МБХ медиа
Сейчас читаете:
Илья Фришман: «Я сам — объект для националистических выпадов»

Илья Фришман: «Я сам — объект для националистических выпадов»

Омский областной суд 1​4 июня отменил решение суда первой инстанции, признав 31-летнего дизайнера из Омска Илью Фришмана невиновным в пропаганде нацистской атрибутики. Напомним, что сотрудник Центра «Э» Алексей Аксёнов, инициировавший разбирательство, счел, что в противоречие с законом вступают четыре ролика, размещенные в «сохраненных видео» на странице ВК Фришмана в 2010—2011 годах. Один из роликов был скетчем «Штирлиц. Капитуляция» из популярного юмористического шоу «Большая разница», транслировавшегося по «Первому каналу». Три других представляли собой плоды сетевого творчества — отрывки из фильма «Бункер» о войне, с новой, юмористической озвучкой. ​ ​

11 апреля 2019 года Аксенов составил на Илью Фришмана административный протокол по статье 20.3 ч.1 КоАП (Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики). В тот же день Первомайский районный суд Омска оштрафовал Илью Фришмана на 1000 рублей за пропаганду нацистской символики. Судья не принял во внимание семейную драму омича, о которой тот рассказал на судебном заседании: прабабушка Ильи​ погибла в газовой камере Хелмно, а прадед сгинул в немецком гетто.


«Будучи потоком жертв Холокоста, я никогда бы не стал пропагандировать фашизм, — заявил Илья Фришман. — Я сам нередко становлюсь объектом для националистических выпадов, когда люди узнают, что я еврей».​


Дело получило широкую огласку. 6 мая 2019 года стало известно, что прокурор САО г. Омска Павел Попов внес протест на постановление по делу об административном правонарушении. Попов попросил областной суд отменить незаконное постановление суда первой инстанции, поскольку «в данном случае не усматривается пропаганды фашистских идей и проявлений фашизма, изображение свастики не является актом публичной демонстрации и не направлено на реабилитацию фашизма». Прокурор отметил, что запрет на показ фильмов с использованием нацистской военной формы без учета контекста может привести «к запрету показа всех документальных (в том числе кинохроники) и художественных фильмов о Великой Отечественной войне». ​


21 мая в Омском облсуде прошло первое заседание по делу Ильи Фришмана. Сотрудник ЦПЭ Алексей Аксенов рассказал, что на постоянной основе мониторит группы «националистического характера» и «экстремистской направленности» в сети ВК, а также аккаунты их подписчиков. В одном из таких пабликов, по словам «эшника», состоял и Илья Фришман. На вопрос суда, в чем заключается «экстремистская направленность» группы, Алексеев пояснил, что в ней «размещаются ролики и картинки, оскорбляющие действующую власть».


По мнению Аксенова, сохраненные Фришманом ролики не просто публично демонстрировали нацистскую символику, но и содержали элемент пропаганды.
«Если мы будем размещать подобные ролики, то пострадает такое понятие, как память советского народа о жертвах нацизма. Там нацисты какие-то весёлые, а по сути это не так. За нацизмом стоит огромное количество жертв, — пояснил он суду. — А демонстрация символики это есть элемент пропаганды».


Аксёнов также отметил, что отказывается от претензий по одному из четырёх роликов — той самой пародии из «Большой разницы», которая вызвала столь большой резонанс, так как, по его словам, он вписал этот скетч в протокол «ради большей информативности».
Представитель прокуратуры подтвердил, что не усматривает состава административного правонарушения в действиях Фришмана, так как он не преследовал цели воссоздать положительный образ фашистов или пропагандировать нацизм. Кроме того, сотрудник надзорного органа внес ходатайство о проведении лингвистической экспертизы роликов.
С выводами эксперта — заведующей кафедрой русского языка ОмГУ, доктора филологических наук, профессора Ларисы Бутаковой — суд ознакомился 4 июня.
Бутакова посчитала, что проанализированные ею отрывки — это «художественные произведения», в которых нет восхищения нацистской доктриной или солидаризации со взглядами фашистов. Зато есть комический эффект и пародирование. Цель этих роликов — вызвать смех. «Пропаганды тут не может быть по определению», — заявила Лариса Бутакова.


14 июня Омский областной суд постановил отменить решение суда первой инстанции. Сотрудник ЦПЭ Алексей Аксёнов на финальное судебное заседание не пришёл. К слову, майор Аксёнов известен в Омске также тем, что выступает в колледжах и техникумах с лекциями, посвящёнными профилактике экстремизма и терроризма в интернете.

Илья Фришман после суда признался, что надеялся именно на такой исход дела, потому что штрафовать человека за ролики, являющиеся «продуктом юмористической интернет-культуры» — это абсурд.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: