«Отношение как к пушечному мясу»: реаниматолога вызвали в полицию, когда она рассказала про нехватку средств защиты и аппаратов ИВЛ – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Отношение как к пушечному мясу»: реаниматолога вызвали в полицию, когда она рассказала про нехватку средств защиты и аппаратов ИВЛ

«Отношение как к пушечному мясу»: реаниматолога вызвали в полицию, когда она рассказала про нехватку средств защиты и аппаратов ИВЛ

Врач-реаниматолог Татьяна Ревва из Калача-на-Дону Волгоградской области пожаловалась в профсоюз «Альянс врачей» на плохое оснащение больницы. Она рассказала, что в Центральной районной больнице города почти нет средств индивидуальной защиты (СИЗ), не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Но вместо того, чтобы пытаться исправить ситуацию, начальство написало на нее заявление в полицию и прокуратуру, а также угрожало увольнением. Мы поговорили с доктором и узнали, что происходит в больнице и почему ее допрашивает полиция.

Если в калачевской ЦРБ появится хоть один заболевший новой коронавирусной инфекцией, считает Татьяна, он сможет заразить остальных, в том числе и врачей. А всего необходимого для лечения пациентов с пневмонией в больнице просто нет. «Я не собираюсь приносить себя в жертву из-за того, что кто-то развалил здравоохранение. Я не считаю, что должна это делать, я не только врач, я человек, и у меня есть права», — говорит она.

«Два с половиной» аппарата ИВЛ вместо семи

«Не хватает средств индивидуальной защиты, реактивов не хватает самых необходимых, например, калия, натрия, хлора. Без калия вообще невозможно проводить нормальное лечение в реанимации. А без газоанализатора, который должен быть по стандарту, мы не можем и не могли никогда определять газы крови, хотя лечением пневмонии занимаемся. И все пациенты на аппарате искусственной вентиляции легких лечатся без этого», — рассказывает Татьяна.

По словам врача, в больнице этого нет месяцами, она написала не одну служебную записку, но это никак не поменяло ситуацию. Аппаратов ИВЛ в больнице, как указывает Ревва, всего «два с половиной» — два рабочих и один с ломающимся компрессором, — хотя по стандарту аппаратов должно быть семь. Два из них работают 17 лет при сроке службы в семь лет, новый только один, купленный в 2019 году. Наркозно-дыхательный аппарат в операционной без компрессора не работает — он больше года находится в ремонте.

Средства индивидуальной защиты начали появляться в больнице только после резонанса. «После шума, который вызывало видео (которое выложил „Альянс врачей“, — „МБХ медиа“), у нас достали один противочумный костюм КВАРЦ многоразовый. Также два комплекта одноразовых: туда входит костюм, респиратор ffp1 со слишком низким уровнем защиты и негерметичные очки». Разумеется, этого комплекта для центральной районной больницы мало.

Если есть эпиданамнез (температура и недавняя поездка за рубеж или контакты с зараженными COVID-19. — «МБХ медиа»), медики на «скорой» выезжают в одноразовых костюмах без респираторов — только в масках. Кроме того, в реанимации не хватает антисептика для кожи. Позже выяснилось, что его много в роддоме при больнице, но почему-то до отделения Татьяны он так и не дошел.

Профсоюз «Альянс врачей» во главе Анастасией Васильевой обещал Татьяне, что поставит еще СИЗ ей в больницу. «Зря все так его ругают, он помогает нам разбираться с нашими проблемами. Но потом это все выливается в то, что происходит сейчас со мной», — рассказывает врач-реаниматолог.

Главврач: «Есть все необходимое»

Коллега Татьяны, психиатр-нарколог Олег Горбунов после выхода видео написал пост во «ВКонтакте», в котором попытался опровергнуть ее слова. «В Калачевской ЦРБ имеется без малого 35 тысяч масок. Есть одноразовая медицинская одежда — на 1,5 миллиона рублей. Дезрастворов и санитайзеров для обработки рук — на один миллион рублей. В отделении реанимации есть три аппарата искусственной вентиляции легких, все они исправны. Шесть машин скорой помощи тоже оснащены аппаратами ИВЛ», — пишет он.

Но Татьяна в первую очередь указывала на дефицит не масок, а респираторов необходимого класса защиты. Также сведения Горбунова об ИВЛ оказались неполными. «Олег Владимирович — психиатр, а мы — я и мой заведующий — реаниматологи, и нам виднее, чего не хватает. Ему, видимо, было важно подсчитать общее количество аппаратов, которые подают хоть какой-то кислород. Он посчитал и портативные аппараты, которые нужны для транспортировки, в том числе, на „скорых“. Для нас, для реаниматологов, они никакого значения не имеют. Его из машины даже вытащить нельзя. И эти аппараты очень маленького размера, другого класса, у них нет режимов и они рассчитаны максимум на два часа чтобы доехать из пункту, А в пункт Б, — рассказывает Татьяна Ревва, — Как же пациента с тяжелой пневмонией, может быть, вызванной коронавирусом, положить в машину и там же лечить?».

Аппарат ИВЛ в машине скорой помощи. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

«Задача Калачевской ЦРБ — выявлять пациентов с подозрением на коронавирусную инфекцию и эвакуировать их в Волгоград», — пишет Горбунов.

«То, что к нам якобы не могут поступить пациенты с коронавирусом, это неправда. Запросто все может быть, везут со всего города и ближайших поселков и сел с ОРВИ, а у них на лбу не будет написано COVID-19», — объясняет Ревва.

Главврач больницы Олег Кумейко настаивает, что больница достаточно укомплектована: «ГБУЗ Калачевская ЦРБ обеспечена всем необходимым для обеспечения оказания медпомощи людям с подозрением на новую коронавирусную инфекцию». Глава облздрава Анатолий Себелев тоже заявил, что в больнице не два исправных аппарата ИВЛ, а все девять, почитав аппараты внутри машин скорой помощи.

Такие данные сам Кумейко передает в Облздрав. «Главный врач, он же, скорее, чиновник, — объясняет Татьяна. — Он не может сказать, что больница не готова — он обязан быть готов. Я призывала не просто врать, что мы готовы, но и сделать что-нибудь. Не главврач же будет встречаться с этими пациентами, а я, сестры, которые останутся со мной на дежурстве, и терапевт».

«Обеспечьте нас, а не фейковые отчеты составляйте, а то рапортуете прямо при нас, что мы готовы и укомплектованы. Отношение как к пушечному мясу», — возмущена реаниматолог.

Заявления в полицию и прокуратуру

Главный врач Олег Кумейко, по словам Татьяны Реввы, угрожал ей увольнением и написал заявления в полицию и прокуратуру по поводу разглашения недостоверных сведений о работе больницы.

Сначала было подано заявление в полицию, но по нему привлечь Татьяну не удалось. «Позавчера главврач написал заявление в прокуратуру о том, что я распространяю ложную информацию, связанную с коронавирусом», — рассказывает врач. По данным Реввы, прокуратура приняла заявление, и ей грозит ст. 13.15 КоАП — «Злоупотребление свободой массовой информации».

Олег Кумейко. Фото: Калачевская центральная
районная больница

«Я думаю он (Олег Кумейко, — „МБХ медиа“) будет пытаться меня уволить всеми административными способами и выдавать мне всякие надуманные дисциплинарные взыскания», — считает Татьяна. Она указывает, что в больнице действует приказ «Об усилении мер безопасности», согласно которому там запрещена фото-, видеосъемка и аудиозапись. Нарушение влечет дисциплинарное взыскание.

Отношение к Татьяне на работе не изменилось. «В коллективе все прекрасно и негласно меня все поддерживают. И даже после того, как меня допрашивали в полиции, участковый пошел опрашивать медработников, чтобы составить рапорт. Он зафиксировал, что они подтвердили все, что, в моем письме „Альянсу врачей“», — рассказывает девушка. При этом она отмечает, что заместители, заведующие и старшие сестры ее не поддерживают: «Их начали напрягать с проверками, заставили что-то искать и таскать. Они не понимают, что нам чего-то не хватает».

После резонанса 30 марта в сети появилась петиция, в которой просят «Волгоградский областной комитет здравоохранения должен досрочно расторгнуть контракт с главным врачом Калачевской ЦРБ О. Кумейко». «Просим проверить, насколько остатки средств индивидуальной защиты на складе Калачевской ЦРБ соответствуют закупкам по Госконтрактам (с учетом их расходования), и соответствуют ли они требуемым средствам защиты при COVID-19», — пишут ее составители. На 3 апреля ее подписали более 800 человек.

«Люди же знают всю ситуацию, ничего нового я не сказала. Произнесла вслух то, о чем говорим между собой. Об этом не знают только те люди, которые сидят где-то далеко от нас, получают зарплаты, разваливают здравоохранение и не видят, что творится на самом деле», — говорит Татьяна Ревва.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: