МБХ медиа
Сейчас читаете:
Остров-сердце и крысо-псы: как жители Кегострова протестуют против установки мусорной печи

В Архангельской области радикально решают мусорную проблему: на заповедных островах строят инсинераторы, большие печи, в которых отходы будут сжигать. В утвержденной в сентябре этого года территориальной схеме обращения с отходами указано, что эти устройства поставят на 14 островах и прибрежных территориях Архангельской области. О предварительной сортировке отходов речи в техсхеме не идет, то есть, весь островной мусор может отправиться в топку, включая опасные отходы — пластик, резину, полиэтилен, батарейки и лампочки.

В черный «инсинераторный список» попал и остров Кего в дельте Северной Двины в двух километрах от Архангельска. Наш корреспондент отправился туда, чтобы узнать, как относятся к мусоросжиганию островные жители.

Репортаж о том, что думают про строительство инсинератора жители Соловков, читайте здесь.

Корабль и зимник

Добраться до острова Кего несложно: теплоходы из Архангельска ходят сюда каждый час. Но местные говорят, что мне просто повезло. Сейчас осень и на реке бывают сильные волнения, из-за чего теплоходы не ходят и жители Кегострова оказываются отрезаны от материка.

Жизнь на острове нетороплива: местные жители — в основном, бабушки и дедушки — узнают последние новости столицы Поморья в магазинах. Возможно, жизнь текла бы быстрее, если бы между островом и городом был мост. Это мечта островитян, но пока летом они путешествуют в Архангельск на теплоходе, а зимой ходят и даже ездят на машинах в город как настоящие поморы — примерно 2 километра по зимнику через Двину.

Но и им пользоваться можно не всегда. По Северной Двине проходит международный торговый путь и если идет корабль, пешеходная переправа останавливается. Ледоколы на много часов отрезают остров от большой земли и жители ждут, пока паромщики перекинут через трещину на льду деревянный мостик. К тому же северный ветер порой устраивает нагон воды: она выходит из трещин и заливает лед. Тогда работники переправы накатывают рядом с залитой тропой новую, сухую. Это тоже занимает время — люди опаздывают на учебу или работу.

Все это делает невозможной комфортную жизнь в Кегострове. А уж тем более — постоянный вывоз мусора на материк. Поэтому Кегостров — еще один остров в Белом море, на котором будет установлен инсинератор для сжигания местного мусора.

«Собирать пластик можно, да кто бы его вывез…»

Направляюсь к магазину. Жители небольшой деревни рады приезду журналиста издалека, но на мои вопросы об утилизации отходов отвечать не спешат. Они с гордостью рассказывают, какую важную роль в истории России сыграл Кегостров, и я с удовольствием выслушала множество историй и легенд, прежде чем обсудить местные мусорные проблемы. Говорят, здесь неоднократно бывал Петр I и будто бы даже молебен о Российском государстве заказывал в местном храме. А еще Александр Грин решил написать «Алые паруса», побывав на Кегострове — сообщают бабушки, столпившись у магазина.

Особой гордостью Кегострова был когда-то аэропорт города Архангельска. Он функционировал с 1931 по 1963 год. В Великую Отечественную войну здесь работал Пятый авиаполк, который обеспечивал безопасность северных конвоев. Сейчас на месте аэропорта — поле, где местные жители пасут скот. По слухам, именно здесь и собираются установить инсинератор.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

У местного магазина на почве мусорной реформы всерьез поспорили две бабушки — Алевтина Александровна и Раиса Петровна. Алевтина уверяет, что идея с мусоросжиганием заглохла — поселок собрал подписи и победил местное правительство. Раиса возражает — черта с два, будут мусор сжигать. На спор сбежались еще четыре бабушки, один дедушка и собака.

«У нас сначала хотели мусор сжигать, но сейчас все заглохло. Это благодаря нашей молодежи — активные ребятки, особенно Саша. Всех нас на уши поставил, все нам рассказал, что за планы, чем вредно. Мы не хотим — у нас одна вонь будет и даже на сам город, который от нас недалеко, это ветром пойдет», — утверждает Алевтина Александровна.

Дедушка, стоящий неподалеку, подходит ближе и скептически мотает головой.

«Ничего мы не победили. Будет у нас сжигание, неминуемо. Место, я думаю, возьмут там, где бывший аэродром», — рассуждает Раиса Петровна.

Она рассказывает, что мусорные проблемы Кегострова решаются плохо. Хотя недавно установили железные мусорные ящики, но сохранились и деревянные, старые. Люди по-привычке бросают туда мусор, но его оттуда уже никто не вывозит.

«С мусором у нас полный коллапс. Его редко вывозят, поэтому крысы у мусорных баков ходят «вооот такие, гигантские», — растягивая гласные рассказывает мне Раиса Петровна. Руки она разводит до размера дворняги, присутствующей тут же.

«Они там на задних лапах скоро начнут ходить. Заживут, как люди. У них же все есть — еда, одежда, холодильники, даже велосипеды», — рассказывает она. Съеживаюсь при мысли, что после разговора придется посетить свалку и навестить крысо-псов.

Дедушка продолжает скептически мотать головой.

«Сейчас-то ты чего ругаешься, стали же мусор вывозить! А что люди не туда кидают, так это думать надо. Они и в общий поселковый компост все подряд кидают, это же надо понимать, что туда только пищевое, а все ленятся», — парирует Алевтина.

В спор вмешивается третья жительница, Светлана — она выступает за раздельный сбор отходов. Ее не устраивает, что сейчас мусор просто свозят на свалку, хоть и в Архангельске. Она считает, что если разделять мусор, то можно уберечь не только Кегостров, но и все острова Белого моря. Главное — начать. Дедушка слушает и снова скептически мотает головой.

«Теперь на нашу свалку мусор не возят — закрыта она. У нас пока она была действующая, мы задыхались. Свалка все время горела. У нас у всех печки есть. Почему бы не сжигать самим хотя бы бумагу, картон, пакеты из-под сока и молока. Пластик сжигать не надо, его можно отдельно собрать, только надо помыть», — рассуждает Светлана.

Дедушка вдруг встревает, скептически покачивая головой: «Собирать пластик можно, хоть гору наберем, да кто бы его вывез. Ведь мы же на**й никому не сдались». Повисает долгая пауза… И возобновляется ожесточенный спор.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

«Эко-движ» на Кегострове

После Соловков, спящих в неведении, меня удивило, как хорошо жители Кегострова осведомлены о планах властей Архангельской области по установке инсинератора. И это несмотря на то, что информацию по местному телевидению не распространяли, а большая часть жителей поселка — пенсионеры, не вполне владеющие интернетом. Жители Кегострова собрали более 300 подписей против строительства мусоросжигательной установки. А поспособствовал неожиданной эко-активности поселка местный житель, студент колледжа Александр Мальцев. Он сотрудничает с Архангельским экологическим «Движением 42» и один из первых узнал, что в родном поселке собираются сжигать мусор. Саша собрал небольшую инициативную группу и рассказал жителям о планах властей.

«Изначально некоторые жители были даже не против того, чтобы построили инсинератор — они ждали, что будет больше рабочих мест. Мы рассказывали, что представляет собой эта установка и какие у нас вызывает опасения. Вряд ли установят хорошие, мощные фильтры и запах в поселке будет сильный. Это отравит экологию места, которое любим и мы, и туристы», — рассказывает Саша.

Александр Мальцев. Фото: личный архив


Александр — один из администраторов группы в ВК «Кегостров». Там он размещал информацию о поправках в территориальную схему обращения с отходами, вместе с товарищами развесил объявления в местных магазинах. Подписи собирал везде — в магазине, на почте, на улице, а затем направил их в Министерство природных ресурсов Архангельской области. К сожалению, все замечания от жителей острова остались без внимания. В ответ на запрос редакции «МБХ медиа» пресс-служба Правительства Архангельской области подчеркнула, что несмотря на протесты жителей, исключить из проекта территориальной схемы обращения с отходами инсинератор не представляется возможным, поскольку «увеличится плечо вывоза отходов и возникнет потребность в строительстве площадки временного накопления».

Большую часть населения раздельный сбор не пугает. В поселке есть общая компостная яма, куда можно выбросить пищевые отходы. Здесь регулярно проводятся экологические акции, установлено несколько контейнеров для раздельного сбора мусора. Чтобы сделать процесс раздельного сбора интереснее, Александр Мальцев проводит эко-батлы и разыгрывает призы. На последней акции один мужчина выиграл солнечную батарею — он привез больше всех макулатуры.

«Раздельный сбор — способ убедить, что мы не хотим сжигать в поселке мусор. К нам ведь ходит буксир, летом мы можем рассортированный мусор вывозить с острова, а зимой по льду есть дорога. Да, бывает, там не проехать. И поэтому надо продумать систему, как накапливать этот мусор за зиму и летом сдавать в утилизацию», — рассуждает Александр.

Местный житель Борис рад экологическому «движу» — он, как и многие другие островитяне, надеется, что в инсинератор отправят только отходы со свалки, чтобы очистить поселок. А мусор, который люди будут разделять и накапливать, пойдет на переработку и инсинератор потеряет свою рентабельность. «Это движение — какая-то жизнь в поселке, азарт. Плюс это не так сложно, как в городе. У нас почти во всех домах есть печи — картон и дерево сжигаем. У многих огороды, люди компостируют отходы и есть общая компостная яма. Ну, остаются пластик, железо и стекло, которые можно положить в контейнер», — подводит итог Борис.

Акция «раздельный сбор». Фото предоставил Александр Мальцев

Логово крысо-псов

Большая часть жителей в советские годы работала на Кегостровском лесозаводе. Сейчас работы нет — предприятие давно закрылось. Школа, несколько магазинов, баня, почта — вот и все места для посещения. Развлечений тоже нет — в поселке нет даже клуба. Люди переезжают в город, продавая деревянные дома за бесценок. Зато остров стал популярным местом отдыха у горожан. Из Архангельска на Кегостров целыми классами приезжают школьники — учителя возят их сюда на пикники. После них остаются пластик, бутылки и обгоревшие мангалы. Островитяне устраивают субботники и сами чистят берег.

Свалка, на которую раньше отправлялся весь мусор, с этого года закрыта на рекультивацию. Возникла она в 90-е годы и была несанкционированной — отходы на нее негласно свозил местный лесозавод. Вслед за ним туда стал отправляться и мусор местных жителей. На время рекультивации и до установки инсинератора отходы из Кегострова вывозят — приезжают машины из города на пароме и отправляют на свалку в Архангельске. Но в ближайшее время навигация прекратится.

Поговорив с местными жителями, отправляюсь в логово крысо-псов. Думаю, как быстро моя командировка превратилась в тур по свалкам. «Надеюсь, крысы все же не научились ездить на велосипедах», — успокаиваю себя, подходя к развилке. Гниющий в болотистой почве мусор и горы пластика встречают меня на входе. Вся тропа застелена ковром из бутылок и пакетов, некоторые выглядят совсем новыми — очевидно, кто-то из жителей поутру вынес сюда ведро. Интересно, что же такое тогда рекультивация и как соблюдаются ее нормы.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа


Гигантских крыс я, к счастью, не повстречала, но размеры свалки меня поразили. Если такой объем мусора отправить в инсинератор, жители Кегострова и Архангельска точно получат мощное отравление токсинами. Картон и древесина мне здесь почти не встретились — это настоящий пластиковый полигон.

Свалка располагается между деревней и поселком. Запах от полигона чаще всего летит в сторону деревни. Ее жительница Надежда Кувакина высказалась категорически против инсинератора, потому что не видит разницы между отравляющим дымом от горящей свалки и клубами ядовитого дыма из трубы мусоросжигателя.

«Нашу центральную свалку жгут очень часто, а пожарные только успевают приезжать и заливать. Вонь стоит невыносимая. Конечно, я бы не хотела, чтоб рядом с нами сжигали мусор, хотелось бы, чтобы дети приезжали к бабушке, отдыхали от города, дышали свежим воздухом», — говорит Надежда.

На обратном пути от свалки мне встретился необычный двор. Персонажи советских мультфильмов смотрят на меня со стен дома. Подхожу ближе — все они собраны из крышечек. А прямо под картинами в огороде работает их создательница — Антонина Чуркина. Она тоже уверена, что жители поселка отвоевали право на чистый воздух. Узнав, что в утвержденной территориальной схеме в строке напротив Кегострова значится инсинератор, сникла. «Мы не хотим его — зачем природу-то портить. У нас если поставят этот сжигатель, ничего больше не будет расти. А у нас маслята, красноголовики, волнухи, ягоды — малина, смородина. Нам ведь обещали, что поставят установку, чтобы эти пластиковые бутылки измельчать, потом в мешки складывать и куда-то увозить. Для этого нам бутылки надо собирать, но люди готовы. Чем заразу нюхать, лучше мусор разделять», — уверена Антонина Ивановна.

Подумав немного, она опять повеселела — ведь и из пластиковых бутылок можно придумать необычные украшения для двора. «Буду больше делать своими руками, хоть в печку пластик не отправят», — решает мастерица.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

Пискулькам нужен свежий воздух

Захожу в магазин купить пирожок в дорогу. Продавец Наталья уже в курсе, кто я и зачем приехала. Она убеждает меня — что бы я уже ни написала, ничего с инсинератором не поделать — с Кегострова мусор вывозить очень дорого и власть на это не пойдет.

«Чем тратить бюджетные средства на переправу, легче поставить мост, пустить автобус. Оно бы окупилось — не сразу, но со временем. И по этому мосту уже и мусор реально было бы свозить. Но значит кому-то выгодно нас держать здесь, на острове, отрезанными от большой земли. Доставка продуктов сюда очень дорогая, знаю, сама в этой сфере работаю. Люди массово уезжают и остаются одни пенсионеры, а их будто можно и не спрашивать, как они к этому сжиганию относятся. На островах в Архангельске жить очень проблемно, никому не пожелаю», — вздыхает Наталья.

Кегостров не только красивое место для отдыха с шашлыками. Он прилегает к территории Беломорского государственного природного биологического заказника. Основная ценность заказника — водоплавающие птицы, стремительно пополняющие Красную книгу: белоклювая гагара, лебедь-кликун, пискулька, черная казарка. Им нужны чистая вода и свежий воздух для успешного гнездования.

«Правительство Архангельской области объясняет использование инсинераторов тем, что с удаленных территорий вывозить мусор слишком дорого. Но мы считаем необходимым воздержаться от использования мусоросжигательных установок, в связи с их экологической опасностью и экономической необоснованностью», — подчеркнула эколог"Движения 42″ Анастасия Кочнева.

Александр Мальцев искренне озабочен сохранением родного края и решение Правительства Архангельской области установить инсинератор его не останавливает. Он говорит уже о том, что неплохо было бы приобрести в поселок дробилку для пластика, чтобы мусор спрессовывать в брикеты и вывозить.

«Можно было бы выгодно продавать пластик и вырученные деньги использовать для благоустройства острова. Но все упирается в финансирование. Пока главное — продолжать акции раздельного сбора. Надеюсь, инсинератор в таком случае потеряет свою актуальность», — надеется Саша.

После мрачного Соловецкого архипелага невезения, объятого мусорными страхами, остров Кего показался мне островом везения. Меня не прогоняли с криками при слове «журналист», не пугаясь давали комментарии. Кегостров принял меня с любовью. Недаром местные жители рассказывают, что если посмотреть на остров с высоты птичьего полета, то он напоминает сердце. Но, с течением времени это сердце все сильнее сжимается — остров постепенно уменьшается в размерах. Слово «кег» по-карельски означает «подверженный разрушению». Но на этот раз разрушителем острова может стать не весенний разлив Двины, а мусоросжигательная установка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

2 комментариев

Правила общения на сайте

  • Владислав Плюснин

    Огромное спасибо-автору за публикацию о кегостровской проблеме.
    Я бывший житель-этого уникального острова в окрестностях акватории порта.
    Мое детство и молодость-прошли на этих островных просторах.
    Утилизация хлама-это проблема с годами становится-сложней. Тем более на островах (речных).
    Острова с давних времен использовались, как стратегические территориальные площадки.
    Если возникнут вопросы -по островам, готов продолжить разговор.

  • Игорь

    Девушка, прежде, чем публиковать, надо выверить информацию. У вас ляп на ляпе.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: