«Скверная» история: что происходит с участниками акции против строительства храма в центре Екатеринбурга – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Скверная» история: что происходит с участниками акции против строительства храма в центре Екатеринбурга

«Скверная» история: что происходит с участниками акции против строительства храма в центре Екатеринбурга

«Скверная» история: что происходит с участниками акции против строительства храма в центре Екатеринбурга

Уже 13 октября в Екатеринбурге пройдет официальный опрос: жителям предложат высказаться, на какой из двух площадок построить храм святой Екатерины — на месте Приборостроительного завода на Горького 17 (здание известно по надписи «Кто мы? Откуда? Куда мы идем?») или на площадке за Макаровским мостом. Событие станет уникальным: никогда раньше подобных опросов не проводилось в городах-мегаполисах. Да и в небольших населенных пунктах чаще приходится слышать о референдумах, чем об опросах.

История, ставшая одним из самых обсуждаемых событий года не только в Екатеринбурге, но и во всей стране, подходит к завершению. Следствием этих событий, помимо победы гражданского общества, стали и несколько уголовных дел.

Суды за сквер

Легендарная «скверная» неделя, последовавшая сразу за майскими праздниками, очень быстро омрачилась множеством административных дел против активистов: людей массово задерживали и увозили в автозаках. Причем только ближе к концу недели, когда стало ясно, что власть пошла навстречу активистам, задержанным стали выписывать протоколы собственно за участие в несанкционированных акциях. В первые дни людей массово обвиняли в хулиганстве. Причина очевидна: статья о хулиганстве предполагает административный арест, в то время как само участие в несанкционированной акции допускает только штраф (если нет отягчающих обстоятельств). Таким образом власти, скорее всего, хотели максимально «очистить» сквер от протестующих.

На четвертый день протестов президент Путин высказался о том, что необходимо учитывать мнение горожан, после чего аналогичные заявления последовали от губернатора Свердловской области Куйвашева и главы Екатеринбурга Высокинского. Работы в сквере на Октябрьской площади были приостановлены, а в гордуме создана специальная комиссия по решению вопроса о строительстве храма святой Екатерины. Спустя без малого три месяца главные лоббисты строительства храма — промышленные гиганты УГМК и РМК — официально отказались от любых притязаний на сквер.

Несмотря на такое позитивное развитие событий, суды над активистами, попавшими в немилость полиции, продолжились, а с наступлением лета пошла целая череда уголовных дел.

Кого и за что судят

На сегодняшний день фигурантами уголовных дел по мотивам событий в сквере оказались шесть человек.

10 июня стало известно о возбуждении уголовного дела по статье 212 УК РФ («Массовые беспорядки»). Первоначально в деле не было конкретных фигурантов, и оно стало своеобразным дамокловым мечом над всеми, кто был в сквере.

Первые фигуранты появились 12 июля, когда силовики пришли с обысками к активистам Максиму Корчемкину, Татьяне Марковой и Евгению Березняку. Спустя месяц аналогичные обвинения предъявили и известному екатеринбургскому политтехнологу и пиарщику Ярославу Ширшикову. В настоящее время все четыре дела остаются в Следственном комитете.

Активист Евгений Старцев стал фигурантом дела по статье 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»). Его обвиняют в сносе забора, установленного в сквере под строительство храма. В этом деле также нет никаких заметных подвижек.

До суда пока было доведено лишь дело Станислава Мельниченко, которого обвинили по статье 319 УК РФ («оскорбление представителя власти»). Мельниченко вменили оскорбительные слова в адрес сотрудника пресс-группы городского МВД Евгения Крюкова, на котором, по утверждению подсудимого, не было никаких опознавательных знаков. Рассмотрение дела в районном суде завершилось в сентябре. Активиста признали виновным и приговорили к шести месяцам исправительных работ. Впереди рассмотрение дела в апелляционной инстанции.

Еще одним фигурантом уголовного дела мог стать знаменитый в екатеринбургских протестных кругах «дед-пикет» Вадим Панкратов. Известный фанат Путина и «Единой России» волшебным образом оказался по одну сторону баррикад с оппозиционерами. Его обвиняли по части 1 статьи 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти, не опасного для жизни или здоровья, а также угроза его применения»). Панкратов отхлестал подполковника полиции Антона Трошина газетой по руке. Но дело «деда-пикета» суд вернул в следственные органы, и теперь ему, скорее всего, удастся отделаться административкой.

Впрочем, совсем не факт, что вышеперечисленными примерами все ограничится. В настоящее время открыто дело по пункту «а» части 1 статьи 213 УК («Хулиганство с применением предмета, используемого в качестве оружия»), в котором пока нет ни одного фигуранта — но значит ли это, что не появится?

В августе, опасаясь преследования, за границу эмигрировал 18-летний Никита Яблонский, в настоящее время он находится в Израиле.

Единственным, кому удалось добиться закрытия административного дела по событиям в сквере, оказался молодой человек Дмитрий Молодцов. Он доказал, что не имел никакого отношения к протестам, а лишь проезжал мимо и остановился, чтобы посмотреть на происходящее. Среди тех, кому были назначены административные наказания, оказалась и одна из лидеров движения «Парки и скверы» Анна Балтина, которой суд назначил 20 тысяч рублей за призывы погулять в сквере. Всего под штрафы, аресты и обязательные работы по административных делам попали порядка 100 человек.

ЕСПЧ к настоящему времени коммуницировал уже три жалобы на судебные решения по событиям в сквере.

А что опрос?

Основная масса жителей города, судя по всему, не проявляет большого интереса к предстоящему опросу. Всего екатеринбургский горизбирком напечатал 700 тысяч опросных листов, однако проголосует, скорее всего, куда меньше людей.

Межрегиональный координатор движения «Голос» Александр Грезев в разговоре с «Урал. МБХ медиа» предсказывает явку на уровне 3% (чуть больше 30 тысяч жителей).

Не видно и широкомасштабной агитации. Только на этой неделе преимущественно в центре города появились люди с листовками, призывавшие голосовать за площадку на месте Приборостроительного завода. Как сообщила нашему корреспонденту одна из женщин, раздающих листовки, ее наняла на эту работу администрацию Железнодорожного района. Впрочем, в администрации города опровергли данные сведения, заявив, что никто никого не нанимал и никаких денег на агитацию за ту или иную площадку из бюджета города не выделялось.

Оппозиционно настроенные горожане также не имеют единой позиции по опросу. Но практически у всех есть одна главная претензия к администрации города — отсутствие в опросном листе площадок, которые бы действительно устраивали все стороны. Ранее городская дума исключила из перечня пустырь на углу Фурманова-Белинского под предлогом, что эта территория находится в ведомстве ФСБ. После этого в обществе появилось четкое понимание: власти добиваются строительства храма на Горького 17. Эта площадка находится все в той же центральной части города вблизи набережной. В этот раз речь не идет о застройке скверов — просто одно здание заменят на другое, не будет закрыт и вид на городские достопримечательности (храм сам становится одним из объектов этого вида).

Вероятно, замена здания бывшего Приборостроительного завода на храм уже не вызовет по-настоящему массовых протестов, хотя и вряд ли получит широкую поддержку.

Одновременно на площадку за Макаровским мостом имеет виды одна из крупных строительных компаний города, которая наверняка вспомнит о своих притязаниях в случае победы этого варианта. Впрочем, при низкой явке жителей города в целом и одновременно традиционно высокой явке бюджетников можно предположить, что Макаровский мост потерпит сокрушительное поражение.

В сложившейся ситуации Штаб Навального в Екатеринбурге призвал к бойкоту опроса, отметив, что участие в нем лишь легитимизирует «бессмысленную процедуру по указке Путина». Аналогичных позиций придерживаются и некоторые общественники, включая Виктора Норкина, Елену Парий и Виктора Балдина.

Депутат городской думы Константин Киселев уверен, что в опросе нужно участвовать.

«Примеров успешности тактики бойкота в истории выборов и референдумов практически нет. Это признали все, кроме тех, кто свои ошибки признать не в состоянии в принципе» — пишет Киселев на своей странице в facebook. Парламентарий также считает, что предстоящий опрос может стать стартовой точкой для внедрения практики опросов повсеместно.

Хотя опрос носит рекомендательный характер, очевидно, что победа одной площадки наверняка исключит строительство храма на другой, а потому жители города пока еще могут оказать влияние на завершение истории, длящейся без малого 10 лет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: