«Они еще и правоохранителей троллили!»: как псковское отделение ФСБ следило за Свидетелями Иеговы – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Они еще и правоохранителей троллили!»: как псковское отделение ФСБ следило за Свидетелями Иеговы

«Они еще и правоохранителей троллили!»: как псковское отделение ФСБ следило за Свидетелями Иеговы

«Они еще и правоохранителей троллили!»: как псковское отделение ФСБ следило за Свидетелями Иеговы

Корреспондент «МБХ медиа» рассказывает, как ФСБ помешала устроить в Пскове филиал всемирного теократического государства иеговистов.

В середине ноября в Пскове начался судебный процесс над шестидесятилетним последователем учения Свидетели Иеговы Геннадием Шпаковским. Он возглавлял одноименную местную религиозную организацию до ликвидации в 2017 году — тогда Минюст признал ее экстремистской и запретил деятельность на территории страны. ФСБ обвиняет Шпаковского в том, что он продолжал руководить псковскими Свидетелями и проводил собрания вплоть до середины 2018 года. Для того, чтобы доказать это, спецслужбы установили в доме пенсионера камеру, аудиоаппаратуру и считывали все его действия на компьютере. В квартирах верующих были установлены жучки, видеокамеры и шпионские программы.

«Построить теократическое государство с земной шар»

— Мы прекрасно понимали, что они (Свидетели Иеговы — «МБХ медиа») не прекратят свою деятельность, потому что нам известны их цели. <…> Цель существования Свидетелей Иеговы — построение теократического государства размером с земной шар, — сообщил суду сотрудник ФСБ по Псковской области Иван Калыта.

Он участвует в процессе как свидетель, потому что вел оперативную работу по делу Шпаковского. ФСБ собирало информацию о них с 2017 по 2018 год, а потом передало в свой же следственный отдел для проверки. 3 июня 2018 года правоохранители с оружием и в масках выбили входную дверь и ворвались в квартиру Шпаковского.

— Мы пили чай, когда они ворвались с криками то ли «Стоять!», то ли «Не шевелиться!». А у нас там бабушка восьмидесятилетняя, дети — одному полтора года, другому — одиннадцать, другие пожилые женщины. Перепугали всех, — рассказывал потом «МБХ медиа» Геннадий Валерьянович.

Сотрудника ФСБ внимательно на суде слушают несколько десятков человек — тех самых Свидетелей. Они приходят на каждое заседание по делу Шпаковского и терпеливо сидят до конца, даже если в процессе просто перечисляются письменные материалы обвинения. Они выглядят очень по-разному — молодые женщины с макияжем, современными укладками и строгие, с длинными косами, бородатые мужчины, набожные бабушки, двадцати-тридцатилетние парни. Они обнимаются друг с другом, когда встречаются в коридорах суда, а если соверующим (так они называют тех, кто исповедует их учение — «МБХ медиа») приходится выступать свидетелями на процессе, очень переживают: «У Ларисы ведь сердце больное, как бы плохо не стало».

&laquo;Они еще и&nbsp;правоохранителей троллили!&raquo;: как псковское отделение ФСБ следило за&nbsp;Свидетелями Иеговы

Шпаковский с женой и дочерью в суде. Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

Оперативник ФСБ много и, похоже, с гордостью рассказывает о структуре Свидетелей Иеговы — он долго ее изучал. Из его слов следует, что мир уже поделен ими на теократические зоны, вся территория России — это филиал с теократическими районами, специальные пионеры Свидетелей Иеговы проповедуют по 130 часов в месяц, получают 25 тысяч рублей и заманивают людей разговорами по домофону об уборке во дворе, а разъездные надзиратели тщательно контролируют собрания верующих. Провинившихся, как утверждает сотрудник ФСБ Иван Калыта, исключают из организации и фактически объявляют несуществующим — не здороваются на улице, даже семья перестает с ними общаться.

— Из центра (вероятно, имеется в виду «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», его деятельность запрещена на территории России — «МБХ медиа») им регулярно приходили указания о том, что и как нужно делать, в том числе, по мерам конспирации. При осмотре компьютера Шпаковского нами были обнаружены документы с указаниями, как себя вести во время обыска, как давать показания — организация была очень даже неплохо подготовлена! Люди осознавали, что занимаются противоправной деятельностью, — докладывал оперативник ФСБ суду.

— В их общении были какие-то призывы к насилию, геноциду, к вражде и ненависти? Вы это как-то устанавливали? — спрашивал его адвокат Шпаковского Арли Чимиров.

— Я сейчас не вспомню. У нас есть экстремистская организация «Свидетели Иеговы» города Пскова. У нас есть люди, которые это делают. У меня нет основной задачи выявить призывы к экстремизму. Мне надо задокументировать, что организация продолжает деятельность. <…> У меня не было столько времени и сил, чтобы еще и тем заниматься. Это лишняя избыточная работа, — отвечал Калыта.

«Временное ограничение конституционных прав»

Деятельность и встречи Свидетелей он документировал тщательно: в квартире Шпаковского ФСБ установила видеокамеры, аппаратуру для аудиофиксации и получила доступ к его компьютеру (вероятно, в числе прочего, использовался софт для записи с монитора — «МБХ медиа»).

— Мы фиксировали проведение религиозных собраний по месту жительства и его работу за компьютером — факты получения им указаний из центра, акты отчетности, в том числе бухгалтерской. Для того, чтобы зафиксировать факт того, что именно Шпаковский работает за компьютером, получает и отправляет корреспонденцию, в помещении была установлена видеокамера. Собрания фиксировались аудиозаписью, — рассказал оперативник ФСБ.

В материалах дела такая слежка проходит как оперативно-розыскные мероприятия «Наблюдение и снятие информации с технических средств». Старший помощник прокурора Пскова Олег Цыплаков (он представляет в процессе сторону обвинения — «МБХ медиа») позже пояснил, что на эти действия дал санкцию Псковский городской суд — там они назывались «временным ограничением конституционных прав гражданина».

&laquo;Они еще и&nbsp;правоохранителей троллили!&raquo;: как псковское отделение ФСБ следило за&nbsp;Свидетелями Иеговы

Помощник прокурора Цыплаков в суде. Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

Сотрудник ФСБ подробно рассказал, что Свидетелям рекомендовали использовать программу Try Crypt для шифрования, все организационные документы и отчетность держались на облачном хранилище файлов от зарубежной компании Citrix, куда вход был только через двухфакторную аутентификацию. Правоохранителю узнал и где верующие находили литературу — на сайтах, где в названиях использовались цифры 24, 14, 54, 17 и ряд аббревиатур.

— Названия кажутся странными и непонятными, но есть в них глубокий смысл. Это отсылка к библии. Исса 54−17 — это книга пророка Исайи: «Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешным. И всякий язык, который будет состязаться с тобой на суде, ты обвинишь». Как видите, они еще и правоохранителей троллили, — подчеркнул сотрудник ФСБ Иван Калыта.

«Эксперт Крюкова сказала нам, какие вопросы задать»

Адвокат Арли Чимиров рассказал «МБХ медиа», что в материалах дела фигурирует диск с записью собрания Свидетелей от 2013 года. Он использовался для фоноскопической экспертизы, чтобы сличить голос Шпаковского с записями оперативно-розыскных мероприятий 2017−2018 годов. Диск с видеозаписью, по официальной версии, появился от одного из свидетелей, но защитник Геннадия Валерьяновича предполагает, что за его подзащитным могли пристально наблюдать и до запрета организации Минюстом.

— О существовании этой организации нам известно достаточно давно — кто был руководителем, как велась деятельность, мы знали, — косвенно подтвердил его подозрения на судебном заседании оперативник ФСБ, но оговорился — <…> До 2017 года я был не так хорошо осведомлен о них. Оперативные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан до 2017 года не проводились, поэтому таких глубоких познаний как сейчас, у меня не было.

&laquo;Они еще и&nbsp;правоохранителей троллили!&raquo;: как псковское отделение ФСБ следило за&nbsp;Свидетелями Иеговы

Адвокат Арли Чимиров. Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

Калыта также отметил, что в период до запрещения религиозной организации ФСБ «не фиксировало признаков противоправной деятельности псковского подразделения Свидетелей Иеговы».

После сбора всех данных с камер, записывающих устройств и компьютера ФСБ отправило их на религиоведческую экспертизу, чтобы подтвердить, что собрания проводили именно Свидетели Иеговы, затем следственный отдел возбудил уголовное дело.

— Вы отправили материалы на исследование в несколько печальное учреждение к эксперту Крюковой. Почему не обратились к учреждениям при Минюсте? — спросил адвокат Чимиров.

— Сейчас очень большая загруженность экспертных учреждений материалами именно по религиозным организациям. Найти организацию, которая в приемлемые сроки выполнит исследование, крайне сложно. Мы выбрали Крюкову, потому что она могла в нужный нам срок провести исследование, — объяснил сотрудник ФСБ.

— Оно было платным? — уточнил защитник

— Это вопрос к бухгалтерии. Я вел переговоры на предмет того, какие вопросы перед экспертом поставить, потому что я не специалист-религиовед, и не знаю, как правильно сформулировать вопросы. Поэтому я созванивался и спрашивал о том, как лучше, какие формулировки лучше подойдут. Эксперт говорил, что лучше сделать так, и мы такой вопрос и задавали, — признался Калыта.

«Невозможно представить, что ФСБ уйдет в подполье!»

На заседании он несколько раз заявлял, что Шпаковский остался в статусе лидера псковских Свидетелей Иеговы и проводил собрания после запрета организации. Слова Геннадия Валерьяновича и его соверующих о том, что они мирно общались и пили чай сотрудник ФСБ называл конспирацией, иногда даже избыточной. Он утверждал, что во время обыска сладости на столе были не распакованы, кружки пусты, а в банках с надписью «Соль» и «Сахар» хранились пожертвования.

— А если перестанет существовать ваша организация ФСБ, вам придется устроиться на другую работу, должность оперативного сотрудника сохранится за вами? — поинтересовался Шпаковский.

— Если структура, в которой я работаю, прекратит свое существование формально, но реально будет продолжать, то моя должность будет называться точно так же. <…> Как Свидетели Иеговы формально свою деятельность прекратили, но реально люди во главе продолжают делать то же самое… — начал Калыта.

— Как вы представляете себе, что такое ФСБ в подполье? Если фашисты пришли? Да, будет! О чем вы спрашиваете? Федеральная служба безопасности! Даже невозможно предположить, при каких обстоятельствах она вдруг станет подпольной! Неудачное сравнение, неправильное! Неприемлемое! — возмутилась судья Галина Белик

— Аналогии тут неуместны, — подключился прокурор.

— Я только сожалею, что человек работает в ФСБ, — заметил Шпаковский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: