in

«Им выгодно, чтобы мы сидели». Основатель псковской общины «Непоминающих» о спецслужбах и РПЦ

, «Им выгодно, чтобы мы сидели». Основатель псковской общины «Непоминающих» о спецслужбах и РПЦ
Сергий Агеев с Евангелием у здания Псковского СИЗО. Фото: Людмила Савицкая / «Северо-Запад. МБХ медиа»

В 160 километрах от Пскова в деревне Полеи живет община «Непоминающих». 60 человек оставили мирские дома и родных и пытаются спастись под руководством Сергия Агеева, его они называют Владыкой. «Непоминающие» уверены, что живут в «последние времена», они не соглашаются на паспорта, ИНН и СНИЛС, считая, что там напечатано число зверя, и каждый день молятся за грядущего царя. 6 июля 2020 их духовного лидера задержала ФСБ. А через 3,5 месяца неожиданно выпустила под подписку о невыезде. Корреспондент «Северо-Запад. МБХ медиа» встретил владыку у ворот СИЗО и услышал неожиданную версию о причинах преследования.

«Он не священник, он аферист»

В дождливый октябрьский четверг в центре Пскова у местного СИЗО случился аншлаг: около 20 человек полукругом стояли у черно-белых полосатых ворот и периодически пели. Женщины в клетчатых юбках в пол, черных рясах, мужчины в рабочей камуфляжной одежде и монахи ждали своего «всемирного владыку Сергия» (в миру — Эдуарда Агеева). На груди у иерея Павла — огромный деревянный крест, у остальных — иконы и цветы в руках.

— Со мной крест-мощевик, его владыка сам собирал по частям. А потом возил по всей Руси: от Кавказа до Владивостока. Вот и сестры стоят с иконой — та тоже всю страну объездила, — показывает отец Павел. — Таким чином положено встречать архиепископа: для нас это момент торжества православия и правды.

Духовного лидера собравшихся следователи регионального ФСБ задержали 6 июля 2020 года в деревне Полеи Опочецкого района Псковской области, обвинили в «создании религиозной организации, деятельность которой сопряжена с насилием» и по решению суда отправили в СИЗО. ФСБ не считает Агеева владыкой, они не признают его священный сан, а членов общины называют адептами, такой термин часто используется по отношению к сектантам.

, «Им выгодно, чтобы мы сидели». Основатель псковской общины «Непоминающих» о спецслужбах и РПЦ
Сторонники Сергия Агеева встречают его у ворот Псковского СИЗО. Фото: Людмила Савицкая / «МБХ медиа»

— Когда мы стали возмущаться, тем, что его так скрутили, и сказали: «Вы что делаете, он же священник, сотрудники ФСБ ответили: „Он не священник, он аферист“», — рассказывает живущая в общине монахиня Анна. Она убеждена, что сан архиепископа их лидер носит законно, потому что в священники его рукополагал известный своей критикой РПЦ, бывший епископ Анадырский и Чукотский Диомид, а во «владыку» — уже митрополит Антоний из «Российской истинной православной церкви» (она не подчиняется Московскому Патриархату).

Общину «Непоминающих» Агеев основал в 2009 году в двух псковских деревнях — Полеи и Терехи. Ее члены не поминают в молитвах патриарха Кирилла за то, что тот, по их мнению, предает истинную веру, когда общается и подписывает совместные документы с католиками и «сращивает церковь с государством».

Почти все 60 человек живут в домах с кельями в деревне Полеи. Верующие приехали в псковскую глубинку из Владивостока, Владикавказа, Томска, Самары, Москвы и других городов. Все они раньше были членами РПЦ, но все изменилось после того, как высшая церковная власть начала плотно общаться с представителями других конфессий. Точкой отсчета и невозврата в Московскую Патриархию стал Всемирный саммит религиозных лидеров в 2006 году. В его итоговом Послании «Непоминающие» усмотрели идеи о «Всеобщем всевышнем» и глобализации. Их верующие посчитали лжеправославными, так как священные книги запрещают молитвенное общение с еретиками, а ими члены общины считают даже католиков.

«Непоминающие» официально не зарегистрированы как религиозное объединение, потому что для такого оформления нужен ИНН и, как минимум, паспорт руководителя. Но такими документами здесь не обзаводятся, члены общины верят, что в паспорте и ИНН скрыта антихристианская символика.

 — Мы по убеждениям не можем принять документ, в котором есть три шестерки. В Советском Союзе были верующие, которые не принимали советских паспортов с пентаграммой, ее наши святые не благословляют. В официальной церкви же стали изгонять священников, которые не принимали ИНН, репрессии сейчас достигли пика, — объясняет живущий при общине священник Михаил.

Он в Полеях уже больше 13 лет, рассказывает, что приехал туда абсолютно «самостоятельно и добровольно и только здесь нашел истинную веру». Об осознанном личном выборе общины вместо городских и столичных квартир и соборов РПЦ говорят и другие «Непоминающие».

У следователей псковского ФСБ другое мнение. В постановлении о привлечении Агеева в качестве обвиняемого значится: «Деятельность созданной и руководимой Агеевым религиозной группы прямо сопряжена с насилием над личностями. Поскольку насаждаемое Агеевым учение формирует негативное восприятие внешнего мира, беспомощность перед ним, неспособность противостоять злу, находясь вне изоляции общины Агеева, отождествляет государство со вселенским злом, индуцирует вину и вырабатывает диссоциативность для подавления сомнения и критического мышления. Таким образом своими умышленными действиями Агеев совершил преступление, предусмотренное частью 1 статьи 239 УК РФ».

«Меня спасла гласность»

Очередной суд по продлению меры пресечения владыке Сергию должен был состояться в конце октября. Но вместо этого адвокату Агеева Нине Авериной позвонили из ФСБ и сообщили, что выпускают обвиняемого под подписку о невыезде — для ее назначения не нужен даже суд. Причину своего решения следователь не объяснил.

«Христос Воскресе из мертвых!» — хором грянули верующие, когда их духовный отец появился в воротах СИЗО. Похудевший с короткой бородой, он уже не был похож на строгого старца с ютуб-канала «Непоминающих». У того и борода была длиннее, и взгляд отстраненнее, и проповеди больше о вечном.

— Видите, как подстригли? Приказывали раздеваться, ходили и смеялись. Я им про Конституцию, что нельзя человека оскорблять и раздевать. А они: «Если не разденетесь, мы применим к вам силу». Мне, что воевать с ними, священнику?! — возмущался Агеев после того, как схлынула толпа обнимающих.

Он рассказывал, что в тюрьме «прошел хорошую школу послушания» и благодарил верующих за то, что не молчали. Об уголовном преследовании своего владыки те писали в сети, публиковали на ютубе ролики с его «Письмами из заключения».

— Меня спасла гласность! Мы узнали, что такое братство, что надо за каждого человека за нашего вступаться и защищать. Ведь если бросить, то засудят сразу! Это коррупция — 1000%. Суд, адвокат свой, прокурор свой, судья… Мой суд считаю беззаконным, это кино, 37 год, я такого предположить не мог. Слава Богу, что я увидел сам, как это происходит: любого сейчас могут взять. Даже на улице. Что-то не так сказал, нашлись свидетели, пара человек, — и все, завози. Люди по два года сидят, а следствие не идет, следствие отдыхает!

«За кадром — Московская Патриархия»

С самого начала Агеев не признавал вину: настаивал, что верующие приезжали в общину добровольно, потому что «жить в этой деревне лучше, чем везде».

— Статья-то придуманная: я никогда никакой организации не создавал по одной простой причине: Бог создал нам церковь одну, зачем нормальный человек будет создавать вторую? Кто подобен Христу?!

Агеев говорит о своей невиновности и сейчас, и он очень оскорблен предположениями следователя, который на прошлых судебных заседаниях не отпускал его даже под домашний арест из-за угрозы бегства.

— Мне говорили, что я убегу. А как же презумпция невиновности? Следователь оскорбил меня этим высказыванием. Это я трус что ли? Это я от него, прости Господи, мальчиша-кибальчиша убегу? От чего мне бежать? Меня совесть не обличает, я вины не чувствую. У меня храм недостроен, этим перед Богом я провинился, да, — опускает голову владыка и тут же вскидывается. —  Я хочу сказать: товарищ следователь, а теперь посчитаем убытки. Мы храм недостроили — 2 миллиона рублей, потратились на судебные издержки, времени сколько ушло, нервов — давайте еще 5 миллионов рублей.

Показания бывших членов общины, которые стали свидетелями обвинения, Агеев считает «клеветой». По его версии, несколько человек были выдворены из общины «за пьянство, курение и порнографию».

, «Им выгодно, чтобы мы сидели». Основатель псковской общины «Непоминающих» о спецслужбах и РПЦ
Община «Непоминающих». Фото: Людмила Савицкая / «МБХ медиа»

— Потом была многолетняя вражда — поджоги, драки. Самое страшное, что они сошлись с попами Московской Патриархии. В этой ситуации за кадром — Московская Патриархия. Думаю, это может быть и их провокация. Я 20 лет отражал их атаки. Мы всех крестим бесплатно, венчаем бесплатно — все во славу Божию. А их от этого заворачивает: маммона (богатство, сокровища в религиозной лексике. — «Северо-Запад. МБХ медиа») есть маммона. Они законы Божии нарушают легко — Господь запретил торгующих в храмах, а они продают внаглую. Слово Божие не чтут! — уверен Агеев.

«А мы знаем, что тебе 5 миллионов дали»

Но главной причиной внезапного уголовного дела он считает личную заинтересованность правоохранительных органов. По словам владыки, в общине живут две женщины, чьи родственники работают в столичных спецслужбах. Пожилые дамы раньше жили в Москве, но познакомились с владыкой Сергием «на почве неприятия ИНН» и круто поменяли свою жизнь.

 — Они приехали ко мне в обитель. А сын, оказалось, в «конторе» работает на генеральской должности в Москве. Его жена, когда свекровь продавала свое жилище, отговаривала ее: «Не продавай, не едь туда». Но та продала и приехала в общину. Сын недоволен, конечно, был, потому что я маму его на свою сторону перетянул. А потом получилось — теперь деньги отдавай нам. Приехали люди и говорят: «Купи дом того человека за 4 миллиона рублей». Я удивился: за что такая цена-то? Он и миллион-то, кажется, не стоит. Они хотели, чтобы я благословил своих приобрести его, а я отказал в такой услуге. Не мог я купить за 4 миллиона дом, который стоит 500 тысяч, совесть не позволяет, — рассказывает Агеев.

, «Им выгодно, чтобы мы сидели». Основатель псковской общины «Непоминающих» о спецслужбах и РПЦ
Сергий Агеев с Евангелием у здания Псковского СИЗО. Фото: Людмила Савицкая / «МБХ медиа»

Он предполагает, что последующие рейды силовиков могли быть обусловлены именно этим отказом.

— Потом приехала бригада в форме с оружием. Следователь шум поднял, по кельям побегали, а потом спрашивает: «А, ты знаешь, что у тебя тут работает двое родственников людей оттуда?» Я говорю, что знаю. А он в ответ: «А мы знаем, что тебе 5 миллионов дали». Я говорю: «Очень приятно, знаете и дальше что? Видите, что мы строим храмы и дома раздаем, добрые дела делаем». Объяснять им все, что ли? Ну, тогда они уехали, а второй наезд (имеется в виду июльское задержание. — «Северо-Запад. МБХ медиа») был более серьезный.

— Раз они там воюют за бабушку, мы будем воевать за нашу обитель. Вот и все. Я правду говорю, хотите на Евангелии? — владыка достает из кармана маленькую красную книгу с заголовком на церковнославянском языке и кладет на нее руку. —  Вот те истинный крест, а они будут говорить, что не было. Врать — их работа.

«Надо, чтобы каждая тюрьма была православной»

После ареста Агеев задумался о судебной системе и условиях содержания заключенных. Верующий уверен, что российские тюрьмы должны стать православными, чтобы облегчить участь заключенных.

— Сейчас это не исправительное заведение, а можно сказать — душегубительное. Никакой работы не ведется, охрана матерится страшно — я им постоянно звонил в дверь и говорил: «Эй, вы, подойдите сюда. Прекратите материться, мы вынуждены слушать ваши маты, я не могу отсюда убежать никуда! Вы же в общественном месте — так почему материтесь? Вас самих нужно в камеру на 15 суток за мат трехэтажный». А они даже Конституции не знают! Надо организовывать работу так, чтобы каждая тюрьма была православной. — говорит Агеев.

Он признается, что его не устраивает сегодняшняя политика властей.

— Я посмотрел эту власть изнутри, увидел систему, никакого правосудия нет — просто стыд и срам. И самое страшное, они пытаются сделать вид суда, а это не суд, это тройка КГБ, мягко выражаясь. Поднять бы все дела, которые делало ФСБ в последние годы и пересмотреть, кого они там садили, — предлагает Агеев. — У меня власть — один Христос. Я знаю, что будет скоро царь! Я не рвусь менять власть в Думе. На улицу выходить никого не призываю, нет. Но эта власть мне не нравится, потому что она развращает наш народ. Возьмите программу телевидения — там же порнография! Там сквернословие и блудные шуточки — ужасти, всякая мерзость. Разве эта власть — от Бога?

Спасти ситуацию, по мнению владыки Сергия, сможет только реформа судебной системы. Лучшим вариантом для России он называет «народный суд».

— Там должны быть честные люди, но не с власти, ведь все они все друзья-братья. Я ж каким только уполномоченным по правам человека ни писал — и в Псков, и в Москву. Получил помощь? И не получим, дети мои, — бесполезно! Это нам дано, чтобы пар спускать: мы пишем, тратим время и садимся. Это аппарат посадки. Им выгодно, чтобы мы сидели. А нам выгодно, чтобы мы были на свободе. Будем молиться! — призывает владыка Сергий, благословляет толпу и в тюремных резиновых шлепках идет по лужам к машине.

, Задержанную в Белоруссии главу интернет-проектов «Ельцин Центра» Марину Петрушко отпустили с предупреждением

Задержанную в Белоруссии главу интернет-проектов «Ельцин Центра» Марину Петрушко отпустили с предупреждением

, Собянин продлил в Москве дистанционное обучение для школьников и «режим удаленной работы»

Собянин продлил в Москве дистанционное обучение для школьников и «режим удаленной работы»