«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель» – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

Сегодня, 3 сентября, Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение и направила в суд уголовное дело пермского бизнесмена Сергея Щербакова. Его мини-отель «Карамель», расположенный в подвале, оказался затопленным кипятком из уличной теплотрассы. Не успели спастись и погибли пятеро постояльцев, в том числе ребенок, ожоги получили еще трое. Одним из свидетелей по делу об оказании гостиничных услуг, не отвечающим требованиям безопасности, проходит Сергей Агеев — замначальника службы эксплуатации ООО «Пермская сетевая компания» («ПСК»). Он же значится обвиняемым по другому уголовному делу — о нарушении требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, расследование по которому продолжается.

«Мы в подвале»

К уголовному делу Щербакова приобщены 52-секундная аудиозапись и распечатка телефонного звонка, поступившего в диспетчерскую пермского ГКУ «Гражданская защита» в ночь на понедельник 20 января 2020 года:

Женщина: Мама! Там уже что-то замыкает!

Диспетчер: «Сто двенадцать», что у вас случилось?

Женщина: Девушка, у нас кипяток, трубу прорвало. «Карамель»! Адрес: Советской Армии, двадцать один.

Диспетчер: Пермь?

Женщина: Пермь, Пермь! Буся, сиди!

Диспетчер: Советской Армии сколько у вас?

Женщина: У нас кипяток, мы тонем в кипятке, мы в подвале, девушка, пожалуйста!

Диспетчер: Советской Армии сколько? Не кричите, пожалуйста.

Женщина: Двадцать один! У нас замыкает все тут!

Диспетчер: Квартира?

Женщина: Это не квартира, это мини-отель! В подвале люди орут! Ради бога, пожалуйста, девушка!

Диспетчер: Ожидайте!

Просила о помощи 43-летняя Наталья Шац, мастер ПАО «Уралкалий». В воскресенье, 19 января, женщина привезла из Соликамска в Пермь 4-летнюю дочку на обследование — в расположенную через дорогу от мини-отеля детскую больницу. Как сообщили потом на допросе в СКР сын и мать Натальи, в телефонных разговорах она рассказала о прогулке по центру Перми и посетовала, что в гостинице холодно, что поменяла забронированный номер на более комфортный. Настроение у Натальи было хорошее, после 21 часа она собиралась укладывать дочку — поскольку утром надо было рано вставать, прием у врача назначен на 8 часов.

Никто не мог подумать, что утро для Натальи и дочки не наступит никогда.

«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

Это зарешеченное окно — единственное в гостинице. Фото: Михаил Лобанов / «МБХ медиа»

Бездействие онлайн

Первый сигнал об аварии на магистральной теплосети поступил еще днем в воскресенье 19 января. Около 17 часов в диспетчерский пункт «Лайм он Лайн» позвонила неизвестная женщина:

Неизвестная: Здравствуйте, вы знаете, по улице Чайковского, где-то дом 27 пар идет из этого…

Диспетчер: Угу, вы по этому адресу живете?

Неизвестная: Я — нет, нет.

Диспетчер: А нужно позвонить, чтобы вот люди, которые живут вот по этому адресу. Нужно, чтобы они позвонили.

Неизвестная: Ну, мы рядом вообще-то живем. Я — на Советской Армии, угол с Чайковского.

Диспетчер: Если мы заявку оформим на вас, то когда будут спрашивать, звонить, связываться с вами?

Неизвестная: Дак, а зачем со мной-то?

Диспетчер: Для того, чтобы выбрать время, посмотреть что там (…)

Неизвестная: Ну там… Мы тоже от этой котельной питаемся. Тоже оттуда же. Пар идет в двух местах.

Диспетчер: Ну вот нужно, чтобы позвонили люди, которые живут по этому адресу.

Неизвестная: Ну ладно.

Диспетчер: Угу, до свидания.

Неизвестная: До свидания.

Как установило следствие, через восемь часов после этого диалога, около 1 часа 12 минут 20 января произошел порыв стальной магистральной трубы — и вода, перегретая до 150 градусов Цельсия, потекла по железобетонному лотку. Примерно в 100 метрах от места аварии кипяток попал через незагерметизированный ввод пластиковой трубы холодного водоснабжения в подвал жилой пятиэтажки по улице Советской Армии, 21. Расположенный в подвале мини-отель в течение нескольких минут затопило на уровень около 80 сантиметров. Наталья Шац и ее дочка, гостившие по соседству две девушки и мужчина не сумели выбраться и погибли. Одолевшие путь к единственному выходу двое мужчин и женщина получили ожоги от 15 до 45 процентов тела, вынесенный на руках 3-летний мальчик остался невредимым.

«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

Фото из материалов дела

Подвальный сервис

«Намеревались 20 января вести ребенка на консультацию в онкологический диспансер. Гостиницу подобрали по объявлению в интернете, так как рядом с диспансером, — на допросе сообщил потерпевший Олег Ужегов, инженер-механик ПАО „Уралкалий“ из Березников. — Приехали с женой и сыном 19 января около 19 часов. Только по прибытии узнал, что гостиница располагается в подвале, никакого упоминания об этом в интернете не было. Заплатила жена за номер 2850 рублей».

Российское законодательство запрещает размещение жилых помещений в подвалах жилых многоквартирных домах. Однако индивидуальный предприниматель Сергей Щербаков еще в 2015 году произвел самовольную перепланировку, поставил в подвальном помещении перегородки для обустройства комнат-номеров. Ширина коридоров — около 80 сантиметров, что не отвечает требованиям для безопасной эвакуации людей. Второго эвакуационного выхода нет. Щербаков не стал закрывать опасную гостиницу и после предписания, выданного Госпожнадзором в феврале 2019 года.

Узнав ночью 20 января 2020 года о трагедии, молодой бизнесмен скрылся из России, улетел в Минск — и далее в Стамбул. Вернувшись 30 января из Турции, бизнесмен был задержан в аэропорту «Кольцово» в Екатеринбурге, доставлен в Пермь и отправлен в СИЗО. Ему предъявлено обвинение в оказании услуг, не отвечающим требованиям безопасности, повлекшем по неосторожности смерть более двух лиц (часть 3 статьи 238 УК РФ).

«Я готов нести гражданско-правовую ответственность по возмещению материального и морального вреда перед потерпевшими (…) Я повторно настаиваю на возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц ООО „ПСК“, так как их бездействие по надлежащему содержанию сетей продолжает создавать угрозу жизни и безопасности всех жителей Перми, которые по воле случая могут оказаться вблизи от старого, готового прорваться в любой момент трубопровода», — заявил обвиняемый Щербаков на допросе 23 июня 2020 года.

«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

Сергей Щербаков. Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Без лицензии и проверок

Через три недели, 14 июля, Главное следственное управление (ГСУ) СКР действительно возбудило уголовное дело о нарушении требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшем по неосторожности смерть более двух лиц (часть 3 статьи 217 УК РФ). Уже 4 августа обвиняемым стал замначальника службы эксплуатации ООО «ПСК» Сергей Агеев.

Ранее, на допросе в качестве свидетеля по делу Щербакова, этот менеджер подтвердил подписание 4 февраля 2016 года акта осмотра по адресу «Карамели». В бумаге зафиксировано отсутствие герметизации на вводе трубы холодного водоснабжения.

«Составлял со слов Перевозчикова Константина Георгиевича (старший мастер ООО „ПСК“. — „МБХ медиа“), сам в канал не спускался (…) Я даже не помню, составлял ли этот акт в кабинете или выходил вместе с Перевозчиковым на место», — сообщил Агеев. Говоря о техническом состоянии теплотрассы, он признал, что приборы учета на ближайшем ЦТП не работали — показывали некорректные данные. Из-за этого, в частности, начало аварии не было замечено службой эксплуатации и все завершилось роковым прорывом.

Проведенная по делу Щербакова судебная строительно-техническая экспертиза дала следствию весомые улики. Оказывается, трубопровод с 25-летним сроком службы проложен в 1993 году. После истечения этого срока в 2018 году в планы замены на ближайшие годы он не ставился. Стальная труба наружным диаметром 426 миллиметров и толщиной 9 миллиметров истончилась по стенке до 1,4 миллиметра. Разрушенный участок имеет размеры 220 на 120 миллиметров, рядом отмечены отверстия диаметром до 2 миллиметров. По соседству выявлены два замененных участка трубопровода — признаки предыдущих аварий. Эта подающая магистраль должна относиться к третьему, среднему, классу опасности. Однако в свидетельстве о регистрации от 29 ноября 2013 года указан четвертый, низкий, класс опасности.

«Для регистрации в государственном реестре опасных производственных объектов эксплуатирующая трубопровод организация представила неполные и недостоверные сведения», — заключили эксперты. И пояснили, что при третьем классе опасности необходимо иметь лицензию, плановые проверки Ростехнадзора осуществляются не чаще, чем один раз в течение трех лет. При четвертом классе лицензия не требуется, плановые проверки не проводятся.

«Мы тонем в кипятке!». В суд направлено первое дело о трагедии в пермской гостинице «Карамель»

Комната № 6, за облицовкой которой скрывалось отверстие к теплотрассе. Фото из материалов дела

Километры и миллиарды

СКР выяснил, что ООО «ПСК» обслуживает в Перми 320 ЦТП, 731,8 километра магистральных и 925,5 километра квартальных распределительных сетей. С их помощью обеспечивается теплоснабжение 8282 объектов, в том числе 5615 жилых многоквартирных домов. Согласно ЕГРЮЛ, уставный капитал этой пермской организации превышает 1,19 миллиарда рублей. Ее единственным учредителем выступает ПАО «Т плюс» из подмосковного Красногорска с уставным капиталом более 44,46 миллиарда рублей. Бенефициаром этого общества, которое ведет деятельность в 16 регионах России, считается бизнесмен Виктор Вексельберг. Его состояние журнал Forbes в 2020 году оценил в $10,5 миллиарда и поставил на 12 место в рейтинге богатейших россиян.

Родственникам каждого из пяти погибших в «Карамели» подконтрольное Вексельбегу ООО «ПСК» выплатило по 2,02 миллиона рублей. Выжившей женщине, которая пять месяцев залечивала ожоги в Москве, перечислен 1,2 миллиона рублей. Двум потерпевшим мужчинам предоставлена компенсация по 900 тысяч рублей.

От обвиняемого Щербакова выжившим потерпевшим выплачено по 30−40 тысяч рублей. Общая сумма гражданских исков по его делу превышает 20 миллионов рублей. Не исключено, что требования о компенсации будут предъявлены и к двум другим обвиняемым. Помимо менеджера Агеева из ООО «ПСК» в криминале уличен капитан внутренней службы Разиф Исмакаев, инспектор Госпожнадзора.

По версии следствия, Исмакаев допустил халатность, повлекшую по неосторожности смерть более двух лиц (часть 3 статьи 293 УК РФ). Выявив при проверке 25 февраля 2019 года нарушения пожарной безопасности в мини-отеле «Карамель», капитан не наложил временный запрет на его деятельность, ограничился предупреждением в адрес бизнесмена Щербакова.

Для устранения нарушений был установлен необоснованно длительный срок — до 3 февраля 2020 года.

Давшие подписку о невыезде Исмакаев и Агеев считают себя непричастными к криминалу, расследование против них продолжается. Утвердив 3 сентября обвинительное заключение в отношении Щербакова, заместитель генпрокурора России Сергей Зайцев направил уголовное дело на рассмотрение в Индустриальный районный суд Перми. При исследовании всех собранных улик в судебном заседании вновь прозвучит запись с голосом Натальи Шац: «Мы тонем в кипятке, мы в подвале!»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: