«В наших условиях это победа». Интервью с матерью фигуранта «ростовского дела» после смягчения приговора – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«В наших условиях это победа». Интервью с матерью фигуранта «ростовского дела» после смягчения приговора

«В наших условиях это победа». Интервью с матерью фигуранта «ростовского дела» после смягчения приговора

«В наших условиях это победа». Интервью с матерью фигуранта «ростовского дела» после смягчения приговора

Верховный суд России изменил приговор по «Ростовскому делу»: дело переквалифицировали с покушения на массовые беспорядки на их приготовление. Приговор сократили более чем на треть — с шести с половиной лет до четырех. Мы поговорили с мамой Яна Сидорова Надеждой о ее реакции на приговор, влиянии общества на процесс и дальнейших планах защиты.

— Что вы думаете о приговоре?

— Думать я перестала на фразе «внести изменения в части ст. 30 и изменить ч.2 на ч.3. Я поняла, что это приготовление, а не покушение. Уже с этих слов стало ясно, что меняется срок, и, возможно, меняется режим.

— А что с режимом?

— Пока неизвестно. Его может изменить только суд. В приговоре они этого не зачитали. Мы узнаем о режиме только когда получим на руки бумаги. Произойдет это в течение десяти дней. Нам сказали, что в течение трех-пяти уже выдадут.

— Если сейчас им меняют режим на общий, они выходят по отсиженному?

— Нет, остается несколько месяцев. Если им пересчитают день за полтора, то только в СИЗО. По отсиженному будет 39 месяцев, останется еще девять. Они выйдут пятого ноября 2021 года. Спустя ровно четыре года с тех пор, как вышли в пикет. Им срок наказания посчитали ровно с даты выхода, административку зачли в срок отсиженного. Но это произойдет в самом худшем случае. У нас 5 августа будет две трети срока. А восьмого августа у Яна будет полгода, как он приехал в колонию. У Влада этот срок наступит чуть раньше. Чтобы получить УДО, нужно пробыть полгода в одном месте и отсидеть две трети срока.

— То есть следующим шагом вы планируете подавать прошение об УДО?

— Да, восьмого августа уже можно это делать. Либо он, либо адвокат обратятся к администрации колонии, когда подойдет срок. Соберется комиссия, на которой будет психолог, администрация, ОНК. Комиссия разберет поведение заключенного в колонии, и если она одобрит прошение, то оно будет передано в суд. В нашем случае это будет районный суд Ульяновска. В случае Влада — Шахтинский городской суд. И уже эти суды вынесут решение. По срокам мы уже в начале августа можем подаваться. Но никто не знает, как часто собирается комиссия: это внутренний распорядок. Это будет пара месяцев еще. К сожалению, мы не можем забрать ребенка прям завтра, но это вселяет надежду. В самом худшем случае им осталось сидеть 16 месяцев. Был май 2024, а сейчас — ноябрь 2021 года. Им уравняли срок. Если до этого у Влада было на месяц больше, чем у Яна — 6 лет и 7 месяцев, то сейчас такие же 4 года.

— Есть ли реакция от ЕСПЧ?

— Пока тишина с обеими жалобами. Одну из них они еще даже не получили. Они обычно присылают ответ о том, что они получили жалобу. Потом сообщают, что коммуницирована. Пока ничего из этого не произошло. Первая жалоба была на срок содержания под стражей выше полутора лет. В случае выигрыша положена денежная компенсация. По ней в марте уже было рассмотрение. России дали время на ответ, но власти ответили что-то невнятное. Адвокаты говорят, что дело выигрышное, и ребята получат компенсацию. Но решения по ней пока нет. Там скорее всего идет долгая переписка. Вторая жалоба была непосредственно на приговор. Там вообще тишина.

— Что вы почувствовали, услышав решение Верховного суда?

— Я ревела. Не так, как в прошлый раз, когда пустила скупую слезу на апелляции, а реально плакала. Я понимаю, что в нынешних условиях это победа. Особенно учитывая то, что по прошлым делам, связанным с «Артподготовкой» кассация ничего не отменяла. А тут Яну и Владу сняли больше трети срока.

— А как отреагировали Влад и Ян?

— Мальчишки были счастливы. Ян, когда услышал, что меняют покушение на приготовление, реально засиял. А он во многом сдержанный человек. Влад поднялся, вцепился в решетку, прильнул к ней. Мне советовали не ехать, говорили, что не нужно мне лишний раз расстраиваться, ведь все равно ничего не изменится. Но я хотела услышать все происходящее своими ушами и прожить там собственные эмоции. Марина Мордасова не смогла приехать из-за работы, узнала от журналистов. Она тоже счастлива.

— Как вы считаете, почему в этот раз суд пошел на уступки?

— В прошлый раз они отложили заседание по формальным причинам. Они заключались в том, что у Влада якобы нет адвоката. Это странно, потому что если нет разногласий, то один адвокат имеет право защищать двух подзащитных. У ребят разногласий нет: они оба не согласны с приговором. В этом же заседании Сабинин намекнул, что по тем же самым основаниям [по которым подавалась кассация] ушла жалоба в ЕСПЧ. Мотивируя свой отказ, они сказали, что к делу приковано слишком много внимания, и суду хочется соблюсти даже формальные права.

— То есть общественный резонанс сыграл свою роль?

— Скорее всего да. Сейчас есть тенденция на смягчение по политическим делам. [Журналистка Светлана] Прокопьева — 500 тысяч штрафа, [историк Юрий] Дмитриев — 3,5 года по очень тяжкой статье вместо 15 запрошенных.

— Какие условия содержания у ребят в колонии?

— Ян не жалуется. Он никогда не жалуется. Я считаю, что условия как в колонии строгого режима. Все по режиму, все по будильнику, но Ян принял их как данность. Кормят хорошо. Говорит, у него даже язык не поворачивается это «баландой» назвать. Администрация ведет себя в рамках закона. Насколько я знаю, у Влада в колонии тоже все ровно. Они живут в бараках, имеют право передвигаться. У Яна в Ульяновской есть церковь, есть спортплощадка, есть библиотека. Но это в любом случае колония строгого режима в России. Ян очень долго привыкал к этому.

5 ноября 2017 года Влад Мордасов и Ян Сидоров вышли в пикет с плакатами «Правительство в отставку» и «Верните землю ростовским погорельцам». Их задержали и отправили под административный арест за несогласованную акцию. Позже на них завели дело о покушении на массовые беспорядки. В суде Мордасов и Сидоров неоднократно заявляли о пытках со стороны силовиков, а свидетели обвинения массово отказывались от показаний. Тем не менее Ростовский областной суд признал их виновными в октябре прошлого года приговорил Влада Мордасова к 6 годам и 7 месяцам колонии строгого режима, а Яна Сидорова — к шести с половиной годам. Апелляционная инстанция оставила этот приговор без изменений. Amnesty International и правозащитный центр «Мемориал» признали Яна Сидорова и Влада Мордасова политзаключенными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: