in

«Он свел счеты с жизнью, потому что не получал медикаментов»: семья покончившего с собой онкобольного подала жалобу в ЕСПЧ

«Он свел счеты с жизнью, потому что не получал медикаментов»: семья покончившего с собой онкобольного подала жалобу в ЕСПЧ
Фото: Сергей Коньков / ТАСС

В Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обратились мать и сестра Василия Горева, жителя Хакасии с раком в терминальной стадии, покончившего с собой в 2014 году. В жалобе они указали, что причиной самоубийства стало ненадлежащее лечение и отсутствие обезболивающих. Родственники написали, что следователи семь раз отказывали им в возбуждении дела в отношении врачей по факту доведения до самоубийства и оставления в опасности.

Нечеловеческие боли

Василий Горев впервые обратился в Бейскую центральную районную больницу в 2012 году с жалобами на кровохарканье. «Врачи не придали этому значения. Он регулярно обращался в больницу, но там отвечали, что опасений по поводу состояния здоровья нет, и отправляли домой. Диагноз ему не ставили, не направляли на обследования», — рассказывает его сестра Наталья Метляева.

Когда у Василия поднялась температура и стала болеть спина, его наконец госпитализировали в ту же бейскую больницу. Там ему диагностировали пневмонию и начали лечить антибиотиками.

Никакого эффекта от них не было, поэтому в 2013 году Горев обратился в больницу Саяногорска. Там его направили на обследования, где и поставили настоящий диагноз — рак легких в четвертой, неоперабельной стадии. На тот момент после первого обращения к медикам прошло девять месяцев, метастазы уже проникли почти во все органы и поразили позвоночник. За следующие полгода мужчине провели семь курсов химиотерапии, после чего отправили домой, под наблюдение бейской больницы.

«Он свел счеты с жизнью, потому что не получал медикаментов»: семья покончившего с собой онкобольного подала жалобу в ЕСПЧ
Оборудования для диагностики онкологических заболеваний. Фото: Сергей Коньков / ТАСС
На тот момент Горев уже испытывал невыносимые боли и нуждался в сильнодействующих обезболивающих. «Лекарство не предоставляли, онколог говорил, что моему брату еще рано принимать эти препараты, поскольку начнется привыкание», — говорит Наталья. Тогда она обратилась в организацию, которая помогает больным раком, за консультацией. Там, рассмотрев все справки и документы, сообщили, что больному нужны наркотические обезболивающие.

Метляева снова обратилась к онкологу бейской больницы, уже с требованием предоставить необходимые обезболивающие. Тот ответил, что этих лекарств нет в местной аптеке. Наталья обратилась в республиканский Минздрав, который направил препараты в бейскую аптеку.

Женщина рассказала, что это был специальный пластырь: «Когда мы начали его применять, то поняли, что боли стали настолько сильными, что маленькая дозировка уже не помогала. А препарат выписывали раз в десять дней — этого не хватало. Мы ходили к онкологу, но он продолжал выписывать ту же дозировку».

Мужчина продолжал испытывать нечеловеческие боли. 10 февраля 2014 года он не выдержал — дождался момента, когда родственников не было рядом, достал из сейфа ружье, выстрелил в грудь и скончался.

«У следователей не было желания в этом разбираться»

Спустя год сестра погибшего обратилась в полицию с заявлением о возбуждении дела в отношении врачей по двум статьям: доведение до самоубийства (статья 110 УК) и оставление в опасности (статья 125 УК).

«У них не было желания в этом разбираться. Отказы были формальные, — рассказывает адвокат семьи Горева Анастасия Коптеева. — Нужно было проводить посмертную психолого-психиатрическую экспертизу, чтобы установить состояние больного и понять, в каком состоянии он пребывал до ухода из жизни. Если бы они провели эту экспертизу и опросили родственников погибшего, то поняли бы, что никаких других причин для суицида у Горева не было. Он свел счеты с жизнью, потому что не получал медикаментов, а терпеть такую боль он уже не мог».

Но судебно-медицинская экспертиза, по словам сестры погибшего и адвоката, была проведена. Она доказала причинно-следственную связь между действиями врачей бейской больницы и вредом здоровью Горева. «Следствие зачем-то провело еще одну экспертизу, в нее включили странные вопросы. Но она подтвердила первую», — говорит Метляева.

«Он свел счеты с жизнью, потому что не получал медикаментов»: семья покончившего с собой онкобольного подала жалобу в ЕСПЧ
Здание Бейской центральной больницы. Фото: beya. mz19.ru
Несмотря на это, раз за разом в возбуждении дела отказывали. Родственники Горева обжаловали эти постановления, а следователи продолжали составлять новые. Врач-онколог бейской больницы, который, по мнению семьи погибшего, виновен в смерти Василия, умер в 2016 году. Остальных же врачей, которые принимали участие в лечении Горева, опросили только в 2017 году. Тогда же впервые опросили и родных погибшего. Даже после этого в возбуждении дела следователи отказали.

На момент написания текста родственники получили уже семь отказов. Последний пришел 20 августа 2018 года. Разочаровавшись в российском правосудии, они составили жалобу в ЕСПЧ, где подробно описали, как долго врачи не ставили Гореву диагноз, как потом не выписывали обезболивающие, а также как следователи не хотели в этом разбираться. Сестра и мать Горева обвиняют российские власти в нарушении права на жизнь и неэффективности правовой защиты.

«Когда мы готовили эту жалобу, то изучили ситуацию по всей России и увидели, что эта проблема распространена», — говорит Коптеева. Адвокат отмечает, что в стране очень сложно достать опиоидные обезболивающие тем, кому они необходимы.

По словам Метляевой, это не единственный иск, который она подала за последнее время: «Я подала гражданский иск в суд от себя и от мамы о компенсации морального вреда в связи с неэффективным расследованием. Сомневаюсь, что решение будет в нашу пользу, потому что самого следствия не было, была только доследственная проверка. Силы уже на исходе».

Врачебные ошибки и нехватка лекарств

Случаи, когда за врачебные ошибки никто не несет ответственность, к сожалению, не редкость для России. Мы писали про жительницу Черкесска Муслимат Тохтаулову, у которой в 2008 году диагностировали рак молочной железы в четвертой стадии и самой плохой, отечно-инфильтративной форме. Женщина прошла шесть курсов химиотерапии и лучевую терапию, удалила грудь, матку и яичники — и за все щедро платила лично врачам. Став после лечения инвалидом второй группы, она узнала, что рака у нее не было. После заявления Муслимат в прокуратуру, уголовное дело в отношении врачей открыли в 2009 году, но никто из виновных до сих пор не понес наказания.

Президент общероссийской общественной организации «Лига пациентов» Александр Саверский рассказывал нам о проблеме нехватки лекарств, когда мы писали о том, как в Саратове от отсутствия медикаментов умерла 28-летняя Ольга Багаева. Из-за диабета у нее начали отказывать почки, льготное лекарство в поликлинике не выдавали, а помогавшую больным диабетом общественную организацию там закрыли, признав иностранным агентом.

В утечке данных 257 тысяч аккаунтов Facebook увидели «Русский след»

В СПЧ не видят смысла в законопроекте о кибердружинах