МБХ медиа
Сейчас читаете:
Деньги, страх и героин: как полицейские получили показания свидетелей по делу Владимира Цкаева

Деньги, страх и героин: как полицейские получили показания свидетелей по делу Владимира Цкаева

Во Владикавказе продолжаются заседания по делу Владимира Цкаева, умершего после пыток в отделе полиции в 2015 году. Одна из свидетелей обвинения отказалась от данных ранее показаний. Подпись под ложными показаниями она поставила после нескольких недель, проведенных в квартире, снятой для нее сотрудниками полиции — куда исправно привозили деньги, еду и наркотики.

Заседания по делу Владимира Цкаева продолжились после почти трехнедельного перерыва. Была допрошена свидетель Алла Битиева. Бывшая наркозависимая, она употребляла наркотики на протяжении пятнадцати лет, а сейчас отбывает наказание за кражу. В зал суда она была доставлена под конвоем.

Скотч, вода и черные пакеты

В день смерти Цкаева она случайно оказалась в Иристонском ОВД Владикавказа, куда Цкаев был доставлен на допрос — сопровождала своего сожителя, выступавшего тогда в качестве понятого. По ее словам, в этот день в отделении, где она бывала не раз, была подозрительная обстановка.

«Когда только нас доставили, я видела какую-то суету в правом крыле. Но криков, шумов не слышала», — сказала она.

Битиева ожидала своего сожителя Виктора Кадалаева в коридоре, а затем вышла в другое крыло в туалет. Тогда в одном из кабинетов она увидела мужчину, которым, как выяснилось потом, оказался Владимир Цкаев.

«Мужчина был в очень плохом состоянии, — рассказала суду Битиева. — Я подумала, что у него передозировка. Я не заметила телесных повреждений, синяков не видела. Видела, что человеку плохо, — и всё. Он не высиживал на стуле. Он сползал».

Полицейские пытались привести Цкаева в чувство, поливая водой, а один из них разрезал скотч, которым были связаны его руки. Битиева помнит, что кроме скотча на его руках были и наручники. Но на вопрос судьи, применяли ли в ее присутствии к Цкаеву физическую силу, Битиева уверенно дала отрицательный ответ.

Она описала кабинет, в котором находился Цкаев. Вокруг стула лежали черные пластиковые пакеты. Цкаев был весь мокрый, полицейские хотели его переодеть, и один из них в шутку предложил Битиевой помочь им это сделать. «Еще я запомнила большую цепочку с крестом. Они ее снимали с него».

Битиева была свидетелем происходящего около трех минут. Потом один из сотрудников сказал, что ей здесь делать нечего, и настойчиво отправил в другое крыло.

Адвокат Зуберко вместе с женой покойного Владимира Цкаева Земфирой. Фото: Елизавета Чухарова

«Думала, просто наркоман»

На следующий день Битиеву вызвали на допрос в отдел собственной безопасности. Допрос пристрастным не был, у Битиевой ничего не переспрашивали и не уточняли. Ее сожитель имел приятельские отношения со многими сотрудниками полиции — он и попросил ее сказать, что парень, которого она видела, кричал, оказывал сопротивление сотрудникам полиции и бился головой о тумбочку.

«Я не думала, что это так серьезно, что тот человек в отделе умер, — говорит Битиева. — Я думала, это просто какой-то наркоман, и поэтому дала ложные показания».

А через десять дней после инцидента с Цкаевым Битиеву вместе с сожителем вызвали на допрос в следственный комитет. Она сразу же позвонила одному из знакомых сотрудников («в общих компаниях пересекались») и сообщила, что через сорок минут собирается в следком. Полицейские оказались быстрее: они приехали через двадцать минут и увезли Битиеву с приятелем из их квартиры.

«Они играли в каких-то шпионов, — вспоминает Битиева. — От Леонова до Хольцмана (улица и самоназвание района во Владикавказе — прим. автора) мы ехали около часа, как будто за нами кто-то следил».

Такими странными путями их везли на съемную квартиру. Телефоны у обоих забрали, после чего «приятели» из полиции закрыли их внутри. «Видно было, что в этой квартире не жили. Нам сказали, что это квартира знакомого», — сказала Битиева.

«Виктор (сожитель Битиевой — прим. автора) мне сказал, что нужно „потеряться“, посидеть в квартире, — сказала на суде Битиева. — Взамен нам обещали наркотики и еду. Через день сотрудники полиции привозили нам пакеты с едой на несколько тысяч рублей и героин».

«Все включено», — не сдержался судья Олег Ачеев.

В этой квартире Виктор Кадалаев и Алла Битиева провели около десяти дней. Героина было более чем достаточно: несколько граммов раз в два дня, они даже умудрились отложить немного «на черный день». Кроме еды и героина, сотрудники полиции оставили им копию их же показаний в отделе собственной безопасности: они должны были их выучить и повторить в следкоме: там было написано, что Цкаев бился головой.

Это они и сделали, когда по выходу из квартиры отправились в СК. Согласно оглашенным показаниям, Битиева тогда сказала, что телефон потеряла, сим-карту не восстанавливала, на квартире была у друзей, а новый телефон приобретать не спешила, чтобы ее не отвлекали от распития спиртных напитков.

«Алл, поможем пацанам?»

Битиева тогда еще не знала, что Владимир Цкаев не просто бился головой обо что-то — он умер в тот день в отделении. «Когда мне потом в следкоме показали его фотографии, я перестала врать, — рассказала Битиева. —  Если бы я не узнала правду, если бы я не узнала, что человек умер, я бы, может, и промолчала. У нас из-за этого получился конфликт с Кадалаевым (сожитель Битиевой) и мы перестали общаться. Также я потеряла связь с сотрудниками. Мы сталкивались только на очных ставках».

Битиева сказала суду, что устала от того, что ее постоянно ищут и вызывают на допросы. «Сейчас я говорю так, как есть. Я не знаю, били его или нет. Я говорю только то, что видела».

Один из сотрудников полиции, который отвозил Битиеву и Кадалаева на съемную квартиру, уже давал показания в суде. По делу он проходит в качестве свидетеля и сейчас работает в полиции в Москве. Он подтвердил, что снимал квартиру для молодых людей, однако цель, по его словам, у него была совершенно другая: он хотел помочь им избавиться от наркозависимости и пытался оградить от внешнего мира, чтобы они могли пережить ломку.

Другой сотрудник, который также приносил, по словам Битиевой и Кадалаева, им еду и наркотики, не проходит по делу даже в качестве свидетеля.

Битиева вспомнила, что однажды, когда она пришла в отдел полиции отмечаться, так как отбывала условный срок, принимавший ее сотрудник полиции обратился к ней:

— Алл, ну что будем делать? Давай поможем пацанам?

Битиеву это возмутило.

— Может, я и сесть должна за этих пацанов? Пусть каждый помогает себе сам.

Алла Битиева опознает подозреваемых. Фото: Елизавета Чухарова

На одном из последних допросов на стадии следствия Битиева назвала имена всех, кто присутствовал в кабинете в тот момент, когда Цкаев «сползал со стула». До этого она говорила, что не помнит их. Она боялась, что из-за ее как неоднократных проблем с законом сотрудники могут приписать ей те преступления, которых она не совершала. «Сейчас я ничего не боюсь», — сказала Битиева.

Показания ее сожителя Виктора Кадалаева были оглашены на одном из прошлых заседаний. Допросить его суд не смог, так как в прошлом году он скончался. Согласно оглашенным показаниям, на первых допросах Кадалаев рассказывал, как Цкаев бился головой, а затем сказал, что хочет сообщить правдивые показания, и описал в точности то же, что и Битиева. В оглашенных показаниях было и про избитого Цкаева, и про то, как они с ней отсиживались в квартире, а за свое молчание получали «скромное» вознаграждение.

«Очень важно, что Битиева сообщила, что на момент ее первых показаний она была, во-первых, наркозависимая, а во-вторых, зависима страхом от сотрудников полиции, которые могли ее посадить, — сказал адвокат вдовы погибшего Земфиры Цкаевой Виталий Зубенко. — Сейчас, во всяком случае, как я понял, она не употребляет наркотики. А сотрудники полиции исполнили свои обязательства, и она села в тюрьму».

Показания Битиевой прямо говорят о том, что полицейские мешали раскрытию преступления.

«У нас есть возмущение, почему эти двое сотрудников полиции не были привлечены сразу к уголовной ответственности. Ведь фактически из-за них преступление не было раскрыто сразу. Надо всерьез задуматься о том, чтобы добиваться привлечения к ответственности этих сотрудников», — сказал Зубенко.

Владимир Цкаев скончался 31 октября 2015 года после допроса в отделении полиции по подозрению в причинении огнестрельного ранения сотрудника ОМОНа. Официальная причина его смерти — асфиксия от удушения пластиковым пакетом. Владимир Цкаев, как выяснилось позже, оказался полностью невиновен. Сейчас на скамье подсудимых находится десять сотрудников Иристонского ОВД по г. Владикавказу, которые обвиняются в различных преступлениях, связанных с этим инцидентом — от служебного подлога до причинения тяжких телесных повреждений, приведших к смерти. Это начальник отделения Сослан Ситохов и девять его подчиненных: Шота Майсурадзе, Аслан Хохоев, Георгий Цомаев, Алан Бигаев, Спартак Бузоев, Владимир Валиев, Ацамаз Датиев, Олег Дзампаев, и Азамат Цуккиев. Никто из них не признает свою вину, двое заключили сделку со следствием.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: