«В этой колонии нас даже за людей не считают». Вспышка коронавируса в ИК-1 в Брянске – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«В этой колонии нас даже за людей не считают». Вспышка коронавируса в ИК-1 в Брянске

«В этой колонии нас даже за людей не считают». Вспышка коронавируса в ИК-1 в Брянске

«В этой колонии нас даже за людей не считают». Вспышка коронавируса в ИК-1 в Брянске

На прошлой неделе в УФСИН Брянской области официально подтвердили наличие зараженных коронавирусом в областной ИК-1. Мы поговорили с заключенным из ИК-1, а также с близкими осужденных. Он рассказали, что в колонии может быть более ста заболевших, а барак для изоляции зараженных зачем-то обвили колючей проволокой.

«Позапрошлое воскресенье (7 июня — МБХ медиа“), жара градусов 30, с утра до вечера с нашего отряда в санчасть начинают идти ребята с жалобами на плохое самочувствие, примерно человек 14, у всех одно и то же — температура от 37,5 до 38,5. Местные медики разводят руками», — рассказывает заключенный исправительной колонии № 1 в Брянской области Иван (имя изменено, заключенный пожелал остаться анонимным, поскольку опасается преследования со стороны администрации колонии — «МБХ медиа»). По его словам, в этот же день всех обратившихся в санчасть перевели на карантин в другое здание. «Сутки мы находимся в жутко жарком помещении, окна не открываются и запенены монтажной пеной, в понедельник к нам переводят еще 9 человек, тоже с температурой», — продолжает Иван. Как он говорит, во вторник у 23 человек с температурой взяли первый тест на коронавирус, а на следующий день — у всего отряда. В зоне объявляют карантин, но, говорит Иван, не дают лекарств даже для того, чтобы сбить температуру, которая у некоторых заключенных поднималась выше 38,5 градусов.

«В среду к нам в здание переводят еще одного человека, как мы выясняем, его перевели с санчасти и он сдал тест на корону еще до того, как в отряде началась эпидемия. Тест показал положительный результат. В пятницу тех, кто в здании карантина, переводят обратно в отряд, а из отряда 14 человек переводят в здание карантина. Никакой санобработки, ничего вообще [в здании карантина] после нас не делается», — рассказывает Иван. «Первую неделю не делали ничего, действовать начали на опережение только после того, как я начал предпринимать меры, доложили все заму начальника [колонии]», говорит заключенный.

Мать одного из заключенных опубликовала ролик с рассказом о ситуации в колонии в Tiktok.

@alenkainrussia##зона##ИК-1##Брянск##короновирус##сокрытие информации#♬ оригинальный звук — alenkainrussia

В ИК-1 Брянской области находится около тысячи человек. На прошлой неделе родственники заключенных из этой колонии сообщили о возможной вспышке коронавируса в учреждении — позже «МБХ медиа» это подтвердила пресс-служба управления ФСИН по Брянской области. Однако в ведомстве заявили, что заболевание у заключенных «протекает бессимптомно или в легкой форме». «Врачи заходят утром каждый день с градусниками, но температуры нет ни у кого, она была первые три четыре дня, потом [были] у большинства потеря вкуса и запаха, сыпь, диарея, слабость», — говорит заключенный Иван.

Администрация колонии не забыла и об изоляционных мерах. «На прошлой неделе наше общежитие обшили профлистами и там, где к окнам могут подойти, протянули колючую проволоку», сообщает Иван.

«К сожалению, в открытом доступе нет принятых в системе ФСИН нормативных актов, которые регламентировали бы действия сотрудников СИЗО и колоний при выявлении случаев заболевания заключенных коронавирусом», — рассказывает Ольга Подоплева, юрист фонда «Русь сидящая», который занимается помощью осужденным и их семьям. «Есть лишь общие рекомендации Минздрава относительно алгоритма действий медицинских работников, оказывающих помощь в условиях стационара, и терапии коронавирусной инфекции, вызванной штаммом 2019-nCoV. Поэтому административное или судебное обжалование предпринимаемых мер с юридической точки зрения будет достаточно сложно», замечает Подоплева.

«Если в колонии или государственной больнице заключенному не оказывается надлежащая медицинская помощь, что вызывает ухудшение его состояния и ставит под угрозу жизнь и здоровье, может идти речь о нарушении статьи 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, то есть потенциально об обращении в ЕСПЧ», — говорит эксперт.

«В этой колонии нас даже за людей не считают». Вспышка коронавируса в ИК-1 в Брянске

ИК-1 в Брянске. Фото: fsin-atlas.ru

«Мы просто животные для них»

«Сотрудники вообще не носили масок и не предпринимали никаких мер защиты до того, как [случилось вспышка]», говорит заключенный Иван.

Заключенные находится в 15 отряде колонии. «Практически все, кто находятся в 15 отряде, заболел, 109 человек», — сообщает нам близкая родственница одного из заключенных, которая так же пожелала остаться анонимной. Это цифру подтвердил еще один источник, который находится в контакте с некоторыми заключенными колонии. «Мы считаем, что занес вирус мастер швейного производства, так как мы отряд швейный, мы первые и заболели«, — говорит Иван.

«На данный момент заразился уже от нас начальник второго отряда и его отряд, как мы понимаем. Зам начальника по безопасности, как мы знаем, тоже заразился», — сообщает заключенный. Во втором отряде находятся пенсионеры и инвалиды.

Председатель общественной наблюдательной комиссии в Брянской области Анна Голубева рассказала «МБХ медиа», что в ОНК не поступало жалоб в связи с вспышкой коронавируса в ИК-1. «Наши жалобы из зоны не выпустят, тут тяжело отправить их, сразу оперативники вызывают и просят забрать жалобы», — сообщает заключенный.

«Они боятся все, потому что понимают, что пандемия коронавируса рано или поздно закончится, а им сидеть дальше», — объясняет Елена (имя так же изменено, собеседница пожелала остаться анонимной, поскольку, по ее словам, в ином случае «будут проблемы». — «МБХ медиа»), которая находится в контакте с несколькими заключенными из колонии. «Конечно, [мы обращались в ОНК]. Они нам говорили „все на контроле, не паникуйте“», — говорит Елена.

Как рассказывает Иван, ИК-1 сейчас недоступна для посещения, в том числе и наблюдателям из комиссии. «Лично мы не можем проверить. Я считаю, что это правильно. Можем мы заразиться, либо кто-то из членов комиссия занести инфекцию», говорит Анна Голубева.

По словам Елены, местные власти стараются «занизить цифры» заболевших в колонии, чтобы не портить повестку перед сентябрьскими выборами губернатора области. Елена отмечает, что ИК-1 — худшая колония в Брянской области.

Ранее общественный проект «Серая зона. Карта респираторных заболеваний в колониях и СИЗО России» сообщал, что в мае в ИК-1 скончались 4 заключенных — предположительно, от коронавируса, но это опровергли в УФСИН региона.

По словам Ивана, сейчас ситуация в исправительном учреждении в некоторой степени выправилась: «У нас в принципе положительная динамика протекания болезни началась. Сейчас в отряде каждый день санобработка раствором и два раза в день кварцевание отряда».

Однако он замечает, что заключенным не сообщают о результатах их тестов на коронавирус. «Просто говорят: «Да, первое тестирование показало положительные результаты, но не у всех. Никакой конкретики. Если кто-то начинает по этому поводу возмущения, кто-то из «зэков» доносит заму по безопасности, и [с ним] идут не всегда приятные беседы, — говорит Иван, Нам ничего не объясняют, в этой колонии нас даже за людей не считают, мы просто животные для них. Есть единицы нормальных сотрудников, которые видят что тут происходит, но у них завязаны руки для того, чтоб нам помочь».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: