in

Рязанское отделение ФСС потребовало частичного опровержения статьи о ребенке-инвалиде, которому около пяти лет не выдают средства реабилитации

Рязанское отделение ФСС потребовало частичного опровержения статьи о ребенке-инвалиде, которому около пяти лет не выдают средства реабилитации
Настя и Любовь Байшевы, фото из семейного архива

Рязанское отделение Фонда социального страхования потребовало от «МБХ медиа» опровержения нескольких утверждений статьи «„Воюют со мной, а погибает ребенок“. Рязанка годами борется за жизнь ребенка-инвалида, но пока проигрывает». Автор текста вместе с героиней и юристом разобрался в сути претензий и счел их в большинстве некорректными по своей сути. Маму подростка с тяжелой степенью инвалидизации возмутило циничное отношение регионального ФСС к проблеме, и она настояла на публикации фотографий ребенка — они показывают, как пострадал организм девочки из-за отсутствия техсредств реабилитации.

Пятый год без ТСР

В конце июля «МБХ медиа» опубликовал статью о Любови Байшевой, которая с 2016 года требует от регионального ФСС предоставления техсредств реабилитации для своей дочери Насти — у девочки синдром Ретта, она не может жить полноценной жизнью самостоятельно. Степень инвалидизации и особенности влияния заболевания на организм Насти таковы, что ей требуются техсредства реабилитации по индивидуальным параметрам. Отсутствие реабилитационных техсредств уже привело к ухудшению здоровья ребенка: ее позвоночник и грудная клетка искривились, сдавили внутренние органы, что привело к еще большим физическим страданиям девочки и моральным страданиям ее матери. Использование ТСР, изготовленным не по Настиным параметрам, приведет к тому же: не облегчит, а ухудшит здоровье и качество жизни ребенка.

В Рязанской области Любовь Байшева — первая и пока единственная мать ребенка-инвалида, которая настойчиво и последовательно добивается предоставления ТСР по индивидуальным параметрам, отказываясь от кресел-колясок и других приспособлений для реабилитации дочери, которые не подходят ей по размеру. В Рязани же «так не принято». Обычно родители детей-инвалидов, даже если заходят в суд с требованием предоставить техсредства в соответствии с индивидуальной программой реабилитации (ИПРА), не находят в себе сил и времени идти до конца. По словам юриста Рязанского историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал» Петра Иванова, он вел несколько подобных дел в судах и выигрывал. Через какое-то время интересовался у подопечных, исполнено ли решение суда, и получал ответ: «Заняли деньги и сами купили» или «Взяли более-менее подходящую».

О пропавших колясках и пропущенных сроках поставки

Рязанское отделение ФСС потребовало частичного опровержения статьи о ребенке-инвалиде, которому около пяти лет не выдают средства реабилитации
Любовь Байшева, фото: Екатерина Вулих / «МБХ медиа»
Текст о мытарствах Любови Байшевой был опубликован 30 июля, и уже 4 августа редакция получила требование о публикации опровержений по четырем пунктам. Больше всего этот факт поразил саму героиню текста: «Вот это оперативность! А с нашим вопросом пятый год разобраться не могут».

В первую очередь, замруководителя регионального ФСС Оксана Иванова потребовала опровергнуть утверждение «…средств реабилитации нет — их не выдают, даже несмотря на многочисленные решения судов». По утверждению Ивановой, в отношении регионального ФСС было принято единственное решение суда от 12 марта 2020 года, обязывающее обеспечить Настю Байшеву техсредствами реабилитации. Здесь же замруководителя упомянула и о судебном решении от 26 февраля 2019 года, на котором было принято мировое соглашение об «отказе от своих требований в части признания незаконными действий регионального отделения по обеспечению кресло-коляской комнатной». Именно этот суд был первым. В ходе суда Байшева, по ее словам, «в очередной раз поверила обещаниям ФСС обеспечить ребенка креслом-коляской комнатной, иначе длительные судебные разбирательства еще на больший срок отодвинули бы момент получения ТСР». Но Настя за полтора года с того момента так и не была обеспечена комнатной коляской, ради получения которой было заключено мировое соглашение.

— Кроме того, еще до первого судебного разбирательства я жаловалась на невозможность получить необходимые ТСР в прокуратуру, вице-губернатору Игорю Грекову, губернатору Николаю Любимову, уполномоченному по правам ребенка при президенте России Анне Кузнецовой, когда она приезжала в Рязань в 2018 году, — перечислила инстанции и конкретные лица, к которым обращалась за помощью Байшева. — Так же группа мам детей-инвалидов сообщала об этой проблеме уполномоченному по правам ребенка в Рязанской области Екатерине Мухиной. Прокуратура в 2019 году внесла представление региональному ФСС по непредоставлению ребенку домашнего кресла-стула с санитарным оснащением, но и оно было проигнорировано.

Таким образом, фраза должна звучать так: «…средств реабилитации нет — их не выдают, даже несмотря на многочисленные жалобы в надзорные органы, предписание прокуратуры и решения двух судов». Автор текста приносит извинения региональному отделению ФСС за неверное слово «многочисленные» (суды).

Вторая претензия относится к предложению: «Вместо того чтобы выйти на новые торги, региональные страховщики принялись оспаривать решение суда, но потерпели поражение». По утверждению представителя ФСС, региональное отделение еще до вступления решения суда в законную силу приняли меры по его исполнению: «При получении копии решения суда первой инстанции от 12 марта 2020 года начались необходимые процедуры в области государственных закупок». Можно допустить, что все было именно так, но твердые доказательства проведения закупки техсредств реабилитации именно для Насти Байшевой отсутствуют: заявка на поставку кресел-колясок комнатной и прогулочной «безлика», хотя речь идет об индивидуальной закупке по индивидуальным размерам. По решению суда, ФСС обязан предоставить ТСР в течение 30 дней с момента заключения контракта с поставщиком. Контракт на поставку комнатной и прогулочной колясок был заключен 29 июня, то есть ТСР должны были оказаться у Байшевых не позднее 29 июля. Дата исполнения контракта — 15 декабря, указанная в закупке, не соответствует этому сроку.

Тем временем Настиными колясками снова случилось необъяснимое: сотрудник пункта выдачи ТСР назначил доставку на 3 августа, но в назначенный день (после появления статьи о Байшевых — прим. авт.) заявила, что на складе товара нет — коляски якобы забрал поставщик из Южного Бутово ООО «Медикал Дистрибьюторс». И что теперь коляски привезет Байшевым его представитель. Поставщик не смог ответить Любови, что происходит с колясками для ее дочери, директор Евгений Башлаков заявил, что сам «не занимался процедурой закупок» и не в курсе дел.

Еще одно требование об опровержении касается размеров колясок: заместитель управляющего регионального ФСС утверждает, что они соответствуют нужным для Насти параметрам. В настоящее время это невозможно подтвердить, либо опровергнуть, поскольку коляски исчезли в неизвестном направлении. Указанные в статье параметры, не соответствующие антропометрическим данным ребенка, были даны со слов Любови Байшевой — ей, в свою очередь, параметры продиктовала сотрудник пункта выдачи ТСР, которая постоянно путалась в цифрах (записи всех телефонных разговоров имеются в редакции — прим. авт.). Более того, рязанка позвонила в интернет-магазин медтехники, в котором продаются коляски фирмы Patron, и менеджер сообщила: колясок по нужным параметрам нет — изготовитель их не выпускает. Любовь изучила весь рынок медтехники и выяснила, что Насте подойдут коляски компании X Panda, и сообщила об этом в ФСС для облегчения их работы и сокращения времени ожидания. Ее никто не услышал.

Еще одна претензия рязанского ФСС к тексту: кресла-коляски принимала комиссия в расширенном составе, в которую вошли представители Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ), уполномоченный по правам ребенка в Рязанской области, ОНФ, представитель МСЭ, и не обнаружила несоответствий заявленным в индивидуальной программе реабилитации параметрам. Но та же комиссия в 2018 и 2019 годах приняла кресло-стул с санитарным оснащением, которое не соответствовало параметрам ИПРА и было поставлено по поддельным документам от несуществующей компании.

По утверждению адвоката Байшевой Юрия Коноплина, приемка техсредств комиссией происходит поверхностно, приглашенные люди обращают внимание на исправность коляски, а не на параметры:

— Собирают комиссию, которая обязана проверить соответствие параметров коляски с параметрами, заложенными в контракте. Состав комиссии большой — порядка 10 человек. Они осматривают коляску, говорят, что все здорово, колеса крутятся, она исправна. Но среди них нет специалистов по техсредствам реабилитации для тяжелых больных, они принимают коляску, которая совершенно не соответствует техусловиям и персональным параметрам ребенка.

«Надо президента подключать?»

В день выхода статьи о беде Байшевых эксперт ОНФ по делам инвалидов, гендиректор АНО «Национальный институт проблем инвалидности Александр Лысенко сделал репост текста в Facebook и прокомментировал: «Хорошо знаком с этой историей уже несколько лет. Проводили совещание в Рязани с участием ВОРДИ и вице-губернатора. ФСС с пеной у рта доказывал свою правоту, а воз и ныне там. Неужели надо президента подключать? Тогда точно всем не поздоровится. Надеюсь на скорейшее решение этой проблемы!».

У Любови и ее дочери больше нет времени на надежды и ожидания, поскольку здоровье ребенка продолжает ухудшаться. Поэтому адвокат Байшевых подал заявления о привлечении к уголовной ответственности управляющего регионального ФСС Игоря Кудряшова за неисполнение решения суда в СУ Следственного комитета по Рязанской области и дознавателю Управления службы судебных приставов региона.

Обсуждая проблему отсутствия у ребенка-инвалида колясок, Любовь уточняет: это — одна десятая часть ТСР, которые положены Насте.

— По ИПРА от 2015 года ребенку обязаны были выдать 18 наименования средств реабилитации, по ИПРА от 2018 года — 20 наименований. Насте до сих пор не выдали ни-че-го! Даже памперсы я покупаю за свой счет, — утверждает она. — Ребенок получил индивидуальную программу реабилитации, и ФСС уже должен включиться в работу, а не ждать каких-то заявлений, формирований списков, жалоб и судов, потому что у мам детей-инвалидов нет на это ни времени, ни средств, ни сил — все это отдано больному ребенку.

Когда текст был подготовлен для публикации, 18 августа, представитель ФСС сообщил Байшевой: исполнители готовы привезти две коляски и ходунки. Коляски фирмы Patron — те самые, «пропавшие» 3 августа. Байшевой вновь пришлось повторить, что изделия этой фирмы ребенку не подходят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Жириновского не пустили в СИЗО «Лефортово» к Фургалу. Глава ЛДПР потребовал уволить начальника изолятора

Жириновского не пустили в СИЗО «Лефортово» к Фургалу. Глава ЛДПР потребовал уволить начальника изолятора

«Выборы не были идеальными». Лавров прокомментировал политический кризис в Белоруссии

«Выборы не были идеальными». Лавров прокомментировал политический кризис в Белоруссии