана Наама Иссахар. По сообщениям израильских СМИ, Москва была заинтересована в обмене Иссахар на российского хакера Алексея Буркова, арестованного ранее в аэропорту Тель-Авива по запросу США. В этом смысле Нааму Иссахар также можно рассматривать как захваченного заложника, человека, превращенного в «обменный фонд». Однако обмен не состоялся — израильтяне экстрадировали Буркова в Соединенные Штаты. Иссахар приговорили к семи с половиной годам заключения. Позднее ее помиловал Владимир Путин и в прессе обсуждалось, что Израиль также пошел на уступки — согласился передать России Александровское подворье в Иерусалиме (процесс передачи подворья не завершен до сих пор).

Успешный переговорщик, экс-директор ФБР Луис Фри, консультировавший фирму Prevezon во время расследования отмывания денег и связей с делом Магнитского, продолжает работу на постсоветских пространствах. Недавно эстонское правительство наняло его юридическую фирму Freeh Sporkin & Sullivan, чтобы представлять Эстонию в расследовании масштабных махинаций с участием скандинавских банков — в том числе и по схеме, раскрытой Магнитским.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: