«Дома ребенку никто не калечит психику»: омские родители встали в пикеты за семейное образование – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Дома ребенку никто не калечит психику»: омские родители встали в пикеты за семейное образование

«Дома ребенку никто не калечит психику»: омские родители встали в пикеты за семейное образование

Законодательное собрание Омской области приняло законопроект об отмене компенсации родителям, чьи дети перешли на семейное образование. Выплата компенсации прекращается с 1 сентября 2019 года. Решение традиционно приняли без общественного обсуждения, родителей поставили перед фактом, что привело к акциям протеста.

Первый одиночный пикет прошел еще в четверг 29 ноября, в день принятия законопроекта, у стен Законодательного собрания Омской области. На выходных активисты решили переместиться под окна губернаторской квартиры, а с понедельника обещают начать пикетировать Дом правительства. Таким образом они надеются «предотвратить подписание законопроекта губернатором Александром Бурковым».

«Злоупотребления — не родительская проблема»

Позиция регионального Министерства образования заключается в следующем: качество образования, получаемое на дому, контролировать невозможно. Кроме того, Минобр столкнулся со случаями злоупотребления со стороны семей из других регионов, которые получают временную регистрацию на территории Омской области ради того, чтобы получить компенсацию. И, видимо, решающий аргумент: выплата федеральным законодательством не предусмотрена и является дополнительным расходным обязательством для бюджета.

Родители детей, находящихся на семейном образовании, этой позицией удивлены и шокированы. Во-первых, качество образования еще как контролируется: компенсацию они имеют право получить только после успешной аттестации ребенка в муниципальной школе (знание школьной программы у «семейников» проверяют один-два раза в год). В случае «проваленной» аттестации деньги не выплачиваются. Во-вторых, злоупотребления при получении компенсации — это никак не родительская проблема. «Это вопрос к тем, кто допускает незаконные выплаты компенсаций. Мы-то здесь причем? — возмущаются „семейники“ на форумах и в чатах, — Мы не хотим, чтобы наши дети учились в переполненных школах, подвергались угрозе буллинга и при этом получали образование, уровень которого подчас не выдерживает критики».

Николай Афанасьев вышел холодным субботним утром защитить интересы своих внуков. На его плакате был призыв к Буркову — вернуть «нашим детям и внукам семейное образование».

Его сменил 37-летний Александр Анохин. Старшая дочь Александра, Лада, учится дома. Младших детей он также планировал перевести на семейное образование, как только они достигнут школьного возраста.

Александр Анохин с плакатом. Фото: Лика Кедринская

«Лада, несмотря на то, что ей семь лет, будет готовиться к аттестации за второй класс. Программа первого класса успешно нами пройдена. Самое важное для меня то, что ей нравится учиться. Меня вот, скажу честно, заставляли ходить в школу из-под палки. Нас было 30 человек в классе, и нам было совершенно не до учебы. В младших классах мы были ориентированы на игры, в старших — на общение. И это, однозначно, отвлекало от получения образования».

В роли учителей для Лады выступают Александр и его жена. Если же они не могут объяснить что-то ребенку сами, то приглашают репетиторов. Александр Анохин признался: возможность обучать детей дома — последнее, что удерживает его семью в Омске. Если компенсацию за семейное образование все-таки отменят, они с супругой будут рассматривать варианты переезда в Москву или в Санкт-Петербург.

«В муниципальную школу мы никогда не вернемся»

У активистки Алеси Григорьевой на семейном образовании находится четверо детей.

«Мы увидели все плюсы домашнего обучения и больше в муниципальную школу уже никогда не вернемся, — говорит Алеся. — В школе учитель погружен в бюрократическую трясину. Ему нужно писать отчеты. Ему просто не хватает физических сил, чтобы уделять внимание каждому из 30 учеников. Дома ребенок получает новые знания с радостью, развивается в соответствии со своими способностями и потребностями. Ему никто не калечит психику».

Григорьевы практически все предметы (за исключением английского языка) преподают сами — у обоих супругов высшее техническое образование, позволяющее обучать детей в рамках школьной программы. Кроме того, всегда можно найти различные интернет-ресурсы, которые помогают осваивать необходимые знания.

«Министр образования Омской области Дернова пытается уверить нас в том, что компенсации — это мера социальной поддержки. Но это не так. Федеральным законом предусмотрены различные формы получения образования и обучения, включая образование в семейной форме. При этом у нас подушевое финансирование школ. На каждого ученика государство предусмотрело деньги. И если „душа“ моего ребенка „ушла“ из школы, то и деньги должны последовать за ней, ведь когда мы забираем детей на домашнюю форму обучения, мы берем на себя все бремя затрат. А по Конституции РФ нам гарантировано право на бесплатное получение образования. Значит, нам должны компенсировать наши расходы».

Плакат Николая Афанасьева. Фото: Лика Кедринская

Григорьева считает, что «семейники» экономят государственные средства: не надо строить новые школы, ремонтировать их, платить зарплаты учителям.

Помимо прочего, министр Татьяна Дернова указала на то, что «такая компенсация сохраняется только в пяти регионах страны». Григорьева с такой расстановкой акцентов не согласна:

«Подается информация так, что компенсация за семейное образование осталась только в пяти регионах. На деле же Омская область благодаря активной деятельности мам оказалась в авангарде. Остальные нас просто еще не догнали».

Если закон будет все-таки подписан губернатором, «семейники» готовы судиться и с главой региона, и с Министерством образования Омской области, и с Законодательным собранием.

Выплата компенсаций в Омской области началась с 2013 года. Размер компенсации для начальной школы составляет 7816 рублей в месяц, для 5−9 классов — 9770 рублей. На каждого старшеклассника положено 11 724 рубля. Размер компенсации определили, оттолкнувшись от норматива ежегодных финансовых затрат на одного учащегося средних классов: для Омской области он составляет 117 тысяч 242 рубля.

Популярность домашней формы обучения стремительно растет: если пять лет назад на семейном образовании было только семь детей, то в 2018 уже около 1200.

В 2016 году Министерство образования Омской области уже предпринимало попытки внести в закон поправки, которые бы отменяли выплаты компенсаций за обучение на дому. Тогда чиновники пытались сослаться на то, что такая форма образования, как обучение ребенка в семье, не регламентируются никакой нормативной базой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: