МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Зачем вы нас хороните?»: псковская деревня борется против кладбища под своими окнами

В Псковской области в деревне Купровщина, под окнами узницы фашистских лагерей 82-летней Зинаиды Матвеевой, на поле, где местные пасли скотину, глава волости и руководство района тайком решили сделать кладбище. Власти ссылались на генплан, который якобы утвердили то ли семь, то ли 14 жителей в 2013 году на слушаниях. Вот только жители утверждают, что ни один из них на том мероприятии не был.

О будущем погосте местные узнали из публикации независимой газеты «Псковская губерния», сразу собрали подписи против кладбища, организовали стихийный сход и отправили письма во всевозможные инстанции. На новых публичных слушаниях, которые обогнали по численности даже некоторые городские оппозиционные митинги, сельчане припомнили администрации все грехи, несколько раз единогласно проголосовали против и пообещали стать кандидатами на ближайших выборах.

«Животные убегут первыми»

Деревня Купровщина в Псковском районе не похожа на своих соседей по региону, которых принято называть депрессивными. Отсюда не бегут, а наоборот, даже переезжают из города, обосновываются и заводят детей.

— За два года меня окружили четыре новых дома с молодыми соседями! Мы живем и развиваемся. У нас столько детей по деревне бегает! — хвастается местная жительница Вера Шилова.

— У нас тут все живое! — включается в разговор Майя Опрелова, поворачивается к дому напротив и громко зовет, — Буся, буся, буся!

Оттуда с трубы на нее внимательно смотрит аист, но спускаться не решается: рядом незнакомые.

Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

— Я им кастрюлю с едой каждый вечер выношу, — поясняет женщина. — У них семья там, с детками. Они же все наши.

За домами по зеленому полю разгуливают черные журавли.

— Краснокнижные! — гордо рассказывает мне активист Константин Трепов. — К себе не подпускают. Кого увидят близко, улетают сразу. У нас тут заповедная зона! Кабаны, лоси, волки и медведи, зайцы и бобры!

— Хорьки и ласки, — добавляет Майя Опрелова. —  Эти постоянно в гости заходят — то за яичком, то за курочкой. Денежку, правда, не оставляют. Там вон семь курят съели, у Ленки четверых — ну, кушать-то хочется. Бедненький хорек, мне так жалко было, когда в капкан попал. Погиб там, козел! А ведь говорила, не ходи за курами! А он двадцать курят съел! — переживает она.

— Если сейчас тут кладбище сделать, звери убегут первыми, — сворачивает на главную тему Константин.

«Что хочешь продадут, чтобы нажиться!»

В начале июля один из жителей скинул в местную группу новость с сайта «Псковской губернии» — в деревне построят кладбище размером более 100 тысяч квадратных метров. Cело всполошилось в один вечер.

— У нас шорох такой стоял! Там, здесь и тут кучками все стояли и только об этом и говорили. И все сошлись, что будем бороться, потому что у нас больше правды, и мы точно знаем: кладбище здесь делать нельзя! А у этой Недокус (глава Писковичской волости, депутат от «Единой России» Ирина Недокус. — «МБХ медиа») один факт — вот конкретная земля, хоть завтра хорони, и за это можно сорвать большой куш! Там же деньги делают все! - уверена Вера Шилова.

— У них в администрации руки на все наложены: это мой кусок, а это мой — вот и делят, — считает Майя Опрелова. — И вот у кого-то деньги закончились.

— Кто-то хапанул кусок земли этой, администрация Писковичской волости хапанула, наверно, урвала по дешевке и сейчас продала тому, кто кладбище делает. За деньги можно все, что хочешь продать, даже родину! — возмущается Константин Трепов.

Константин Трепов. Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

После тревожного вечера, как говорят местные, «народ поднялся» — люди организовали стихийный сход, создали инициативную группу, проконсультировались с юристами и пошли по домам собирать подписи.

— Я всем говорила, что бороться нужно будет еще и конкретным присутствием на слушаниях! Это как выборы судьбу деревни определяют, только еще значительнее! — вспоминает Вера Шилова.

— Мы готовились к войне, потому что на сходе собирались сами и решали меж собой, а на слушания приезжают наши «умные самые», пупы всей земли — администрация, которая самовольническими делами занимается. Они же что хочешь продадут, чтобы нажиться! — объясняет Константин.

— Это моя земля, я здесь родилась, я здесь работала с войны, сразу, как вернулась из Германии, нас туда сгоняли! А они мне за это — кладбище! Мне много лет, я почти зрение потеряла, но хочу, чтобы мой внук жил, семью здесь образовал. Нас тут 20 узников осталось, остальные — молодые. Так пусть живут без кладбища за окном! Защитите нас, мы вас в войну защитили! Нам кладбища не надо, мы хотим жить! Зачем вы нас хороните?! Мы еще поживем и стране поможем! — просит 82-летняя бывшая узница фашистских лагерей Зинаида Осипова. Кладбище собираются построить на поле прямо под ее окнами.

Зинаида Осипова. Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

«Исток реки будет на кладбище!»

Главный антикладбищенский аргумент протестующей Купровщины — экология. Погост хотят организовать на большом поле, которое формально муниципальное и имеет категорию «Зона территорий открытых пространств для пассивного отдыха». Сегодня тут пасут скотину и заготавливают сено. При этом, по словам жителей, землей постоянно пользуется и глава ЗАО «Агрофирма «Победа» Виктор Гречин для нужд своего предприятия — он гоняет домашний скот деревенских и не церемонится даже с людьми. Само поле заболочено, по периметру идут канавы, а под слоем земли, как говорят в Купровщине, «все в трубах и каналах» — развитая мелиоративная система для отвода воды.

Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

— Там, где планируется кладбище, как раз сходятся все каналы в одну систему. И получается там же фактически исток реки Абижи. Исток реки будет на кладбище! Она течет по Псковскому району. У нас же еще тут и санитарная зона. Понимаете, тут вода, и она ходит, уровень грунтовых вод очень высокий. Весной она просто стоит! — говорит несколько лет назад переехавшая из Пскова в Купровщину Юлия Пильнова.

— Мы тратили деньги, делали себе скважины на участках, но вода с кладбища пойдет в нашу деревню, и мы не сможем больше ее пить! Там подземный водозабор, целая система! И потом трупная вода пойдет в наши колодцы! А дальше — еще и в Псков, есть там ветка какая-то, — объясняет ее соседка по деревне Вера Шилова.

С ней согласен депутат Псковского района от ЛДПР Валерий Колтаков.

— На территории Псковской области расположено подземное озеро. Оно фактически и дает нам воду, мы на нем сидим. И программа «Чистая вода» на нем же завязана. Мелиорация в полях у Купровщины была сделана еще в советское время, и люди обоснованно боятся, что вода с кладбища по дренажным каналам будет уходить куда-то, в том числе и в их колодцы. У нас тут болотистая местность, болота — фильтры нашей воды. О каком кладбище при таких данных может идти речь? Это невозможно! — убежден Колтаков.

«Вы, чего, деревня, возникаете?»

Перед публичными слушаниями инициативная группа Купровщины запросила у главы волости Ирины Недокус документы, на основании которых та решила построить кладбище. Ирина Иосифовна в ответ сослалась на события пятилетней давности: якобы в конце 2013 года на деревенской остановке были слушания по проекту Генерального плана сельского поселения «Писковичская волость» (в ее состав входит Купровщина — прим. «МБХ медиа»). И именно там было запланировано кладбище.

Активисты не без труда нашли на официальном сайте района заключение с тех слушаний, но ни одной фамилий участников там не было.

Когда Вера Шилова накануне слушаний позвонила в волость, чтобы еще раз уточнить информацию, глава Ирина Недокус сначала заявила, что не в курсе, а потом перешла в нападение.

— Она мне по телефону и говорит: «А что вы там, деревня, возникаете? Чем вы недовольны?». Прямо так и сказала, клянусь, могу в глаза при ней повторить, — возмущается Вера Шилова.

На слушаниях собрались более 200 человек (для региона это много, даже некоторые оппозиционные митинги в Пскове собирают только 100 участников) и сразу задали свою повестку — собирали подписи, невзирая на призывы администрации «делать все официально и согласно регламенту», размахивая руками голосовали против кладбища. Многие пришли с детьми, были даже груднички.

У главы Ирину Недокус, которая пыталась сослаться на процедуру 2013 года, потребовали предъявить документы с подписями участников тех слушаний. Сначала Ирина Иосифовна сказала активистам, что «все есть, но не здесь», но потом в ее руках появилась тетрадка.

— Когда мы увидели эту тетрадку на слушаниях, то сразу все стало понятно. Там от руки все написано той ручкой, которой она все и тут чирикала. Сначала она сказала, что тогда, в 2013 году, было семь человек. Потом рядом оказалась ее заместитель и сказала, что 14 человек… У всех сложилось мнение, что тетрадку написали по ходу. Начали зачитывать фамилии, и выясняется, что там — уже умершие, парализованные люди, а еще одна из женщин, услышав свою фамилию, начала кричать, что это вранье и ее на собрании не было! Липовая тетрадка и подписи липовые, она же нам так их и не показала, только зачитала вполголоса. Народ еще и потому восстал, что понял: генеральный план на липе сделан! — негодует Вера Шилова.

Жители деревни Купровщина. Фото: Валерий Колтаков

Адекватно ответить людям на их многочисленные претензии представители администрации района и волости не смогли: каждая попытка вызывала лишь новые обвинения.

— Вы врете! Все время! По любому вопросу врете! По дороге врете, по вывозу мусора врете! С нами не разговаривают цивилизованно! Нас хотят втоптать в грязь, в дерьмо! И сделать свое дело! Вы хотите кладбище, а у нас тут скважины по 28 метров! И я потом буду пить эту воду, блин?! Вам на народ насрать! — кричала толпа.

Пострадавшими от ритуальных планов администрации оказались даже многодетные.

— Совсем недавно наша семья получила разрешение на оформление в собственность 15 соток земли под ИЖС по госпрограмме. Мы многодетная семья. Земля прямо напротив потенциального кладбища. <…> «Спасибо» Администрации за такой «перспективный» и «вдохновляющий» вид, — сердилась Екатерина Гусева.

«Нас всегда обманывали, верить нельзя»

На публичных слушаниях власти прямого ответа о будущем деревни озвучить не смогли, но на следующий день в эфире телеканала «Россия-1» первый заместитель главы Псковского района Владимир Кузь сообщил, что кладбища не будет.

— Мы не дадим разрешения на изменение вида использования земли. То есть, территория кладбища там невозможна. Решение комиссии носит рекомендательный характер для главы, но глава решила вопрос: кладбища не будет, — сказал Кузь.

В Купровщине ему не поверили. Власти ранее настаивали, что новое кладбище должно появиться, так как два соседних в деревнях Муромицы и Загорицы переполнены, а значит, будут продолжать искать для него удобное место, убеждены люди. Учитывая, что вокруг много лесных участков и тратить деньги на их обработку администрация вряд ли захочет, то, вероятно, вернется к варианту Купровщины с ее чистыми полями.

— Нас всегда обманывают, липа кругом, поэтому верить им нельзя. Вполне вероятно, что Кузь это сказал для того, чтобы мы замолчали и перестали действовать. Они сейчас свой план утвердят окончательно и начнут работать. Успокаиваться нам нельзя ни в коем случае. Мы уже написали в прокуратуру по поводу подделки документов (имеются в виду материалы схода в 2013 году. — «МБХ медиа») и будем продолжать борьбу! — обещает Вера Шилова.

— Недокус через пару лет главой быть перестанет. Я теперь пойду в кандидаты, выиграю выборы и буду отстаивать деревню! — клянется Константин Трепов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: