МБХ медиа
Сейчас читаете:
История «Черновика». Как преследуют независимую газету на Северном Кавказе

История «Черновика». Как преследуют независимую газету на Северном Кавказе

На Северном Кавказе немного независимых средств массовой информации. В 2011 году в комментарии Газете.ru член Московского центра Карнеги Алексей Малашенко сказал про издание «Черновик»: «Это самая популярная дагестанская газета, и, когда говорили о независимой прессе в Дагестане, имели в виду именно ее». Утром второго октября в издание пришли с обыском в рамках уголовного дела против одного из редакторов «Черновика». «МБХ Медиа» рассказывает, как и из-за чего преследуют дагестанский ежедневник уже как минимум десять лет.

Листовки анонимов и убийство издателя

Заместитель главного редактора «Черновика», Магомед Магомедов рассказал «МБХ Медиа», что преследовать издание начали почти с момента его создания. В 2003 году газета столкнулась с тем, что ее тиражи выкупались, на владельцев торговых точек давили, пытаясь вытеснить газету с прилавков. Киоски, продолжавшие продавать «Черновик», поджигали. В 2008 году в домах сотрудников газеты прошли обыски по делу об оправдании терроризма. Дело тогда завели против пятерых журналистов «Черновика», но вскоре прекратили — экспертиза не нашла признаков преступления в материалах газеты, и Верховный суд Дагестана оправдал журналистов.

Пятого сентября 2009 года стали появляться новости том, что в Махачкале распространяются «расстрельные списки» людей, которым, по мнению анонимных авторов листовок, следует отомстить за гибель правоохранителей и мирных граждан. В списке был основатель и издатель «Черновика», член экономического совета при президенте Дагестана Хаджимурад Камалов. Через два года, 15 декабря 2011, Камалова убьют на выходе из редакции. Магомедов рассказывает, что расследование убийства «стопорилось на каждом этапе», следствие отказалось предполагать, что напали на Камалова из-за его общественной деятельности. Длительное время расследование не уходило из районного СК. Потом оно раз за разом под давлением общественности будет переходить в вышестоящие комитеты, вплоть до момента, когда попадет в Москву, под личный контроль главы СК Бастрыкина. В таком виде убийство расследуется до сих пор.

Хаджимурад Камалов. Фото: Сергей Расулов / NewsTeam / ТАСС

Дело Гаджиева

По словам Магомедова, после убийства Камалова преследовать газету стали меньше, но 14 июня 2019 года на допрос в дагестанский следственный комитет вызвали редактора отдела религии «Черновика» Абдулмумина Гаджиева. Там ему сообщили, что на него заведено уголовное дело по статье о содействии террористической организации. Причиной для возбуждения дела стало опубликованное на «Черновике» интервью, в котором Гаджиев якобы «осуществил организацию терроризма», призвав перечислять деньги в фонд, будто бы связанный с ИГ (организация запрещена в России. — «МБХ медиа»).

В десять утра второго октября в офис газеты «Черновик» пришли с обыском. Сотрудники правоохранительных органов без опознавательных знаков оцепили редакцию. Возглавлял группу следователь, который ведет дело Гаджиева. В редакции позволили остаться только одному сотруднику, пропустили только одного адвоката. В «Черновике» заявили «МБХ Медиа», что не уверены, что этого количества людей хватит, чтобы следить за ходом обыска в двухэтажном офисе. Там опасаются, что правоохранители могут что-то подкинуть в редакцию.

Фото: t. me/abdmumin

Зачем портить «Черновик»?

У Дагестана долгая и тяжелая история религиозного противостояния мусульманских конфессий, не раз выливавшаяся в конфликты с человеческими жертвами, в том числе и в виде террористических актов. «Когда государство вмешалось в религиозный раскол республики, которой мог бы решаться на уровне богословов, он перерос в серьезное противостояние — появилось подполье,» — говорит Магомедов. Несмотря на уже разгоревшейся конфликт, по его словам, многие религиозные деятели хотели решить его миром. «Черновик» писал об этом, как впоследствии стал писать и о внесудебных казнях в республике.

Другой важным событием во взаимоотношениях властей и газеты стало убийство двух пастухов, братьев Гасангусеновых. Их тела обнаружили недалеко от села, в котором они жили, они были убиты из огнестрельного оружия, на них была камуфляжная форма. Местные жители обратили внимание на то, что количество пулевых отверстий на телах и на камуфляже не совпадает. Они предположили, что преступление было совершено сотрудниками спецназа ФСБ по ошибке. «Черновик» активно освещал эту тему. По мнению Магомедова, именно после этих событий «затишье» от убийства Камалова кончилось и преследование «Черновика» возобновилось.

Десятого сентября суд выбрал для Гаджиева меру пресечения — его арестовали на два месяца. Обыск 2 октября закончился ближе к вечеру — силовики изъяли три системных блока и журналистские конспекты. Задержаний не было.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: