in

Топить Нижний или не топить? Водный протест в нижегородской области

Топить Нижний или не топить? Водный протест в нижегородской области
Река Волга около Нижнего Новгорода. Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

В Балахне Нижегородской области 20 апреля прошел митинг протеста нижегородцев против строительства низконапорного гидроузла на Волге. Его возведение приведет к затоплению большой территории выше по течению реки в районе Нижнего Новгорода. Реакция была незамедлительной — 22 апреля в Федеральном агентстве морского и речного транспорта прошло совещание по строительству нижегородского низконапорного гидроузла. Окончательного решения пока нет, однако власти, похоже, надеются положительной федеральной повесткой «заглушить» протестные настроения.

4 кладбища и 6 предприятий

Река Волга мелеет не первый десяток, а может, и не первую сотню лет. В 80-е годы XX века был разработан проект подъема воды в Волге до 68-й отметки над уровнем моря в результате строительства электростанции в Чебоксарах. Однако экологический ущерб еще до реализации перевесил выгоду от генерации электричества. В этой ситуации строительство низконапорного узла выше по течению Волги в районе Городца и Балахны — некое подобие компромисса, малое зло в противовес планировавшемуся ранее Большому поднятию воды. Неожиданно выяснилось, что жители Нижнего Новгорода, Городца, Балахны и других населенных пунктов, отданных на заклание Большой Воде, категорически не согласны даже не меньшее зло.

«Основной удар придется на Балахну. Я это заявляю как специалист в сфере ЖКХ. Четыре месяца в году, когда нет навигации, недостаточно для схода воды. Мелиорация в Балахне, к сожалению, нарушена. Необходим новый проект со строительством мелиоративных канав. Если этого не будет, то Балахна будет стоять вся в воде: все подвалы, все коммуникации», — рассказывает «МБХ медиа» местный житель Алексей Левкович.

В феврале 2019 года в Балахне прошли общественные слушания, где обсуждались последствия дополнительного подтопления. Учитывая, что значительная часть территории района имеет низменное расположение и грунтовые воды стоят на отметке 1,5−2 метра, а в Балахнинском районе фактически отсутствует ливневка, могут быть подтоплены 4 кладбища, 6 промышленных предприятий, коллекторы очистных сооружений и места складирования навоза и промотходов, законсервированная птицефабрика в поселке Малое Козино (закрытая из-за вспышки туберкулеза). Принимая во внимание неудовлетворительное санитарное состояние затопляемых территорий, плохое техническое состояние водопроводных и канализационных сетей, подверженных затоплению, создается реальная угроза здоровью населения, связанная с увеличением заболеваемостью очаговыми заболеваниями и острыми кишечными инфекциями, в том числе вирусным гепатитом А, туляремией, туберкулезом, гельминтозом.

Топить Нижний или не топить? Водный протест в нижегородской области
Митинг в Балахне против строительства гидроузла на Волге, 22 апреля 2019 года. Фото: Пресс-служба «Комитета защиты Волжской поймы

Опять распил?

Экстренное совещание в «Росморречфлоте» 22 апреля, о котором сообщила нижегородцам пресс-служба правительства Нижегородской области, было призвано, скорее, успокоить страсти, нежели найти оптимальное решение: «эксперты детально разобрали ответы, предоставленные заказчиком и проектировщиком с учетом мнения профильных федеральных ведомств, в том числе Минприроды России».

«По ряду вопросов нами совместно были найдены и согласованы решения. Но остались вопросы, которые будут рассмотрены уже в рамках государственных экспертиз. Также отмечу, что все поступившие вопросы и ответы на них должны найти отражение в проектной документации и в материалах оценки воздействия на окружающую среду», — сказал министр экологии Нижегородской области Денис Егоров. Какие вопросы? Какие решения? Какие мнения? Ответов на эти вопросы нет.

В общем, ясности не прибавилось, но, возможно, у кого-то создалось впечатление, что в Москве помнят про гидронапорный узел на Волге. Помнят, но поступать будут так, как посчитают нужным, без учета мнения протестующих. По крайней мере, о позиции местных жителей в пресс-релизе областной пресс-службы не было сказано ни слова. Для чиновников этих людей, похоже, не существует. А они есть.

«Губернатор Никитин сам дал сигналы обществу о желательности участия активистов-общественников во всевозможных проектах. Вот и напросился. Тем более что предполагаемое затопление должно затронуть зону, которая уже отмечена гражданской активностью: Волжскую пойму уже пытались спасти от застройки. Решение по этой территории уже принято, но активность осталась, и она теперь переключилась на возможные последствия строительства низконапорного узла, — рассуждает бывший пресс-секретарь губернатора нижегородской области Бориса Немцова Виктор Лысов. — Мы все страдаем от гигантизма. Работает у нас Валерий Шанцев или не работает, эта тяга к глобальным проектам, безусловно, остается. И если федеральное правительство обещает большие деньги под стройку, которой можно гордиться, никакое мнение общественности учитываться уже не будет.

Действительно ли нужна и низконапорная плотина — почему мы забыли славные способы углубления русла реки? Я помню, сколько на Волге работало землечерпалок. Где они теперь? На мой взгляд, определяющим фактором при решении вопросов с такими грандиозными проектами является масштабное финансирование, позволяющее „отпилить“ значительную часть отпускаемых бюджетных средств. А дальше — трава не расти».

Братьев Навальных вызвали в суд во Франции по делу «Ив Роше»

Роскомнадзор отказался выдать лицензию СМИ газете Дмитрия Гудкова