МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Не понимая менталитет»: зачем азербайджанцы в Дербенте сломали ворота мечети и напали на русского чиновника

В дагестанском Дербенте 15 марта после утреннего намаза сотни возмущенных азербайджанцев пошли на древнюю крепость-музей Нарын-кала, руководит которой новый русский директор. Они требовали извинений и, по данным мэрии, кричали националистические лозунги. Версий о причинах недовольства несколько. По одной из них, азербайджанцы увидели в русском директоре агента влияния лезгин, еще по одной — они недовольны увольнениями сотрудников музея. Самих же лезгин беспокоит влияние Баку на азербайджанцев.

Робот Мамед и «мертвые души»

Несанкционированное шествие жителей исторической части Дербента вылилось в беспорядки, сообщал «Кавказский узел». Накануне в инстаграме главы города Хизри Абакарова появилось «разоблачительное видео», где новый директор ГБУ «Дербентский государственный историко-архитектурный и художественный музей» Виктор Чесноков проводит ревизию.

View this post on Instagram

государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник" Виктор Чесноков дал информацию о ходе приема им дел. Эти же данные были направлены в Министерство культуры Республики Дагестан. Хочу поделиться с вами этой информацией. Предварительный анализ состояния дел, конечно, совершенно не вызывает оптимизма. Первое, что бросилось в глаза — система учета за билетной кассой. Не надо быть большим аналитиком, чтобы понять подозрительную разницу между показателями с начала марта, после смены руководства музеем, и до этого периода. Виктор выявил несколько «мертвых душ» — эти люди числились в музее, получали заработную плату, но на работе их никто не видел. Целый перечень сотрудников музея — близкие родственники, друзья и родственники друзей бывшего директора. У нового руководства возник вопрос — на каких основаниях работают коммерческие объекты на территории крепости «Нарын-Кала». Выяснилось, что ни на каких. Бухгалтерия не обладает соответствующими договорами. Единственный договор есть с фирмой, которая осуществляла торговлю сувенирной продукцией в разных точках крепости, а оплата за это шла всего 5 000 рублей в месяц. Открылись очень удивительные факты, например, робот Мамед, который стал настоящей сенсацией, не принадлежит музею, его собственников является сотрудник музея, который сдает его в аренду за 35 тысяч рублей. А уголок, в котором чеканили монеты с изображением крепости, исчез, так как им владело частное лицо. Непонятна система учета за музейными экспонатами, очень много ошибок в их описании. В запущенном состоянии находятся хранилища музейной коллекции, обнаружено отсутствие археологических находок, переданных на хранение Дербентской археологической экспедицией в 2015 году, лично бывшему директору Ибрагимову А. М. Зачастую предыдущим руководством музея фальсифицировались исторические факты. Старший научный сотрудник музея Гусейн-бала Гусейнов подготовил для Ибрагимова А. М. доклад для выступления на круглом столе по теме «Первые суфийские шейхи России. Вклад исламского наследия в духовное развитие российского общества», который состоялся 19 февраля в Общественной палате РФ в Москве. В

A post shared by Хизри Абакаров (@glava_derbenta) on

В ролике говорится об обнаруженных «черной кассе», «мертвых душах» и незаконных торговых точках на музейной территории.

Музейный комплекс в Дербенте занимает площадь более 1500 гектаров, включает семь музеев и более 400 исторических и культурных памятников, часть которых относится к жилой застройке. При этом состояние объектов «Музея — заповедника» и качество обслуживания посетителей «из года в год ухудшается, снижая туристическую привлекательность», — писал в своем инстаграме мэр Абакаров примерно за месяц до этого, 15 февраля. Особенно мэр отмечал, что на территории заповедника «организованы кафе, рестораны, торговые точки, имеются незаконно возведенные строения, выявлены несанкционированные стихийные свалки». Через 10 дней директор музея, этнический азербайджанец Али Ибрагимов, был уволен «по собственному желанию», а в начале марта новым директором стал Виктор Чесноков, ранее возглавлявший Центр развития туризма Дербента.

Как рассказал Чесноков «МБХ медиа», в музее числились сотрудники, которые не выходили на работу, но получали заработную плату. Их уволили. Практически все они из ближайшего окружения бывшего директора, которого в городе называли «Али-колхоз» (в середине 2000-х он работал председателем колхоза. — «МБХ медиа»), как нам рассказал главный редактор «РИА Дербент» Милрад Фатуллаев.

Директора особенно возмутило, что известного в Дагестане робота Мамеда, который стал еще одной музейной достопримечательностью, сдает музею в аренду его же сотрудник за 35 тысяч рублей в месяц. «Ничего себе», — сказал на видео робот после слов директора.

«Несостоявшийся диалог с учетом вспыльчивости характеров»

В состав музейного комплекса входит Дербентская крепость, строительство которой началось в VIII веке. Она находится в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. От цитадели Нарын-кала до моря идут две длинные крепостные стены. Между ними расположены магалы — кварталы, населенные этническими азербайджанцами.

На них приходится треть населения города, еще треть составляют лезгины, русские — меньше 4%.

В поход на крепость возмущенные азербайджанцы двинулись после намаза и проповеди, которую ахунд шиитской мечети (у суннитов это имам) читает обычно на злобу дня, рассказал Милрад Фатуллаев. Прихожан возмутила политика нового недавно назначенного директора музея-заповедника.

В ролике с места событий видно, как толпа окружила нового директора дербентского музея-заповедника Виктора Чеснокова. Ему кричали: «Извиняйся на камеру, б**!», «Сученок, б**!».

«Чесноков к ним навстречу вышел, в ответ на свое объяснение услышал только крики, оскорбления. Полиция оттуда его вывела», — рассказывает Фатуллаев.

Полиция задержала 17 участников шествия, на них составлены протоколы по статье о мелком хулиганстве. Администрация Дербента заявила, что на сходе «звучали тезисы крайне националистической направленности», а затем территория мечети, откуда пришли протестующие, была «осквернена нецензурной бранью». Они хотели вернуться обратно в мечеть, но их туда не пустили, поэтому они разломали старинные ворота и все-таки попали внутрь, рассказывает Фатуллаев.

Сам Чесноков себя пострадавшим не считает и обращаться в правоохранительные органы не собирается. «Это несостоявшийся диалог с учетом южного менталитета, вспыльчивости характеров, — говорит он. — На встрече звучало два основных вопроса: почему происходят увольнения людей и почему в сети появился фильм».

«В музее работают женщины, а у нас в городе все друг друга знают, снимать их — у нас менталитет не позволяет. Это и вызвало у людей такую реакцию», — объясняет председатель Национально-культурной автономии азербайджанцев Дербента Тельман Таирли.

«Фильм снимался на территории музея, на моем рабочем месте. Я не вижу тут ужасных фактов. Сам я этот фильм нигде не размещал», — комментирует Чесноков. Фильм был опубликован главой города — аварцем по национальности.

Робот-экскурсовод Мамед. Фото: Елена Афонина / ТАСС

«Основатели» против «понаехавших»

По словам Фатуллаева, азербайджанцы считают себя основателями древнейшего города на территории России (впервые город упоминается в VI веке до н.э. — «МБХ медиа»), а остальные народы считают «понаехавшими». После распада СССР лезгины вышли на первое место по численности в городе, хотя до Октябрьской революции их было меньше 1%. Это объясняется урбанизацией — переездом лезгин из сел, сказал «МБХ медиа» заместитель главного редактора «РИА Дербент» Амиль Саркаров.

На фоне резкого изменения национального состава города у азербайджанцев появилось опасения за сохранность своего жилья.

По словам Виктора Чеснокова, одной из причин гнева азербайджанцев стал слух о том, что их дома между крепостными стенами будут выставлены на аукцион. «Это не то, что я говорил. Это фраза была взята из контекста разговора между специалистами, которые обсуждали как регистрировать археологические находки, которые могут находить жители на своих участках. Обсуждался вопрос, как сделать так, чтобы люди отдавали находки государству», — говорит Чесноков.

Также в исторических кварталах разрастается характерный для Дагестана самострой. «Эти дома постоянно разрастаются, появляются пристройки, — рассказывает Фатуллаев. — Они примыкают прямо к крепостным стенам, хотя должно быть расстояние в 10 метров. Вдобавок пробивают в этих стенах удобные для себя выходы. Чесноков, видимо, не совсем понимая восточную природу жителей, не понимая менталитет, с российской прямотой сказал, что если у кого-то документы не в порядке, то будет стоять вопрос о демонтаже строений». «Эти проблемы были всегда. Они и в дальнейшем будут», — говорит Чесноков.

Влияние Баку

По еще одной версии недовольство азербайджанцев было инспирировано бывшим директором музея Али Ибрагимовым. По словам Фатуллаева, у директора обширные связи.

«Этот конфликт имеет давнюю историю. У Ибрагимова периодически были конфликты с предыдущими мэрами. Устойчивость его позиции обеспечивалась тем, что он имел давние связи с диаспорой, имел поддержку Баку, а также поддержку некоторых людей в Махачкале: один из его родственников — заместитель прокурора республики Дагестан. На месте его еще поддерживает директор дербентского коньячного комбината, наполовину азербайджанец, депутат Госдумы Мурад Гаджиев», — рассказывает Фатуллаев.

Увольнение Ибрагимова произошло после того, как он выступил против стройки в парке имени Низами Гянджеви, примыкающего к одной из стен Дербентской крепости, где нашли археологические памятники. В парке город планирует построить амфитеатр, мультимедийный фонтанный комплекс, подаренный Дербенту главой Сбербанка Германом Грефом, скейт-парк, спортивные и детские площадки. «Ибрагимов стал препятствовать этим работам, якобы потому, что могли разрушиться культурные слои — в одной части парка обнаружена саркофаги. При этом дагестанские ученые РАН дали заключение, что нарушение культурных слоев не происходит», — рассказывает Фатуллаев.

Фатуллаев считает, что с приходом нового мэра (Хизри Абакаров был избран городским главой в октябре 2018. — «МБХ медиа») Ибрагимов «стал терять коррупционные позиции», так как город возглавил аварец, к тому же человек из команды лезгина — бизнесмена и политика Сулеймана Керимова. «Это ломает их представления о власти в городе. У них был подход, превративший город в общественный туалет. Окружение Ибрагимова раньше безраздельно правило городом, пока на него никто не обращал внимание, пока Путин не подписал указ о праздновании 2000-летия города», — говорит Фатуллаев. Юбилей города праздновался в 2015 году.

В том числе поэтому азербайджанцы на сходе кричали, что русский Чесноков поставлен лезгином Керимовым, чтобы выселить азербайджанцев из магалов. Хотя это совсем не так, уточняет Фатуллаев.

По мнению бывшего директора Ибрагимова, власти собираются строить в парке фонтан «на костях». Представитель азербайджанцев Тельман Таирли говорит, что позиция Ибрагимова не связана с политическими конфликтами — он всегда выступал против стройки. «Еще в 2015 году он приостановил строительство спорткомплекса в парке, на который деньги выделил Азербайджан. Также он отменил строительство азербайджанского театра, — говорит он. — Старый директор много сделал для города, крепость привел в порядок».

Дмитрий Медведев и Али Ибрагимов, 2015 год. Фото: Дмитрий Астахов / пресс-служба правительства РФ / ТАСС

Лезгин Милрада Фатуллаева и Амиля Саркарова беспокоит влияние Баку на дагестанских азербайджанцев. В «РИА Дербент», которым они руководят, выходили статьи, где утверждалось, что некоторые дагестанские политики и общественники поддерживают националистическое турецкое движение «Серые волки» (ранее мы рассказывали о движениях, объединяющих тюркские народы. — «МБХ медиа»).

В ответ СМИ Азербайджана пишут, что азербайджанцы подвергаются в Дагестане нападкам шовинистов. Виновными, помимо армян, называют лезгинские организации, которые якобы хотят создать в Азербайджане «Независимый Лезгизстан». Лезгины второй по численности народ страны с долей около 2%.

Фатуллаев в 2013 году был задержан в Азербайджане, а после объявлен там персоной нон-грата.

«У нас город толерантный»

«Азербайджанцы Дагестана душой находятся в Баку и считают своей главой президента Азербайджана Ильхама Алиева. Оттуда определяется, кому быть руководителем азербайджанских объединений в Дагестане, — говорит Фатуллаев. —  Азербайджанцы традиционно главы Дербентского района, а лезгины — главы Дербента. Если вы зайдете к главе Дербентского района — к этническому азербайджанцу — вы увидите на стене флаг азербайджанской республики, обязательно увидите портреты Гейдара или Ильхама Алиева».

Представитель азербайджанцев Таирли с ним не согласен. Он говорит, что на Баку ориентируются азербайджанцы, приезжающие работать в Дагестан, а рожденные в Дагестане азербайджанцы верны России.

По мнению Фатуллаева, бывший директор Ибрагимов воспользовался этнической солидарностью азербайджанцев на фоне слухов, что лезгинские националисты хотят создать свою республику. «Это проделки Али Ибрагимова, который хочет отступить с возможностью последующего наступления. С возможностью не попасть под уголовное преследование, заручившись такими козырями. Он имеет влияние на жителей магалов. Он каждый раз будут устраивать такие псевдобунты», — говорит он.

Фатуллаев считает, что директор русской национальности уместен на своем посту, такое назначение следует логике, по которой главой Дагестана назначили Владимира Васильева, не жившего до этого в Дагестане, сына казаха и русской. «Местный человек не мог бы справиться с беспорядком в музее, потому что ему бы пришлось увольнять своих родственников, либо вступать в конфликт с другой национальностью», — объясняет Фатуллаев.

Чесноков говорит, что в городской администрации прошла встреча с участием старейшин, где удалось урегулировать конфликт.

По мнению Таирли, межнациональных противоречий в республике на самом деле нет: «У нас город толерантный. Русские в советское время все были грамотными, учили нас в школах. Но после демократии все изменилось — разъехались. Наоборот, надо строить больше церквей и синагог». Саркаров говорит, что выступает за диалог между народами и пытается сглаживать конфликты: «Мы взаимодействуем, хотя можем придерживаться своих позиций. Нужно уважительно относится к друг другу, но при этом приходится отстаивать свои потребности».

Ранее «МБХ медиа» рассказывало, как в Дагестане жители трех кумыкских поселков провели сход, на котором объявили, что запрещают другим народам собираться и готовить плов на «своей» горе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: