МБХ медиа
Сейчас читаете:
Обыск в офисе псковского «Яблока»: как власти борются с Львом Шлосбергом и СМИ

Обыск в офисе псковского «Яблока»: как власти борются с Львом Шлосбергом и СМИ

13 февраля около 16 часов в офис псковского «Яблока», где на правах субарендатора размещается еще и газета «Псковская губерния», пришли с обыском следователи СУ СК по Псковской области и сотрудники центра «Э». Они искали в бухгалтерии, рабочих компьютерах газеты и личной технике Льва Шлосберга следы листовки с призывом «реализовать право на недействительный бюллетень» на прошлогодних выборах губернатора. Несмотря на то, что лидер регионального «Яблока» как спецсубъект права требовал санкции суда на обыск, следователи провели его только на основании собственного постановления. Помимо документов силовики изъяли жесткие диски с верстального компьютера «Псковской губернии». Свежий номер издания в срок не вышел.

«Листовка мешала»

Следователи и специалисты центра «Э» в феврале пришли с обыском в офис к Льву Шлосбергу, чтобы расследовать там сентябрьское уголовное дело по якобы нарушению избирательных прав граждан листовкой псковского «Яблока» с призывом поставить кресты напротив фамилии каждого кандидата. Дело было возбуждено 7 сентября 2018 по факту распространения листовок. Тогда силовики тоже навещали офис регионального отделения партии, но называли тот визит осмотром. По странному совпадению, в обоих случаях правоохранители приходили в день верстки газеты «Псковская губерния».

В этот раз их компания была заметно больше, а постановление — чуть более конкретным. «Постановление о производстве обыска подписал следователь по особо важным делам подполковник Михаил Осипов. Там говорится, что листовки нарушили права господ Ведерникова, Кулакова, Минакова, Мурылева и Романова быть избранными. То есть мы мешали им быть избранными, всем пятерым. Точнее, листовка наша мешала», — рассказал «МБХ медиа» Лев Шлосберг.

Запретную листовку искали везде. В первую очередь, отчего-то, на компьютере главного редактора «Псковской губернии» Дениса Камалягина. «Я не могу напрямую связывать этот обыск с делом Светланы Прокопьевой, которая публиковалась в „Псковской губернии“, но то, что нужны были и компы редакционные, очевидно. Они с такой радостью сидели там за моим компьютером!» — возмущается Камалягин. В этот день он руководил версткой номера, вычитывал материалы и пристальному интересу блюстителей закона рад не был.

Денис Камалягин. Фото: Людмила Савицкая

«Вам не Путин звонит?»

Силовики постоянно были на связи с кем-то невидимым для сотрудников партии и газеты. Когда следователь в очередной раз поднял трубку, Лев Шлосберг не удержался.

— Вам не Путин звонит?

— Нет, — сурово ответствовал правоохранитель.

Больше всего сложностей вызвал отличавшийся от других компьютеров редакционный Mac, но выход следователи нашли быстро: стали вводить в поисковую строку словосочетание «Против всех» и наблюдали за результатами.

Лев Шлосберг неоднократно говорил следователям и прочим гостям с разными званиями, что возражает против обыска. Политик объяснял, что он спецсубъект — депутат заксобрания — а значит, обыск должен быть санкционирован судом. Но те были непреклонны: дело возбуждено не в отношении депутата, а значит, и особый порядок применять ни к чему.

«Законность проведения обыска без соответствующих постановлений выглядит крайне сомнительно, к тому же арендатор помещения- Лев Шлосберг — обладает неприкосновенностью. Следователь был неоднократно предупрежден о том, что его действия незаконны. Позвонил, посоветовался с кем-то, приступил к обыску. То есть у них работает так называемое „телефонное право“, а не УПК. Что там делали оперативники отдела по борьбе с экстремизмом — вообще загадка, они подразделение МВД, а не СУ СК. Но как-то слишком активны в последнее время», — считает правозащитник и активист псковского «Яблока» Владимир Жилинский.

Владимир Жилинский. Фото: Людмила Савицкая

На протяжении всего обыска количество «яблочников» на квадратный метр офиса стремительно увеличивалось. Активисты и сотрудники приходили поддержать партийного лидера, а заодно и зафиксировать для истории все детали странного и незаконного, по их мнению, действа.

— Давайте, люди, не имеющие отношения к следственным действиям, покинут помещение, — настойчиво предложил следователь Осипов.

— Это сотрудники офиса. Они могут здесь находиться 24 часа в сутки с моего разрешения, — вежливо объяснил ему Лев Шлосберг.

Первой важной для силовиков находкой стали счет, накладная и акт на оплату листовок. Их немедленно изъяли. Потом нашли и макеты листовок, те были на компьютере, где верстается «Псковская губерния». И тут уже копированием документов решили не ограничиваться: забрали сразу два жестких диска. Выход печатного свежего номера «Псковской губернии» в этот же момент был отложен на неопределенный срок. Силовики были удовлетворены, редакция — недовольна.

«Сопротивляться им бесполезно, поэтому мы просто дали им все пароли от всех ПК. Нам нечего скрывать, всем известно, что псковское „Яблоко“ работает прозрачно и законно, у Льва Марковича по этому поводу четкая позиция. Мы не нарушаем закон, точка», — говорит Владимир Жилинский. Он называет «шитое белыми нитками „уголовное дело“» полным бредом, в котором нет ничего, кроме пакета с пачкой листовок, им удалось изъять.

«Этим дело не закончится»

«В этом есть доля конспирологии, но я не исключаю вариант, что именно компьютеры редакции им хотелось тоже посмотреть, — поделился Денис Камалягин. — После дела журналиста Светланы Прокопьевой мы резко критиковали определенные силовые структуры региона. Я теперь и жду реакции этой системы. Чем больше времени проходит, тем больше понимаю, что только этим все не закончится, к сожалению. Не хочется каркать, но вполне возможно, что это может касаться и псковского „Яблока“, и журналистов».

Лев Шлосберг сказал «МБХ медиа», что считает уголовное дело и обыск политическими и заказными. «Следствие фактически пытается обвинить политическую партию в выражении политической позиции, непринятия кандидатов, участвовавших в выборах губернатора Псковской области, на что каждый гражданин и каждая партия имеют право», — говорит политик. Он настаивает, что кресты напротив всех кандидатов в бюллетене — это совершенно законное действие избирателя, который желает участвовать в выборах. Сейчас у Шлосберга нет точной информации об авторе политического заказа.

Политик не объединяет напрямую прославившие Псковскую область в России и за ее пределами последние следственные процессы (уголовное дело на гражданских активистов и зоозащитников супругов Милушкиных, следственные действия на радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» и редакции «ПЛН», преследование журналиста Светланы Прокопьевой и обыски в офисе «Яблока»), но признается, что это заставляет его задавать вопросы о политических причинах этих дел и о том, насколько эти причины физически находятся в рамках Псковской области. «Кто конкретно эти люди, мы на данный момент можем только предполагать. Но предполагаемых фамилий не очень много. У нас нет доказательств для того, чтобы их называть, но в этом заинтересована действующая власть», — подчеркнул Лев Шлосберг.

«Не знаю, чей это заказ. Может Ведерникова (имеется в виду губернатор Псковской области Михаил Ведерников — прим. „МБХ медиа“), может, какие-то новые назначенцы в верхах органов силовых структур, может, вообще новый курс партии, поживём — увидим», — резюмирует Жилинский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Геннадий Перечнев

    Власть не заставила себя ждать. Понятно, что эта очередная подлость направлена против Льва Шлосберга лично. Это месть за его честную позицию, за называние вещей своими именами. Тут просто нечего сказать…

  • Николай

    Постановление суда для обыска, должно быть в ЛЮБОМ случае. Независимо, «спец» или не спец. На основании постановления следователя, обыск производится лишь «в случаях, не терпящих отлагательства». Т. е., по внезапно выяснившимся обстоятельствам, или данными, что искомое собираются вывезти, уничтожить, скрыться с ним и т. п. Если ничего такого в постановлении следователя нет, это незаконно, и любое изъятое — доказательствами быть не может. Кроме того, ПОСЛЕ обыска, в течении суток, ставится в известность прокуратура об этом. И если не поставлена — так же незаконно.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: