МБХ медиа
Сейчас читаете:
Одна неделя изменила историю Екатеринбурга. Как долго продержатся изменения?

Неделю назад, 13 мая в Екатеринбурге начался самый массовый протест в истории города после распада СССР. Поводом стала установка заграждений вокруг сквера в центре города, где власти планируют (по крайней мере, планировали до недавнего времени) построить храм Святой Екатерины. Всю неделю журналисты уральского корпункта «МБХ медиа» освещали события вокруг сквера. Но сегодня впору уже не вспоминать «боевые» заслуги горожан и думать о дальнейших шагах в этой истории, в которой по сей день остается очень много неясностей. Редактор «Урал. МБХ медиа» отвечает на пять главных вопросов о ситуации вокруг сквера у Октябрьской площади в Екатеринбурге и подводит итоги противостояния.

Вопрос 1. Кто защищает сквер? А кто храм?

Строго говоря, ответить на этот вопрос абсолютно точно невозможно. Почти любой из тех, кто был в сквере, наверняка встречал до нескольких десятков знакомых лиц, но это ничто на фоне по меньшей мере пяти тысяч человек, вышедших в сквер в среду, когда акция достигла пика. По некоторым подсчетам, число активистов достигало и 15 тысяч человек. Это неизбежно порождает неограниченные возможности для конспирологии. Так, например, телеведущий Максим Шевченко уже успел заявить, что протест против храма организован властями, дабы отвлечь людей от других проблем.

Со сторонниками храма все куда проще. На Октябрьской площади по сей день встречаются церковные деятели и просто неравнодушные православные. Традиционно вокруг них образуется «круг почета» и начинается дискуссия. Но основная масса православных приезжает в сквер группой и на автобусах. Фактически идет неприкрытая организованная доставка верующих на акцию. Ранее о таких же методах обеспечения людей на акции приходилось слышать во время мартовского православного молебна на месте стройки будущего храма.

Свяженнослужители на субботней прогулке в сквере. Фото: «Анонимный канал Дмитрия Колезева»

Вопрос 2. Как долго это все может продолжаться?

За последние 10 лет для Екатеринбурга это уже вторая продолжительная акция протеста. Первая — митинги «За честные выборы!» в 2011—2012 годах. Но они никогда не проходили несколько дней подряд и завершились одновременно с акциями по всей стране — 6 мая 2012 года.

Протест против храма — первая самостоятельная для Екатеринбурга длительная акция. У протеста нет как таковых лидеров, а значит, возможные сроки зависят больше от силы воли и веры основной массы людей в успех. Впрочем, на данный момент протест фактически приостановлен, а потому вопрос, как долго он продлится после возобновления, упирается в другой: а потребуется ли его возобновлять? В настоящее время митрополит Кирилл уже заявил, что следует убрать забор, установленный вокруг сквера. Возможно, это свидетельствует о соответствующем решении властей.

«Я думаю, что острая фаза кризиса позади. После демонтажа забора это станет очевидным и дальше нас ждет долгий путь поиска решений, чтоб желающие построить церковь ее построили. В том, что в сквере ничего строить не будут, я уверен на 95 процентов» — заявил в интервью «Урал. МБХ медиа» политолог Федор Крашенинников.

Вопрос 3. Испугалась ли власть протестующих?

Очевидно, что власть не хочет идти на принципиально силовое решение конфликта. В первый же день попытка тупо выдавить людей из сквера руками телохранителей РМК (одного из спонсоров строительства храма) спровоцировала лишь многократное увеличение активности горожан. Последовавшие задержания и аресты активистов также лишь подлили масла в огонь. Идти на московско-питерский, а тем более чеченский сценарий подавления протеста в Екатеринбурге, судя по всему, не хотят.

Вопрос 4. Если не в сквере, то где?

Идея о том, чтобы найти альтернативную площадку для храма Святой Екатерины, поднималась при каждом из обсуждений строительства. Чаще других звучит предложение построить церковь на Площади 1905 года вместо памятника Ленину или рядом с ним. Однако такой расклад, кажется, может вызвать еще более широкие протесты, чем сейчас. Если церковь поставят на месте памятника, это станет вызовом для КПРФ и прочих левых организаций, чтящих память о вожде Октябрьской революции. Если храм поставить рядом с памятником, то, во-первых, это будет смотреться абсурдно. А во-вторых, под его строительство придется полностью или частично ликвидировать популярную автостоянку, что вызовет огромные трудности у автолюбителей, живущих и работающих в центре города. А значит, за таким решением легко может последовать протест автомобилистов.

Среди других вариантов называются различные пустыри и бесхозные площадки, в том числе через дорогу от сквера у Октябрьской площади. Но пока власти явно не смотрят в эту сторону.

Вопрос 5. А оно вообще надо?

В феврале православная активистка Оксана Иванова в интервью «Урал. МБХ медиа» объясняла необходимость храма историческим контекстом — это был первый храм в городе (1723 года постройки), в нем крестили и отпевали многих известных уральцев.

Пожалуй, историческое воссоединение с дореволюционным Екатеринбургом — это главный аргумент православных верующих в пользу строительства храма. Очевидной надобности в нем нет. В одном только центре Екатеринбурга в настоящее время стоят Храм-на-Крови, церковь Вознесения, храм «Большой Златоуст». Людей в этих храмах можно встретить не слишком много. Зачем в таком случае строить четвертый большой храм в центре для горожан, не вовлеченных в церковную жизнь, остается загадкой.

Воскресная литургия в храме «Большой Златоуст» в Екатеринбурге. Фото: Урал. МБХ медиа

Итоги. Сквер по-прежнему в руках Козицына и Алтушкина

Несмотря ни на какие промежуточные успехи, пока очевидно: решение Екатеринбургской городской Думы о передаче земли сквера у Октябрьской площади в руки ООО «Храм святой Екатерины», аффилированного с промышленными гигантами «РМК» Игоря Алтушкина и «УГМК» Андрея Козицына, остается в силе. Это означает, что даже в случае прямых обещаний не возводить храм на месте сквера ничто не помешает свердловским олигархам в любой момент возобновить строительство. В частности, это может случиться зимой, когда протест не сможет собрать тысячи людей по причине морозов.

Пример заразителен

На фоне происходящего в других городах, случившееся в Екатеринбурге уже воспринимается как большой успех. На этой волне челябинские активисты направили местной администрации требование заморозить проект строительства часовни святой Татьяны в студенческом севере недалеко от ЮУрГУ. Сегодня стало известно, что этот проект заморожен. Аналогичную борьбу против застройки православными церквями общественных мест ведут активисты в Махачкале.

Фактически Екатеринбург задал тренд. Лидер партии ПАРНАС и бывший премьер-министр РФ Михаил Касьянов в недавнем интервью телеканалу «Дождь» предрек, что акции в защиту сквера в Екатеринбурге станут стартом крупномасштабных протестов по всей России.

Власть подтвердила свою вертикаль

Еще в четверг утром казалось, что акция в защиту сквера будет продолжаться исключительно в формате противостояния с полицией, но ситуация изменилась — после того, как президент РФ Владимир Путин внезапно объявил, что нужно прислушаться к мнению местных жителей прежде, чем строить такое крупное сооружение. Остается непонятным, почему Путин ранее не высказывал такого тезиса по этому и другим вопросам. Но факт остается фактом: уже вечером того дня в сквере у Октябрьской площади были установлены рамки и пункты досмотра. Фактически протест принял форму согласованной акции, хотя юридически она таковой не стала по сей день.

Можно ли себе представить, что власть пошла бы навстречу протестующим без прямого заявления президента? Судя по имеющемуся опыту, это почти невозможный расклад. А значит, мы в очередной раз увидели то, о чем еще с нулевых годов заявляли Владимир Путин и Дмитрий Медведев — систему вертикали власти в действии.

Дискуссия возможна

После того, как власть перестала использовать силовой механизм, стало понятно: разговаривать и договариваться по таким спорным вопросам возможно. И не только в глобальном ключе, но и по незначительным поводам. После того, как полиция прекратила массовые задержания, а глава Екатеринбурга Александр Высокинский пришел в сквер, чтобы лично поговорить с горожанами, территория фактически превратилась в площадку для полноценных дискуссий между сторонниками и противниками строительства храма.

Дело не только в храме

Строительство храма на месте сквера у Октябрьской площади стало мощным источником раздражения горожан, но не только потому, что власти решили отнять у жителей конкретное место для отдыха и прогулок. За последние 20 лет Екатеринбург был втянут во множество сомнительных процессов, приводящих к уничтожению исторического облика города. Год назад была снесена легендарная телебашня. При подготовке к Чемпионату мира по футболу из соседних с «Екатеринбург-ареной» парков было вырублено множество деревьев, в городе убивали бродячих собак.

Екатеринбург столкнулся с невиданным уничтожением старых исторических зданий. В 2012 года в центре города был снесен старый советский павильон «Пассаж», несмотря на статус памятника архитектуры. Всякий раз горожане выражали протест происходящему, но власть будто находилась в каком-то замкнутом пространстве и раз за разом в упор не слышала мнение людей. В определенный момент народ решил действовать сильнее и решительнее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

2 комментариев

Правила общения на сайте

  • Анна

    время революции пришло, власть уже оборзела до предела, происходят рейдерские захваты городов и их территорий !

  • Сулейман

    Это изначально не храм, это бизнес проект.
    Сталинград, Чуйков, паульюс…

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: