МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Голубая лагуна» и «медный лес»: ядовитый маршрут по Смоленску

Десятки лет Смоленская область живет в состоянии мусорной апатии. Переполненные контейнеры и овраги с отходами горожан не удивляют, а местная власть предпочитает не замечать, как город превращается в большую свалку. Журналистка «МБХ медиа» отправилась в путешествие по ядовитому маршруту Смоленска. Она обнаружила голубое озеро, куда сливает свои отходы местный завод, пообщалась с кладоискателями на свалках и убедилась, что смолянам лень открывать крышки мусорных баков, и поэтому отходы они выбрасывают в городские овраги.

Ядовитое озеро и ватные горы

Чтобы увидеть «райский» уголок с голубым водоемом и экзотическими деревьями, не обязательно лететь на другой конец света. Двадцать лет в Промышленном районе Смоленска работает лакокрасочный завод, сливающий отходы в ближайшие овраги. Провести меня по ядовитому маршруту вызвался экоактивист Дмитрий Магеря. Минуя пост охраны завода, идем вдоль высокого забора предприятия. По пояс в траве продвигаемся по периметру завода и обнаруживаем свежий сток химических отходов, который вытекает из-под ограждения в овраг. Следы ядов ведут нас на территорию «медного леса» — здесь стволы деревьев темно-коричневого цвета, словно выжжены огнем. Дмитрий уверен, что это воздействие химических отходов. Пробираясь сквозь деревья, похожие на мертвые коряги, выходим на белые холмы, покрытые мусором: ватой и различными утеплителями магистральных трубопроводов.

Возвращаемся обратно к высокому забору, где нас уже поджидает вспыльчивый охранник ЛКЗ. Мужчина средних лет ругается и пугает нас бродячими собаками. Продолжая перепалку, идем дальше, до рукотворной голубой лагуны. Дмитрий рассказывает, что точно знает, откуда берется здесь это ядовитое озеро из химических отходов.

«Я здесь был три месяца назад, когда во время дождей это озеро переливалось всеми оттенками. А впервые обнаружил этот водоем месяцев пять назад. Я откровенно не понимаю, зачем его здесь выкопали. Смотри, здесь же есть целый подкоп, получается, труба идет именно с территории завода в это озеро. А вот и железная труба, ее прикрыли ветками, думали, никто не увидит. Но у них не получилось!»

Идем дальше и оказываемся перед служебным входом на территорию завода — здешний охранник не представляет, откуда тут могла возникнуть ядовитая голубая лагуна. Поднимаемся на холм, вид на который открывается с берегов химического озера.

Фото: Яна Ходаревская / МБХ медиа

Кладоискатели «снежного» холма

Мы стоим на крутом обрыве и с изумлением рассматриваем покрытый строительным гипсом «снежный» холм на противоположной стороне химического озера. Дмитрий рассказывает, что эта территория уже около десяти лет используется для размещения строительных отходов. Отправляемся исследовать мусорную вершину. Обогнув ржавый шлагбаум, вступаем на землю, где доживают свой век деревянные двери, мешки с гипсом, обрезки ткани, бетонные трубы и даже нечто, напоминающее фрагмент настоящей ракеты. Нам так и не удалось идентифицировать этот конус из пластмассы, но мы предположили, что он сошел с конвейера Сафоновского завода «Авангард». Предприятие входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение», известное производством, в том числе, корпусов двигателей твердотопливных ракет. Еще одной удивительной находкой оказались шпалы, которые привезли сюда после ремонта городских трамвайных путей. Очевидно местная власть знает, куда вывозится мусор и охотно в этом участвует. Вывозить отходы на нелегальную свалку выгоднее, чем на мусорный полигон.

«Во-первых, это дешево, — объясняет Дмитрий, — не надо заключать договор и платить деньги. Во-вторых, они прикрываются тем, что это не твердые коммунальные отходы, а строительные. Это не отходы четвертого класса опасности, а значит их можно вот так хаотично разбрасывать. Это отсутствие ума и желания работать. Смоляне давно говорят, что в городе нет хозяина, который мог бы решить эту проблему», — возмущается Дмитрий.

