«Я отправлю тебя на петушатник». Полицейские из Оренбурга пытали задержанных со стопроцентным алиби – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Я отправлю тебя на петушатник». Полицейские из Оренбурга пытали задержанных со стопроцентным алиби

В начале 2018 года в Оренбурге зарезали местного бизнесмена Дениса Чернова и его семилетнего сына. Убийство вызвало общественный резонанс, глава СК РФ Александр Бастрыкин взял дело на личный контроль. Спустя два месяца объявили, что подозреваемые задержаны: ими оказались выходцы из Азербайджана Мушфиг Гулиев, Рамин Шахмаров и Мушфиг Шихалиев. Их зверски пытали, добиваясь признания, причинили серьезные увечья. Позже выяснилось, что у всех троих было алиби. Генпрокуратура принесла свои извинения, а Шахмаров получил сто тысяч рублей компенсации. Юристы «Комитета против пыток» рассказали «Урал. МБХ медиа», что пытаются инициировать возбуждение дела против полицейских, но им постоянно присылают отказы.

Денис Чернов и его сын

Утром 17 января 2018 года предприниматель из Оренбурга Денис Чернов вместе со своим семилетним сыном сел в свой белый Land Cruiser 200, чтобы отвести мальчика в школу к первому уроку. По пути бизнесмен решил остановиться около дома на Киевской улице, чтобы выбросить мусор в контейнер. Буквально в течение часа жители окрестных домов увидели, как внедорожник Чернова объят пламенем, а сам мужчина без признаков жизни лежит около машины. На место происшествия тут же выехали пожарные, скорая и полиция. Выяснилось, что Чернов умер, получив около 20 ножевых ранений, около своего внедорожника он лежал скованный наручниками. Его сын также был мертв — мальчика ударили ножом 15 раз.

Опрошенные свидетели тогда заявили, что на месте происшествия видели отъезжающую черную «заниженную» «Ладу-Приору». В салоне Land Cruiser следователи обнаружили красную канистру с топливом, которую, очевидно, подожгли и бросили внутрь внедорожника. Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин взял расследование этого дела на личный контроль. Родные погибшего Чернова не сомневаются, что убийство было заказным. Бизнесмен занимался автострахованием, вдобавок управлял двумя компаниями, выдававшими микрокредиты. Чуть позже у следствия появилась улика: брошенный на месте убийства окурок, по которому была проведена генетическая экспертиза. 9 марта 2018 года СК РФ отчитался о том, что подозреваемые в убийстве Дениса Чернова и его семилетнего сына задержаны. Ими оказались жители Абдулинского района Оренбуржья, выходцы из Азербайджана Мушфиг Гулиев, Рамин Шахмаров и Мушфиг Шихалиев. Казалось бы, неплохой результат: спустя два месяца после заказного убийства силовики, наконец, нашли исполнителей. Однако эта история с точки зрения криминалистики оказалась не такой простой, какой кажется на первый взгляд: весной 2018 года ужасное двойное убийство переросло в зверские пытки задержанных.

Скриншот видео Телеканала 360

Мушфиг Гулиев

В конце мая 2017 года Мушфиг Гулиев в очередной раз поехал на заработки в Россию. Он и раньше работал легально на территории РФ, чаще всего, на стройках: то в Екатеринбурге, то в Москве. В последний раз отправился в Абдулино Оренбургской области. Там у него жил знакомый Тофиг Шыхалиев, в доме у которого он получил временную регистрацию. В Абдулино Гулиев устроился разнорабочим на стройке, а чуть позже ему подвернулась вторая работа в качестве тренера по волейболу в спорткомплексе «Старт». В прошлом Гулиев профессионально занимался волейболом: в конце 1980-х он играл за клуб «Уралмаш» в Екатеринбурге, а чуть позже был в составе сборной Азербайджана по этому виду спорта.

27 декабря 2017 года к дому Тофига Шыхалиева подъехали полицейские из соседнего села Матвеевка с двумя понятыми. Шыхалиеву они сообщили, что расследуют дело о краже крупного рогатого скота, поэтому в его доме нужно было провести обыск. Подозревать в этом Шыхалиева полицейские стали по двум основаниям: Тофиг попал на камеры видеонаблюдения около места кражи, а второй момент — он занимался куплей-продажей мяса. После обыска Шыхалиева и Гулиева повезли в отделение, где у обоих сняли отпечатки пальцев и взяли образцы слюны, после чего сфотографировали и отпустили.

Наступила весна 2018 года, и Гулиев уже начал было забывать об этом странном эпизоде, но 2 марта около спорткомплекса «Старт» с ним встретился участковый Руслан и потребовал поехать с ним в отдел полиции Абдулино. Там Мушфига Гулиева начали фотографировать в профиль и в анфас.

— Ну и зачем все это? — спросил Мушфиг Гулиев.

— Да просто проверка личности, — ответил участковый Руслан, после чего спросил фотографа:

— Подходит?

— Да, подходит, — ухмыляясь, ответил фотограф.

После этого у Гулиева снова сняли отпечатки пальцев, образцы слюны и отпустили. Вечером 6 марта, когда Гулиев был в гостях у своей знакомой, на него снова вышел участковый и повез его в абдулинский отдел полиции. По дороге полицейский поинтересовался, какие сигареты тот курит, на что Гулиев показал ему пачку «NZ». В отделе полиции ему задали вопрос, где он был и что делал 16 января 2018 года. На это Гулиев ответил, что в шесть вечера был в Абдулино в гостях у друга, с 19 до 22 часов он проводил тренировку в спорткомплексе «Старт», после чего пошел домой, где до двух часов ночи разговаривал со своей женой по телефону. В отделе полиции Гулиев узнал, что аналогичный вопрос они задавали и другим его знакомым: Тофигу Шыхалиеву, Рамину Шахмарову и Мушфигу Шыхалиеву.

Вся беседа шла в формате опроса, никто никакой протокол не составлял. В результате полицейские решили везти Гулиева в Оренбург, в отдел полиции, расположенный на улице Дубицкого, 2. Причем фактически Гулиев не имел статуса задержанного, но его никуда не отпускали. Утром 7 марта Мушфига доставили в Оренбург, завели в кабинет, где посадили на стул и надели наручники. В 8 утра в отделении на Дубицкого начался рабочий день, многие полицейские заглядывали в кабинет, где сидел Гулиев, и спрашивали:

— Этот?

— Ага, этот, — отвечал им полицейский.

Спустя некоторое время Гулиева повезли проверяться на «детекторе лжи». Во время этой процедуры его спрашивали, убивал ли он Чернова и его маленького сына, на что Мушфиг отвечал отрицательно, поясняя, что никакого отношения к этому не имеет.

После этого Гулиева доставили обратно на Дубицкого, 2, завели в кабинет, где его окружили сразу десять полицейских в гражданском. Один из них пнул Гулиева в заднюю часть колена, Мушфиг упал, а полицейский присел на него и стал показывать ему черно-белые фото Дениса Чернова и его сына.

— Вы, черножопые гастарбайтеры, вонючие террористы, приезжаете сюда и убиваете людей. Сука, признавайся, ты это сделал? Ты их убил? — спросил полицейский.

— Не понимаю, о ком вообще идет речь, ничего я не знаю! — ответил Гулиев.

Полицейские стали топтаться на его ногах, рассчитывая, что от боли Гулиев сознается. После того, как девять человек вышли, оставшийся в кабинете полицейский предложил Гулиеву подписать документы и пройти по делу в качестве свидетеля, от чего тот отказался. Тогда его отвели на третий этаж, где другой сотрудник полиции надел на него наручники и связал ему ноги ремнем.

— Значит, не хочешь по-хорошему? Будет по-плохому, — сказал полицейский, после чего ударил кулаком Гулиеву в область сердца.

Затем следователь взял со стола толстую книгу темно-коричневого цвета, положил ее на голову Гулиеву и начал бить по ней кулаком, как молот по наковальне. Из-за таких ударов у Гулиева перед глазами все потемнело и сильно заболела голова. После 20 таких ударов полицейский утомился, взял книгу и стал ей хлестать по голове задержанного. Гулиев уже начал терять сознание. Тогда полицейский положил книгу на стол, достал из шкафа электрошокер и начал им пытать задержанного, ударяя током в живот, по бедрам, в область виска, по шее и даже в пах.

Спустя 40 минут полицейский положил электрошокер, из-под стола достал черный полиэтиленовый пакет и начал им душить Гулиева. Когда задержанный задыхался, пакет на короткое время снимали и снова надевали. В итоге Мушфиг рухнул на пол, потеряв сознание.

— Он же так помереть может, — сказал вдруг полицейский.

— Не-а, они приучены терпеть боль, — ответил ему другой.

Чуть позже Мушфига спросили, готов ли он подписать признание, на что задержанный ответил отказом. Тогда полицейские продолжили пытку электрошокером, другой же силовик стал пинать Гулиева по ягодицам, а потом и вовсе стал давить ему сапогом на мошонку. Все это время Гулиев ползал по полу, пытаясь унять боль, но это было бесполезно: за каждую попытку сопротивления его начинали бить еще сильнее.

Вечером, поняв, что Гулиев не будет брать на себя убийство, полицейские повалили его на пол лицом вниз, обмотали веревкой через рот голову, а затем протянули ее до ног и там скрепили. Пока Гулиев лежал в таком положении, его избивали по почкам, угрожали изнасиловать бутылкой от шампанского и душили пакетом.

В полночь Гулиев подписал начерченную полицейским схему убийства и прочие протоколы. В два часа ночи 8 марта он увидел в отделе полиции хромающего Мушфига Шыхалиева, которому также применяли пытки. Обоих принудили оговорить друг друга в убийстве. После этого в кабинет завели Рамина Шахмарова, который выглядел еще хуже: тот еле дышал, у него были красные глаза и рваная грязная одежда. С ним была аналогичная беседа. Утром 8 марта Гулиева отвезли на место убийства Чернова, и тот на видеокамеру рассказал все, как ему велели полицейские, оговорив Шыхалиева и Шахмарова.

Мушфиг Гулиев. Фото: «Комитет против пыток»

10 марта суд отправил его в СИЗО № 1, откуда его постоянно возили в отделение СК на допросы. Следователю он рассказал, что все показания дал под пытками, что его насильно заставили подписать все документы. После того, как сотрудник СКР услышал о пытках, в СИЗО к Гулиеву стали приходить полицейские и угрожать изнасилованием другими заключенными. А оперативник ФСИН Блинов однажды сказал ему:

— Я отправлю тебя на петушатник, на бутылке будешь сидеть здесь, или мы тебя просто повесим так, будто сам ты повесился.

По данным «Комитета против пыток», Гулиева медики осмотрели лишь 23 марта, однако никаких телесных повреждений у него тогда не выявили. «Со слов больного с 07 на 08 марта 2018 года он получил удар э/шокером», «данных на электротравмы нет», «кожные покровы чистые», — говорится в медицинском заключении. Гулиев был осмотрен экспертом 23 марта 2018 года, у него имелись участки пигментированной кожи в области правого бедра, механизм и срок образования которых установить не представляется возможным.

Сам Гулиев утверждает, что его до 23 марта никогда не осматривали медики, а сделали это только тогда, когда телесные повреждения сошли. 7 мая 2018 года его все же выпустили из СИЗО, заменив меру пресечения на подписку о невыезде, а спустя время его решили депортировать в Азербайджан.

Рамин Шахмаров

Рамин Шахмаров живет в Абдулино с 1999 года, в 2009 году он получил российское гражданство. Вместе со своим двоюродным братом Мушфигом Шыхалиевым он занимался скупкой и заготовкой колхозного мяса, периодически подрабатывал на стройках.

7 марта 2018 года с Шахмаровым связался его сосед Руслан Каниатулин, работающий участковым, и попросил приехать в отдел полиции Абдулино без объяснения причин. Там Шахмаров просидел до вечера в непонятном ожидании. Около 20 часов в кабинет вошли трое в гражданском и потребовали от него застегнуть ботинки и встать. Шахмаров встал со стула и получил удар ребром ладони по шее, в результате чего упал на пол. Тогда один из прибывших мужчин застегнул за его спиной наручники, и Шахмаров понял, что это полицейские. Рамина, избивая по животу, вывели полусогнутого из отдела полиции и посадили в машину.

— Что вы делаете, куда вы меня увозите?

— Будешь кричать, в багажник тебя забросим, — ответили ему и повезли в Оренбург на Дубицкого, 2.

В кабинете отдела Шахмарова подвели к письменному столу и указали на наручники, лежащие на нем.

— Узнаешь, что за наручники?

— Нет, — ответил Шахмаров и получил удары кулаками по животу и почкам.

После этого Рамин упал на пол, и его стали избивать ногами уже лежачего на протяжении получаса. После этого его посадили на стул и продолжили задавать вопрос, узнает ли он наручники и признается ли в совершении убийства. Шахмаров вообще не понимал, о чем идет речь. Тогда ему надели на голову пакет и перекрыли дыхание. Позже в своем объяснении юристу «Комитета против пыток» Шахмаров укажет, что на тот момент не рассчитывал выйти живым из здания на Дубицкого, 2.

— Да что я сделал? Почему вы хотите меня убить? — спросил Шахмаров.

— Ты убил мужчину и ребенка. Ты их зарезал, а сознаваться не хочешь, — ответил полицейский.

Трое подошли к задержанному, положили его на пол и продолжили бить. У Шахмарова изо рта пошла кровь.

— Как ты их убивал? Рассказывай. Твой брат Шыхалиев Мушфиг уже во всем сознался, — сказал силовик.

После этого следователь прочитал объяснения Мушфига, который признался, что убил Дениса Чернова и его сына. Шахмаров не верил своим ушам и заявил, что ему не в чем признаваться, так как он ничего не совершал.

10 марта суд Оренбурга арестовал на два месяца Шахмарова и Мушфига Шыхалиева. На суде они и Мушфиг Гулиев заявляли о своей непричастности к двойному убийству, поясняя, что все признательные показания они дали под пытками. В дальнейшем, в ходе следствия выяснилось, что ни Мушфиг Гулиев, ни Рамин Шахмаров, ни Мушфиг Шыхалиев не причастны к убийству Чернова и его сына, так как у всех троих установили алиби. Шахмаров в день убийства Чернова ехал в Самару продавать мясо. 17 марта 2018 года Шахмарова и Шыхалиева выпустили из СИЗО. По данным «Комитета против пыток», в ГАУЗ ГКБ № 4 Шахмарову был поставлен диагноз «посттравматический шейный миозит, тупая травма живота», «ушиб передней брюшной стенки», «ушиб шейного отдела позвоночника».

Мушфиг Шыхалиев и Рамин Шахмаров. Фото: «Комитет против пыток»

Мушфиг Шыхалиев

7 марта 2018 года Мушфиг Шыхалиев был в Абдулино в магазине автозапчастей, когда ему позвонила жена и сообщила, что к нему домой пришли полицейские. После встречи с участковым Русланом Каниутулиным Шыхалиева так же, как и ранее Шахмарова, повезли сначала в местное отделение полиции, а затем в Оренбург на Дубицкого, 2. Во время поездки к нему никакого физического насилия не применяли, однако всю дорогу Мушфиг ехал в наручниках.

В отделении его спросили, готов ли он сознаться в убийстве мужчины и ребенка, на что Шыхалиев ответил, что не понимает, о чем они говорят.

— Я никогда не привлекался к уголовной ответственности. Сколько лет живу в России, меня все знают как добропорядочного человека, в том числе и сотрудники полиции Абдулино, — пояснил им Шыхалиев.

Тогда его посадили на стул и принялись избивать, периодически показывая фотографии трупов Дениса Чернова и его сына. Пытки продолжились и в ночь на 8 марта. В два часа ночи в кабинет вошли трое полицейских, двое из них надавили на плечи сидящему на стуле Шыхалиеву, а третий наступил на его половые органы. Мушфиг закричал от боли. Полицейский засунул в рот ему влажную салфетку и снова наступил на половые органы задержанного. Шыхалиев говорил, что 17 января он не был в Оренбурге, но дальше его никто не слушал. Уклониться от этой пытки он не мог, так как двое силовиков крепко держали его за плечи. Не получив от него признания, полицейский ударил Шыхалиева правой ногой в голову, из-за чего у задержанного перед глазами все потемнело. Позже в объяснении юристам «Комитета против пыток» Шыхалиев скажет, что в ту ночь он получил не менее 20 ударов по голове и 30 ударов по животу и около десяти по спине.

«Несмотря на сильную боль и удрученное состояние, я отказывался в чем-либо сознаваться, поскольку знал, что у меня есть неопровержимое алиби и что мне лишь надо подождать, пока правоохранительные органы его проверят», — пояснял в своих показаниях Шыхалиев.

На очной ставке с Рамином Шахмаровым и Мушфигом Гулиевым Шыхалиев понял, что последний их всех оговорил. С Гулиевым задержанный был знаком и даже давал ему деньги в долг, но дружеских отношений между ними не было.

10 марта суд Оренбурга арестовал Шыхалиева, но через неделю он был выпущен из СИЗО. Как оказалось, следователь Переметов проверил его алиби, и оно полностью подтвердилось. Как выяснилось, в день убийства Дениса Чернова Шыхалиев был в Башкирии, где закупал мясо. 9 апреля 2018 года Шыхалиева прооперировали в Абдулинской райбольнице в связи с образовавшейся у него после избиения паховой грыжей. Вдобавок, согласно медицинскому заключению, 18 марта Шыхалиев обратился в ГАУЗ ГКБ № 4, там ему был поставлен диагноз «эпителизированные раны левого бедра», «ушиб правого бедра».

Здание по адресу ул. Дубицкого, 2. Фото: Google maps

«Никакого насилия не применялось»

В конце июня 2018 года СКР по Оренбургской области возбудил уголовное дело по факту превышения должностных полномочий (ч.2 ст. 286 УК РФ) в отношении неустановленных лиц, однако в начале июля того же года прокуратура отменила это постановление. Проблема заключается еще и в том, что потерпевшие Шахмаров, Шыхалиев и Гулиев до сих пор не знают имен тех полицейских, которые их пытали. Они обратились в оренбургское отделение «Комитета против пыток» с просьбой помочь в движении дела. 19 февраля в организацию пришло очередное постановление об отказе в возбуждении дела, однако выяснилось, каких именно полицейских проверяли на превышение полномочий.

«На проверку причастности Гулиева к совершению преступления в отношении Черновых в Абдулино выезжали сотрудники УУР Женеев Д. А., Шипилов А. А. и Зленко К. М. Установлено, что насилие к Гулиеву не применялось, угрозы и расистские высказывания никто не делал. Их доводы также подтверждаются объяснениями сотрудников МО МВД „Абдулинский“ Нефедова В. Г., Мурзакова И. З. и Елеференко К. С. Для проверки показаний Гулиева в Абдулино 7 марта 2018 года выехали сотрудники УУР Воронин Е. А., Муртазин И. М., Женеев Д. А., Тихонов А. П, Теличко А. А. и Гутов Р. А., чтобы доставить в Оренбург Шахмарова и Шыхалиева. Незаконных методов воздействия и применения насилия в отношении Шахмарова и Шыхалиева проверкой не установлено», — говорится в постановлении об отказе в возбуждении дела, копия которого имеется в распоряжении «Урал. МБХ медиа».

Юрист «Комитета против пыток» Сергей Бабинец рассказывает, что в этом году был проведен осмотр помещений в отделе на Дубицкого, 2, где и проходили пытки. В процедуре принимал участие потерпевший Шахмаров.

— За два года там многое поменялось, здание сейчас полностью занимает Росгвардия. Вдобавок они там сделали неплохой ремонт, поменяли полы и потолки, полностью заменили мебель, так что никаких следов крови там, конечно же, не было. Шахмаров с трудом смог узнать ту комнату, где над ним издевались в марте 2018 года, — рассказал «Урал. МБХ медиа» Бабинец.

По его словам, «Комитет против пыток» будет добиваться возбуждения дела против полицейских. В ближайшее время запланирован осмотр отдела полиции на Дубицкого, 2 с участием потерпевшего Гулиева, юристы будут настаивать на очных ставках с полицейскими, планируют проведение повторных экспертиз.

— Плохо, что СК не сделал вовремя осмотр места происшествия, плохо, что у потерпевших никто не снял своевременно побои. Сотрудники полиции, участвовавшие в ту ночь в пытках, могли бы уже давно перевестись в другой регион, — полагает Бабинец

В мае прошлого года Генпрокуратура принесла официальные извинения Мушфигу Шыхалиеву и Рамину Шахмарову, пострадавшим от пыток. Чуть позже Рамин Шахмаров отсудил 100 тысяч рублей компенсации, в отношении оставшихся двух потерпевших «Комитет против пыток» планирует подавать иски. А дело об убийстве предпринимателя из Оренбурга Дениса Чернова и его семилетнего сына не раскрыто до сих пор.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: