in

Полицейского из Екатеринбурга поместили в психиатрическую больницу, чтобы не платить ему компенсацию

Полицейского из Екатеринбурга поместили в психиатрическую больницу, чтобы не платить ему компенсацию
Иван Бриурош. Фото: личная страница Вконтакте

Старший лейтенант полиции из дежурной части ГУ МВД по Свердловской области, 29-летний Иван Бриурош, уже несколько недель находится в психиатрическом отделении Центральной больницы МВД в Москве. Его не выпускают на улицу и дают психотропные препараты, хотя изначально он обратился к врачам в Екатеринбурге с совершенно другой проблемой — у него парализовало половину тела.

22 мая 2018 года Иван, как обычно, пришел на дежурство. Через некоторое время у него начала болеть голова, потом отнялась рука, перекосилось лицо, стал заплетаться язык. С подозрением на инсульт его госпитализировали в екатеринбургскую ГКБ № 40. После обследования ему поставили диагноз «хроническая полинейропатия» (поражение периферической нервной системы) с поражением правой половины тела — у Ивана парализовало правую руку и ногу. Этот диагноз подтвердили в санатории, куда его отправила ведомственная медсанчасть.

А вот военно-врачебная комиссия (ВВК) не увидела у Ивана никаких проблем со здоровьем и признала его годным к службе с вердиктом «здоров». На тот момент у Ивана по-прежнему была парализована часть тела. «Мне тяжело ходить — если я знаю, что мне нужно куда-то идти, я беру трость, потому что через некоторое время на меня накатывает такая усталость, что начинает шатать из стороны в сторону», — рассказал нам Иван.

Неудивительно, что работать Бриурошу было сложно — он не мог писать из-за парализованной руки. «Подошел к начальнику, а он мне говорит: „Это твоя проблема“». К концу смены Ивана решили отправить в отпуск на 30 дней с ультиматумом: решай свои проблемы или увольняйся.

В отпуске состояние Ивана снова ухудшилось. Во время похода по магазинам ему стало плохо, пришлось вызвать скорую и уехать в горбольницу № 23. Руководитель неврологического отделения этой больницы — главный невролог Екатеринбурга. Там полицейский пролежал две недели, диагноз «нейропатия» подтвердили. При этом врач сказал Ивану, что с таким диагнозом службу он продолжать не сможет: нужно оформлять инвалидность и лечться.

На повторной комиссии один из членов ВВК, по словам Ивана, сказал: «Может, мы погорячились? Давайте его отправим в Москву, он там пройдет комиссию, и так мы с себя ответственность снимем — там признают негодным к службе, ну и ладно!» А другой возразил: «Нет, вы что, там его признают негодным, а нас потом засмеют, опозорят, давайте его оставим здесь».

Через некоторое время ВВК снова выписала Бриуроша с утверждением, что он здоров. После этого он написал первое обращение министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву с просьбой разобраться в его ситуации и признать диагноз, поставленный в городских больницах. Через два дня лейтенанта вызвали в больницу, но сказали: «Сходите к психиатру». Психиатр первым делом спросила его: «Вы, наверно, себе эту болезнь придумали». «Зачем мне придумывать себе болезнь? — удивляется Иван. — Мне 29 лет, я хочу продолжать служить в полиции. Каждые полгода прохожу медкомиссию, никогда не было проблем с психиатрами».

Полицейского из Екатеринбурга поместили в психиатрическую больницу, чтобы не платить ему компенсацию
Врач-невропатолог. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС
Через несколько дней Ивану снова стало плохо, и его увезли на скорой прямо с работы. На комиссии в ведомственной медсанчасти ему объявили, что документы Ивана отправили в Москву, там приняли решение положить его в психиатрическую больницу — а если он откажется, комиссия сделает вывод, что он отказался от лечения, а значит, здоров. Поэтому пришлось ехать «на обследование» в психиатрическое отделение Центральной больницы МВД.

«Первый вопрос, который я задал в психиатрии, был — на каком основании меня сюда поместили? — рассказал нам Бриурош. — Врач мне отвечает: „Это ваша медсанчасть написала нам обращение, чтобы мы положили вас в психиатрическое отделение“». Прием у невролога состоялся только спустя 10 дней, и врач пришла к выводу, что проблемы Ивана носят психосоматический характер. Несмотря на то, что Ивана отправили в Москву якобы на обследование, ему в первый же день назначили психотропные препараты, причем названий их ему не говорят. От чего его лечат, тоже не говорят — якобы больным в психиатрическом отделении не сообщают их диагнозы. На улицу Ивана не пускают, территория больницы обнесена высоким забором с колючей проволокой. «Там чуть ли не через каждые 25 метров камеры стоят, у нас главное управление полиции по Екатеринбургу так не охраняется, как эта больница», — жалуется полицейский.

В разговоре с Ura.news руководитель пресс-службы ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых сообщил: «Сотрудника полиции дежурной части ГУ МВД области, о котором идет речь, никто на произвол судьбы не бросал. Наоборот, из-за сложности диагноза ему назначили дополнительное обследование с участием московских специалистов в сфере неврологии».

«Хотите, я сфотографирую дверь отделения, где я лежу? — смеется Иван. — Это психиатрия, а не неврология, невролог меня тут не лечит». Мы перезвонили Валерию Горелых, и он ответил: «Специалисты-неврологи могут быть где угодно. Я не говорил, что его отправили в неврологию, можете писать, что угодно».

Сам старший лейтенант увольняться из органов не хочет. «Я бы с удовольствием продолжил службу. Я хочу служить здоровым. Я не хочу, чтобы мне просто написали диагноз „здоров“, я хочу лечиться. Если меня не могут вылечить, комиссуйте меня и платите мне пособие».

Почему ведомственные врачи не хотят признавать диагнозы, поставленные и подтвержденные лучшими неврологами Екатеринбурга, непонятно. Иван подозревает, что когда военно-врачебная комиссия осознала свою ошибку, его решили уволить по формальному основанию — с парализованной половиной тела он бы не смог сдать регулярный экзамен по физподготовке. В таком случае ему бы не выплатили никаких компенсаций, и пособие платить бы не стали, несмотря на диагноз, при котором требуется постоянное лечение, а врачи советуют оформить инвалидность.

Сейчас Иван Бриурош по-прежнему находится в психиатрическом отделении. Минимальный срок лечения в нем — 31 день, то есть 15 марта его должны выписать. Однако врачи сказали ему, что если не увидят «улучшений его состояния», ему продлят пребывание в больнице на неопределенный срок.

Обновлено 18 июня в 16:54

Иван Бриурош сообщил нам, что его уволили из полиции. 29 мая состоялось очередное заседание военно-врачебной комиссии, на котором его впервые признали негодным к службе по медицинским показаниям. По закону, в течение 10 дней после этого решения его должны были рассчитать и уволить, но этого не произошло.

Вместо этого 7 июня ГУ МВД по Свердловской области издало указ, в соответствии с которым Бриуроша уволили по п. 13 ч. 3 ст. 82 «в связи с утратой доверия». Формальная причина для увольнения — Иван не предоставил декларацию о доходах за 2018 год в указанный срок, с 1 января до 30 мая. Большую часть этого времени Бриурош провел на больничном, переезжая из одной больницы в другую.

«Договорились, что я отправлю декларацию по почте. Я уже был готов, но врач запретил. Дело в том, что я во время комиссии лежал в психиатрическом отделении. Заведующий сказал мне, что мне дают психотропные препараты и у меня может быть искажение сознания, а из-за этого не имею права ставить подпись под документами как минимум два месяца. Тупиковая ситуация», — рассказал он.

При этом ранее в отношении Ивана возбудили три служебные проверки после того, как он написал о своем состоянии министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. По его словам, инициатором одной из проверок стал его начальник Олег Бодак, который написал на Бриуроша докладную по поводу отсутствия на рабочем месте — в этот день сам Бодак отправил его в больницу, когда полицейскому стало плохо прямо в дежурной части.

Бриурош уже написал заявление в прокуратуру на незаконные действия руководства ГУ МВД области. Он предполагает, что его уволили по статье, чтобы не выплачивать ему компенсации и пособия, полагающиеся при увольнении по медицинским показаниям.

Российские производители патронов потеряли 50 млрд рублей из-за санкций

«Проект»: семья Жириновского владеет недвижимостью на 10 млрд рублей, полученных из бюджета России