Нас встречают местные жители, как называет их мой проводник, кладоискатели. Они рассказывают, что уже много лет зарабатывают на свалке, сдавая с нее металл в пункты приема. Времени на разговоры с нами у молодых людей нет — до заката им надо успеть загрузить еще одну тележку с железками и поскорее сдать. Экоактивист вспоминает, как его знакомые кладоискатели находили на свалке в кармане потертого пиджака 100 долларов и почти новый смартфон.

«Конечно, у поисковиков есть свой кодекс. Если они находят дорогие вещи, то раскидывают их между собой. Но их внимание больше акцентировано на металлы, как у этих молодых людей. Масштабы поисков растут. Сейчас для работы на свалках кладоискатели арендуют трактор за большие деньги, и им это рентабельно. А власти города предпочитают весь мусор просто хаотично уложить, пусть гниет», — поясняет активист.

Фото: Яна Ходаревская / МБХ медиа

«Кучино»

Выезжаем на один из самых переполненных мусорных полигонов Смоленской области — «Кучино». Проехав 30 километров к югу от города, сворачиваем в сторону свалки. И вот уже виднеется железный вагончик охранников, который теряется на фоне огромных мусорных куч. Дмитрий замечает пару собак и жалеет, что не взял с собой перцовый баллончик — незаменимый атрибут исследователя полигонов. Но собаки на нас не реагируют. Мы зашли за ворота полигона, где нас встречают неуклюжие щенки. Но умильную атмосферу портит седовласый мужчина — это Анатолий Павлович, который представился начальником свалки. Он воспринимает присутствие неудобных ему людей на полигоне как хамство и приглашает Дмитрия выяснить отношения.

«Пойдем поговорим за воротами? Ты пришел на мою территорию и ведешь себя по-хамски. Ты пока еще ничего не сделал, чтобы я обращался к тебе на Вы. А еще ты не показал мне свое удостоверение! Край нашей территории за забором, вот туда и идите», — посылает нас Анатолий Павлович, не желая продолжать беседу.

Перелезаем через ржавую колючую проволоку, отделяющую полигон от бесхозных земель. Идем вдоль «Кучино», Анатолий Павлович уходит и что-то бормочет себе под нос. Тем временем Дмитрий удивляется мусоросортировочной установке. Приятному изумлению приходит конец, когда активист понимает, что сортировка здесь — отнюдь не дань экологии.

«То, что здесь начали сортировать мусор — хорошо, но сортировка с нарушениями — плохо, — объясняет Дмитрий. — Отходы, которые привозят мусоровозы, сваливают прямо на песок, а не на твердое основание, которое должно быть изолировано от грунта и почвы. Причем этот процесс происходит не на самой территории полигона. К устройству последнего у меня тоже возникают большие сомнения. Запросам города и районов, откуда везут мусор, эта сортировка совсем не отвечает. Если смотреть на масштаб мусоросортировочной установки, то ее не хватает для того, чтобы отсортировать весь мусор, который потребляет Смоленск ежедневно. Судя по брикетам, здесь отбираются картон, алюминиевая банка, бутылочки из-под йогуртов и пластиковая бутылка. Допустим, один брикет с пластиком весит 70−100 килограммов. Если считать по среднему тарифу 10 рублей за килограмм, выходит 700 рублей за один такой брикет. А их здесь не меньше 50 штук. Получается, сейчас перед нашими глазами „лежит“ 35 тысяч рублей и куда уходят эти деньги — непонятно». Дмитрий признается, что в последнее время не замечал в Смоленской области конкурсов по реализации отходов вторсырья. Это позволяет ему предположить, что руководство свалки имеет с установки нелегальную прибыль.

Все это время нас сопровождал смуглый парень в зеленой куртке. Его приставил за нами следить Анатолий Павлович. Он подтвердил, что на свалку часто приезжают машины за отсортированным мусором без опознавательных знаков. На все последующие вопросы молодой парень отвечает, как и любой сотрудник полигона, одинаково — «я человек маленький, ничего не знаю, все вопросы к директору».

Через дорогу от «Кучино» расположен огромный ангар, который пытаются «спрятать» в лесах местные власти. В 2016 году это здание было отведено под мусоросортировочный завод, который должен был сортировать 50% всех твердых бытовых отходов с соседнего полигона. Его площадь, разумеется, не сравнить с маленькой установкой у входа на свалку. Планировалось, что завод будет спрессовывать перерабатываемые отходы и отправлять их в места переработки, а полигон за счет этого увеличит срок своей службы. Говорили, что мощность завода позволит принимать до 120 тысяч тонн ТКО. Но предприятие сортировало не больше15 тысяч тонн мусора в год. Иными словами, потенциал завода использовался только на 10%. Эксплуатирующее предприятие ООО «Смоленские вторичные ресурсы» обвинило в произошедшем местные власти. Представители «СВР» упрекнули их в нежелании принимать нормативные акты, обеспечивающие «реализацию требования федерального законодательства о запрете захоронения отходов, в состав которых входят компоненты, подлежащие утилизации». А чиновники, ранее признавшие полигон переполненным, решили, что он еще может прослужить. В 2018 году простаивавший завод закрылся. Тем временем «Кучино» продолжает расти.

Фото: Яна Ходаревская / МБХ медиа

«Смоленск — большая свалка»

Я была убеждена, что ответственность за свалки в центре Смоленска полностью лежит на совести местной власти. Но теперь предлагаю жителям города разделить ее: смоляне часто используют родные овраги, чтобы сваливать туда мусор. В этом я убедилась, когда встретилась с экоактивисткой Татьяной Кулябиной, которая часто пишет жалобы губернатору Смоленской области Алексею Островскому. Энергичная бабушка рассказывает мне, как спасла большой овраг в центре Смоленска от мусора.

«Здесь была свалка большая и вонючая. Летом я сюда приходила со своей знакомой, она сказала „дальше иди сама“, потому что запах был невыносимый. Несколько раз его пытались вычищать: выгребали отсюда весь мусор, привозили песок и засыпали. Но местные опять забрасывали овраг мусором. И в этом году после неоднократных моих выступлений в соцсетях и жалоб в администрацию Ленинского района свалку убрали. Глава администрации на коленях просил жителей больше сюда ничего не бросать. Почему так происходило? Оказывается, жителям было сложно пройти 60 метров до ближайших контейнеров, им проще было сваливать все через дорогу», — вспоминает Татьяна.

Она обращает мое внимание на овраги в центре Смоленска. Спускаясь вниз по улице Дзержинского, невозможно не заметить груды мусора, разбросанные по обе стороны дороги. Кто-то даже повесил тяжелые пакеты с отходами на деревья. Татьяна старается не отчаиваться и рассказывает, с чего можно начать борьбу со свалками и почему смоляне так относятся к природе родного края.

«Для начала надо власть менять, а потом все остальное. Центр Смоленска весь в оврагах и вместо того, чтобы сделать здесь прекрасные места для отдыха, власть продолжает игнорировать мусор. Можно начать с террасных дорожек, установить больше контейнеров. А вместо этого город превращается в одну большую свалку. А Островский живет в своем мирке и ввязываться в это не хочет. И никто не решается ухаживать за этими оврагами. Вот организация „Зеленстрой“ должна следить здесь за порядком, но думаю, что сюда их нога даже не ступала. Отходов много, а мусорная реформа никак на Смоленск не повлияла. Мусор лежит у контейнеров, потому что людям лень открывать эти крышки. Менталитет такой, народ привык так жить».

Редактировал Семен Кваша

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

2 комментариев

Правила общения на сайте

  • Евгений

    Чувствуется, автор не держал в руках нормативные документы об утилизации мусора. Поэтому статья выглядит поверхностно. Не затронуты причины мусорной вакханалии, поэтому в статье больше пиара чем предложений по решению проблемы. Кроме — Долой власть

    • Олег

      Дорогой мой ты глубоко ошибаешся какие могут быть предложения за все отвечают городские ввласти у них давно под сукном есть предложения и проекты

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: