МБХ медиа
Сейчас читаете:
Холодный «Теплый дом»: как благотворители из Воронежа получили миллионы и отказались от обязательств

Холодный «Теплый дом»: как благотворители из Воронежа получили миллионы и отказались от обязательств

Дагестанская организация «Теплый дом на горе» многократно упоминалась в СМИ как место, где женщины с детьми могут укрыться от домашнего насилия, спастись от преследования, получить помощь и начать новую жизнь. Но в январе руководители «Теплого дома» сообщили своим подопечным, что выселяют их из кризисной квартиры в Махачкале. За формальными причинами вроде «нарушений внутреннего распорядка» вскрылись другие — со стороны самой организации, руководство которой не только эксплуатировало труд подопечных, но и занималось откровенными махинациями ради привлечения средств.

«Мы к вам дважды задницей»

Подопечные дагестанского шелтера «Теплый дом на горе» в конце января разослали журналистам тревожное сообщение. Трех женщин и восьмерых детей выселяют из кризисной квартиры на улицу. Основанием, по словам женщин, стал их отказ бесплатно делать ремонт в квартире, где подопечные жили раньше. Женщины рассказали, что руководство шелтера неоднократно отправляло их мыть, шкурить и красить стены в предыдущей кризисной квартире, которую «испортили» дети подопечных (малыши рисовали на стенах). Трудиться приходилось бесплатно, бывало, что более 10 часов в день. Когда они не приходили на уборку, замдиректора центра Фарида Бахшиева угрожала выселением. «Все на улицу пойдете! Я больше играться с вами не буду. Вы к нам задницей, мы к вам дважды задницей!», — говорила она подопечной, жаловавшейся на температуру у детей, из-за которой матери вызывали скорую помощь и не смогли пойти убирать квартиру (запись этого и других приведенных в тексте разговоров есть в распоряжении «МБХ медиа»).

На этом история не закончилась, одна за другой стали всплывать разные подробности, выставляющие организацию «Теплый дом на горе» не в лучшем свете. Так, появились записи телефонных разговоров, где руководство шелтера требует от подопечных принять участие в съемках репортажа для шведских журналистов. Когда женщины отказываются, им предлагают собрать вещи и выселяться из кризисной квартиры.

Руководство шелтера (директор Евгения Величкина и ее заместитель Фарида Бахшиева) быстро отреагировали на возмущение своих подопечных и распространили по СМИ пояснение (полный текст есть в распоряжении «МБХ медиа»). Свои действия по выселению женщин они называли совершенно законными, а одну из подопечных обвинили в намеренной провокации и подкупе сожительниц.

Историю конфликта подопечные приюта рассказали Светлане Анохиной и Лиде Михальченко, подробно о ней можно прочесть на портале «Даптар».

Один из аргументов для выселения подопечных из шелтера — это отсутствие средств. Директор «Теплого дома на горе» Евгения Величкина сказала журналистам, что грант на работу закончен, денег оплачивать жилье больше нет.

Из Воронежа с любовью к беременным

Организация «Теплый дом на горе» работает в Махачкале с 2017 года. Его руководитель Евгения Величкина до появления в Дагестане упоминалась в СМИ как сотрудник воронежского Центра поддержки материнства и детства «Ангел-хранитель». Судя по информации на сайте, центр работает в Воронеже с 2012 года, хотя отчет о его деятельности опубликован только за 2017 и 2018 гг. Директор центра — Илья Пилюгин, бывший супруг Евгении. «Теплый дом на горе» — проект «Ангела-хранителя».

Почему воронежская организация решила расширить географию своего проекта именно на Дагестан, неясно. Ни Евгения Величкина, ни Илья Пилюгин с Северным Кавказом никак связаны не были, нет информации о каких-либо совместных проектах «Ангела-хранителя» и благотворительных или правозащитных организаций из Дагестана. В тексте одной из заявок на грант указано, что «в 2016 году заместитель директора Центра Евгения Величкина организовала инициативную группу в Дагестане, где занимается предабортным консультированием беременных женщин, также была проведена совместная мини-конференция для студентов медицинских учебных заведений в ДГМУ при поддержке Российского Союза Молодежи Республики Дагестан».

Получить президентский грант для работы в Дагестане, возможно, было не так сложно: в категории «поддержка материнства» у «Теплого дома на горе» практически нет конкурентов, заявок действительно мало, а регулярно получало средства на работу с женщинами только известное в республике общественное движение «Дагестан без сирот», которым руководит Раисат Османова.

В 2017 году автономная некоммерческая организация «Центр защиты материнства и детства „Ангел-хранитель“» выиграла президентский грант на сумму 1 618 300,00 рублей на центр поддержки материнства «Теплый дом на горе». «В рамках проекта мы отправляем нашего опытного обученного сотрудника осуществлять деятельность по проекту „Теплый дом на горе“ в Дагестан под патронажем АНО „Ангел-Хранитель“ в качестве его филиала, чтобы перенять опыт и открыть новую некоммерческую организацию Центр защиты материнства в Дагестане», — указано в заявке.

На 1 618 300,00 рублей «Теплый дом на горе» должен был сделать следующее: открыть гуманитарный склад для помощи нуждающимся в Махачкале; создать локальный телефон доверия при незапланированной беременности в Республике Дагестан; провести благотворительную акцию для одиноких, многодетных матерей и беременных женщин в Республике Дагестан; провести конференцию в Республике Дагестан по проблемам кризисного материнства, социального сиротства и защиты жизни до рождения с приглашением иногородних организаций; открыть кризисную квартиру для одиноких матерей с детьми и беременных женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию; осветить деятельность проекта в СМИ Республики Дагестан.

Одной из главных идей, продвигаемых проектом «Теплый дом на горе», была борьба с абортами «по половому признаку».

«Ангел-хранитель» подавал и другие заявки на президентский грант, которые были отклонены. Одна из них должна была затронуть и «Теплый дом на горе» — на его основе предполагалось открыть мастерскую народного дизайна для матерей в трудной жизненной ситуации, на которую центр просил 5 163 800,00 рублей. В рамках проекта женщин в Воронежской области и Дагестане должны были обучать шитью. Через несколько месяцев центр подал еще одну заявку на грант для Женской реабилитационной школы в Дагестане на 2 466 580,00 рублей. Заявка была отклонена, а ее текст во многом дублировал предыдущую заявку.

Одно из помещений швейной мастерской. Фото: dagmama.ru

В сентябре 2018 года «Ангел-хранитель» выиграл новый грант на свой дагестанский проект — на этот раз он назывался «Подпольные мамы». Сумма была более внушительной, чем за год до этого — на работу «Теплого дома на горе» получили 2 645 380,00 рублей. На эти деньги проект должен был реализовать массу инициатив: направление наставничества для 20 женщин «Старшая сестра», попавших в кризисную квартиру, для матерей с детьми, которых не принимают родственники; домашние ясли с рождения для 40 детей этих женщин; выездную школу будущих матерей для 300 беременных из дальних районов Дагестана; обучить 260 волонтеров по разным направлениям; провести межрегиональный форум на 150 участников; а также создать фандрайзинговую службу и привлечь 100 спонсоров.

«В результате проекта в республике Дагестан образуется принципиально новая в данном регионе модель развития гражданского общества. Благодаря общественной школе профилактики отказа от материнства по причинам общественного неприятия в Дагестане женщины, у которых сложная ситуация, связанная с рождением и воспитанием ребенка, смогут получить помощь во временном проживании, социально-психологической реабилитации, смогут получить правовую поддержку. У каждой женщины будет свой личный обученный наставник-волонтер, который поможет выйти женщине из ее сложной ситуации, налаживая положительные социальные контакты. Мамы в ситуациях отказа родственников смогут воспользоваться услугами домашних нянь, чтобы иметь возможность выйти на работу и начать самостоятельную жизнь», — говорилось в заявке.

«Принципиально новая модель общества»

В январе «новая модель общества» выглядела следующим образом: в кризисную квартиру, где за дверью со сломанным замком сидели три напуганных женщины и восемь их детей, пришла полиция и инспектор по делам несовершеннолетних. Их привели туда Евгения Величкина и Фарида Бахшиева. С их помощью они хотели выселить упрямых женщин, которые отказались участвовать в съемках сюжета для шведского телевидения. Нужно было показывать перед камерой свое лицо — а это небезопасно для тех, кто бежал от преследования.

По другую сторону баррикад оказались сами женщины и их небольшая группа поддержки. Они пытались объяснить благотворителям, что миссия «Теплого дома на горе» была в том, чтобы помочь женщинам укрыться от беды, выгонять их они не имеют права, а тем более нельзя угрожать им комиссией по делам несовершеннолетних.

Бой был долгим, но женщин удалось отстоять — хотя бы временно. Сейчас они ищут себе новое жилье, защиту и способ какого-то заработка. Пока они жили в шелтере, устроиться на работу они не могли: нужно было следить за детьми. Руководство «Теплого дома» предлагало им сомнительную помощь — например, в виде молочки, которую выдавали за участие в мероприятиях. «Кто завтра не придет на тренинг, молочку не получит», писала подопечным Евгения Величкина.

Ни молочная продукция, ни какие-то еще продукты питания для подопечных не были предусмотрены бюджетами изначально — их предоставляли дружественные компании, например, фирма «Чабан».

Скриншот с сайта «Даптар»

Проекты, которых не было

Деятельность «Теплого дома на горе» в 2018 году оценить сложно, так как женщины, попадавшие к ним в тот период, давно покинули стены шелтера (условия пребывания там — до трех месяцев, в крайнем случае срок можно продлить до шести месяцев). Зато вполне реально оценить, чем центр занимался в рамках воплощения своего проекта «Подпольные мамы» в 2019 году.

Ни одна из женщин, проживающих в данный момент в кризисной квартире «Теплого дома», не получала помощи от личного наставника-волонтера. Также никому не предоставлялись услуги «домашних нянь» — как рассказали сами женщины, даже когда их привлекали к работе по ремонту квартиры, которую кризисный центр снимал раньше, одна из них, Ася, приглядывала за всеми детьми. Присматривали женщины и за двумя детьми Евгении Величкиной — их часто привозили сюда и оставляли на период с 9 до 18 часов.

Обучение волонтеров, судя по словам самих руководителей «Теплого дома на горе», успехом тоже не закончилось: в разговоре с журналистом Светланой Анохиной они сами признавались, что заниматься чем-то бесплатно в Дагестане никто не хочет. «На практике, к нам приходит очень мало людей… Ну, мы смотрим хоть кого-нибудь кому-нибудь просто приставить», — признавались Бахшиева и Величкина.

Что касается правовой помощи женщинам, то и здесь все, кажется, пошло не так: юридической поддержки не получали не только подопечные, но, видимо, и сами руководители организации. Это стало очевидным, когда в январе произошло несколько попыток быстро выселить женщин с детьми из кризисной квартиры: Величкина и Бахшиева утверждали, что имеют на это полное право, что они «проконсультировались с юристами». Однако сотрудник ПДН объяснила им, что выставлять за дверь женщин с маленькими детьми они не могут (запись разговора Величкиной и Бахшиевой с сотрудником ПДН и подопечными есть в распоряжении «МБХ медиа»).

Помимо президентского гранта, «Теплый дом на горе» получил еще один небольшой грант на швейную мастерскую на 367 810,00 рублей. Этот проект должны реализовать в период с ноября 2019 по ноябрь 2020 года. Уже в январе в инстаграме «Теплого дома» появилось видео помещения, которое готовят для мастерской «Шелкопряд».

Одна из подопечных «Теплого дома» Хадижа рассказала, что ей и другим женщинам предлагали убирать некий цех, в котором должна быть швейная мастерская. «Типа не бесплатно, какой-то мужик оплатит за работу. Потом я узнаю от девочек, что это их цех и они хотят там ставить машинки швейные. А те мне совсем другое сказали. Они же сказали как — что у цеха есть хозяин, и что он и заплатит мне за уборку. Фарида сказала так. В итоге оказалось, что это их цех, они себе его готовили. Хотели меня кинуть опять. Я отказалась», — рассказала Хадижа.

Евгения Величкина говорит, что у «Теплого дома на горе» сейчас нет денег на то, чтобы продолжать содержать шелтер. В разговоре с шеф-редактором портала «Даптар» Светланой Анохиной Величкина подтвердила, что новый грант они получили, но транш еще не пришел.

Действительно, недавно «Теплый дом на горе» получил грант от фонда поддержки гуманитарных и просветительских инициатив в рамках конкурса «Православная инициатива». Получит его социальная служба «Сестры» — детище «Теплого дома». Выделен он на совсем другие инициативы — это помощь православному населению Дагестана. Сумма гранта также неизвестна, но по условиям конкурса она не может превышать 600 тысяч рублей. Также в конкурсе есть специальная номинация «Приюты для беременных» — по ней победитель может получить до 1 000 000 рублей.

Из описания проекта на сайте конкурса: «За время нашей деятельности в Центр обратились бывшие христиане, которые приняли ислам по разным причинам: при вступлении в брак с мусульманином, при получении помощи от исламских организаций и мечетей. Мы часто сталкиваемся со случаями принуждения к принятию ислама. Зачастую этим людям не оказали вовремя духовную, гуманитарную, психологическую и правовую помощь, а также помощь с жильем и работой. Для этого мы планируем создание первой в Дагестане социальной службы поддержки христианского населения, которая будет оказывать духовную, социально-психологическую, гуманитарную, правовую помощь, а также во временном проживании для христианок в сложной ситуации».

В шелтере «Теплый дом на горе». Фото: dagmama.ru

В описании проекта указано некое временное проживание, но только для христианок. Женщины, которые до последнего момента жили в квартире «Теплого дома на горе», христианками не являются.

Из диалога Фариды Бахшиевой и Евгении Величкиной с журналистами в январе:

Бахшиева: Договор об аренде квартиры оформлен на мое имя. Я буду расторгать его, вывозить свою мебель, я имею право отсюда всех выгнать. Юристы подтвердили, что все правомерно. Мы ликвидируем приют на неопределенный срок. Все приведем в порядок, и будем заселять сюда женщин.

Величкина: Но не этих.

Руководитель организации «Ангел хранитель» Илья Пилюгин сказал «МБХ медиа», что хотя «Теплый дом на горе» начинал с гранта, полученного именно организацией под его руководством, сейчас их проекты только сотрудничают, «это отдельная организация». Что касается обучения волонтеров, то это «было у них по проекту от президентских грантов», подтверждает Пилюгин. Обучение волонтеров совместили с межрегиональным форумом. «Приезжали (в Махачкалу) наши психологи, я тоже приезжал, проводил мероприятия. Это был и форум, ну и во время форума обучение. Сделано было в одно и то же время, параллельно. Цифру я не знаю, сколько удалось обучить», — говорит Пилюгин.

Конкретных результатов работы он привести не может, но Илья Пилюгин утверждает, что «Теплый дом на горе» свою деятельность не переориентировал, несмотря на выигранный православный грант. Уточнить планы у руководителя «Теплого дома» Евгении Величкиной не удалось: сначала она сослалась на занятость, а потом не ответила на звонок.

Помимо грантов на 2019 год, «Теплый дом на горе» получает и частные пожертвования, которые сложно подсчитать (данные по ним пока не обнародованы) — призывы перевести деньги, привезти одежду и еду для женщин регулярно появлялись у них в социальных сетях. Кроме благотворительной работы, Евгения Величкина и Фарида Бахшиева в конце года зарегистрировали в Махачкале свой бизнес, связанный с ресторанами и услугами по доставке питания — ООО «ШЕФ-ГРУПП». Девушкам принадлежит в нем по 25 процентов, остальные 50 принадлежат гражданину Азербайджана Шамилю Мамедову.

Деньги любым путем

Ответственность за невыполненные обязательства по грантам невелика — в российской практике организации, которые не смогли вовремя и полностью осуществить цели, просто не получают деньги в дальнейшем. Но наши коллеги из Дагестана выяснили, что «Теплый дом на горе» не только не выполнял некоторые взятые на себя обязательства, но и занимался мошенничеством для привлечения внимания к работе своего центра, а иногда и для привлечения денежных средств.

Самой громкой историей стала ситуация с некой Аминой, которую муж заставлял сделать аборт из-за пола ребенка (мужчина якобы хотел мальчика). Оказалось, что роль девушки исполнила актриса, найденная сотрудниками «Теплого дома на горе» на актерском факультете вуза, за скромные три тысячи рублей. Фейком оказалась и видеозапись, на которой ее якобы разгневанный муж приходит за своей супругой в кризисную квартиру. Подробнее об этом можно прочесть в материале портала «Даптар».

Тексты о работе «Теплого дома на горе» писали четыре журналистки, которые освещали работу организации ранее, знакомы с их руководителями и следили за их деятельностью, а также общались с подзащитными центров. Они уже обратились в Фонд президентских грантов и к руководству конкурса «Православная инициатива» с просьбой изучить ситуацию, сложившуюся вокруг подопечных «Теплого дома на горе».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: