in

Физическое лицо — иноагент. Кто им может стать и что ему за это будет

Лев Пономарев закон о иноагентах
Правозащитник Лев Пономарев. Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

30 декабря Владимир Путин подписал закон, позволяющий признать иностранным агентом любого человека, если он получает деньги или «иную поддержку» из-за рубежа и занимается политической деятельностью. За пять дней до этого он был принят Госдумой в третьем чтении. А 28 декабря в России появились первые люди — физические лица, признанные «иностранными СМИ, выполняющими функцию иностранного агента». Теперь любую информацию, связанную с упоминанием этих людей (без разницы, в средствах массовой информации или в сетевых аккаунтах), по закону, надо снабжать примечанием об их «иноагентстве». Как Россия дошла до жизни такой, кто может внезапно стать «иноагентом» и чем это ему грозит — в материале «МБХ медиа».

Понятие «иностранного агента» появилось в законе «О некоммерческих организациях» еще в 2012 году. Предполагалось, что иноагентами должны были стать НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за рубежа. Как вскоре выяснилось, понятие «политическая деятельность» государством трактовалось очень широко — в течение нескольких лет иноагентами были признаны и социологический «Левада-центр», и просветительский Сахаровский центр, и правозащитный «Мемориал», а буквально на днях — и (совсем уж необъяснимо) центр борьбы с домашним насилием «Насилию.нет». На настоящий момент в реестре Минюста находятся 74 НКО, признанных иностранными агентами.

В 2017 году вышел похожий закон, касающийся СМИ, –– иноагентами постановили считать средства массовой информации, получающие зарубежное финансирование. Под действие закона попали «Голос Америки», «Радио Свобода» и все проекты, связанные с ним (всего сейчас в этом реестре 12 СМИ).

В декабре 2019 года вступили в силу поправки в закон «О СМИ», по которым иностранными агентами стало можно признавать людей, «распространяющих» материалы СМИ-иноагентов, или «участвующих» в создании таких материалов и получающих средства из-за границы. Именно тогда в закон была введена поразительная конструкция — «физическое лицо, признанное СМИ, выполняющим функции иностранного агента».

Удивительно, но эти поправки не использовались ровно год — первые физические лица, признанные СМИ-иноагентами, появились только 28 декабря 2020 года. Среди них — правозащитник Лев Пономарев, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред издания «Псковская губерния» Денис Камалягин, а также активистка Дарья Апахончич.

Денис Камалягин признан иноагентом
Денис Камалягин. Фото: Zelenysh Nelubin / Facebook

Незадолго до этого, 23 декабря, Госдума приняла в окончательном чтении поправки к закону, которые позволяют признавать иностранными агентами физических лиц, занимающихся политической деятельностью или «целенаправленным сбором сведений в области военно-технической деятельности» и получающих поддержку из-за границы.

К политической деятельности закон относит организацию и финансирование митингов, пикетов, дебатов и выступлений, наблюдения на выборах, участие в работе политических партий, а также публичные обращения с просьбами об изменении законодательства.

Чем грозит признание иноагентом

Физлица-иноагенты, как и НКО, должны отчитываться перед Минюстом о своей деятельности и расходовании средств, полученных из-за границы.

Любое упоминание физлица-иноагента в СМИ или «в информационно-телекоммуникационных сетях» должно сопровождаться указанием на то, что это лицо «исполняет функции иностранного агента».

Физлица-иноагенты не смогут работать на госслужбе и иметь доступ к государственной тайне.

Физлица-иноагенты обязаны раз в полгода отчитываться перед государством о своей деятельности и расходовании средств, полученных из-за рубежа.

За нарушение закона, например, уклонение от предоставления сведений, предусмотрен штраф на сумму до 300 тысяч рублей или лишение свободы на срок от двух до пяти лет.

«На практике этот термин можно трактовать сколь угодно широко»

«МБХ медиа» попросило прокомментировать принятый Госдумой закон Максима Крупского –– адвоката, независимого эксперта при Минюсте РФ, уполномоченного на проведение антикоррупционных экспертиз нормативных правовых актов и их проектов. 

адвокат Максим Крупский закон о иноагентах
Адвокат Максим Крупский. Фото: Максим Крупский / Instagram

— Можно ли точно понять, к кому будет применяться закон?

–– С определением физического лица, выполняющего функции иностранного агента есть довольно много нюансов. Под таким физическим лицом законопроект прежде всего понимает лицо, занимающееся политической деятельностью в интересах так называемых иностранных источников, к числу которых относятся не только иностранные государства, но также, например, иностранные организации и иностранные граждане. Кроме этого “иностранным агентом» рискует стать человек, осуществляющий «целенаправленный сбор сведений в области военной, военно-технической деятельности Российской Федерации, получение которых иностранным источником может быть использовано против безопасности Российской Федерации».

При этом человек не просто должен заниматься описанной деятельностью, но и находиться под так называемым «воздействием» иностранного источника. Выражаться это воздействие, согласно тексту законопроекта, должно в поддержке осуществляемой деятельности, например, путем предоставления человеку денежных средств, имущества или оказания иной помощи.

Дьявол, однако, как всегда, кроется в деталях. Понятие политической деятельности по-прежнему остаётся «резиновым», а в чем конкретно должно заключаться воздействие со стороны иностранного источника законопроект не раскрывает — определение сформулировано таким образом, что под поддержкой деятельности можно понимать буквально что угодно. Поэтому однозначно ответить на вопрос, кто именно попадет под действие закона, сейчас невозможно.

— Что подразумевается под политической деятельностью?

– Как я уже сказал, «политическая деятельность» — понятие “резиновое”. Кроме того, законопроект не раскрывает, что значит действовать «в интересах иностранных источников». Критериев для определения таких действий в законопроекте нет. Когда был принят закон о НКО, выполняющих функции иностранного агента, вопросы были те же самые. Ответила на них правоприменительная практика, которая показала, что самого по себе факта иностранного финансирования уже было достаточно для того, чтобы признать, что организация действует в интересах иностранного источника.

Согласно букве закона о НКО, в котором, собственно, и содержится понятие политической деятельности, такая деятельность может, например, выражаться в участии в организации и проведении публичных мероприятий,  в организации и проведении публичных дебатов, дискуссий, выступлений, в публичных обращениях к государственным органам, органам местного самоуправления, их должностным лицам, а также в «иных действиях, оказывающих влияние на деятельность этих органов», в  распространении мнений о принимаемых государственными органами решениях и проводимой ими политике, в формировании общественно-политических взглядов и убеждений и др. При этом закон о НКО содержит ряд исключений — к политической деятельности не относится, например, деятельность в области науки, культуры, искусства, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность и др.

Однако, на практике Минюст РФ и суды признавали выполняющими функции иностранного агента даже те организации, которые явно попадали под эти исключения, что опять же свидетельствует о том, что признак иностранного финансирования фактически является ключевым.

Можно вспомнить, например, как несколько лет назад признали выполняющей функции иностранного агента АНО «Центр социально-трудовых прав», занимавшуюся защитой прав граждан в сфере социально-трудовых отношений. В качестве политической деятельности им, в частности, вменили публикацию научной монографии в сфере трудового права и организацию круглого стола в Общественной палате РФ, посвященного проблеме ликвидации групп полного дня для детей в возрасте до трех лет в детских садах. 

Или взять ситуацию с РОО «Экологическая вахта Сахалина» — организация была признана выполняющей функции иностранного агента фактически за то, что занималась защитой животного и растительного мира, что, строго говоря, тоже подпадает под исключение. Обе организации были исключены из реестра «иностранных агентов» лишь после полного отказа от  иностранного финансирования.

Как видите, с формулировками все не так просто, как может показаться — даже действующая редакция закона о НКО содержит слишком расплывчатые и широкие понятия. 

С законопроектом о физических лицах — «иностранных агентах» все ещё сложнее. Как я уже говорил, в нем говорится о «воздействии» со стороны иностранного источника на человека, «выражающемся в поддержке» его деятельности. Это понятие, очевидно, шире, чем получение иностранного финансирования, о котором идёт речь в законе о НКО. Оно не исчерпывается предоставлением материальных благ. То есть на практике этот термин можно трактовать сколь угодно широко.

По сути любая деятельность, которую Минюст РФ по своему усмотрению признает политической и пользующейся поддержкой иностранных источников (причем непонятно, в каком виде) или, например, российских организаций, действующих в интересах иностранных источников, будет расцениваться как деятельность физического лица, выполняющего функции иностранного агента.

Представьте, например, что НКО, которая уже находится в реестре «иностранных агентов», пригласила человека принять участие в круглом столе, он принял приглашение и стал одним из спикеров. По формальным признакам такой человек попадает под определение физического лица, выполняющего функции иностранного агента. Любая деятельность, которую ведет такое НКО, в глазах государства — политическая. Например, тот же самый круглый стол. И приглашенный человек, получается, тоже участвует в политической деятельности. Остается решить вопрос с поддержкой. Но, если такого человека пригласили участвовать в круглом столе и, например, оплатили его проезд и проживание в гостинице, что мешает считать это поддержкой, например, в виде «организационно-методической помощи», если использовать формулировку законопроекта?

— Что будет с журналистами, работающими на иностранные издания, и с людьми, которые занимаются политической благотворительностью? 

– По формальным основаниям такие журналисты имеют все шансы быть признанными физическими лицами, выполняющими функции иностранного агента. Их деятельность не подпадает под исключения, указанные в законе о НКО. В то же время профессиональная деятельность журналиста, как правило, связана с распространением мнений о принимаемых государственными органами решениях и проводимой ими политике и с формированием общественно-политических взглядов и убеждений. Зарплата, получаемая в иностранном издании, вполне подходит под определение поддержки со стороны иностранного источника.

Что касается политической благотворительности (например, если человек собирает деньги на штрафы задержанным на публичных мероприятиях), то, строго говоря, такого определения в законе о НКО нет. На практике, вероятнее всего, на благотворительную составляющую такой деятельности никто смотреть не будет — такая деятельность будет рассматриваться исключительно как политическая. 

— Кого в первую очередь признают физлицом-иноагентом? 

–– Наверняка сказать нельзя. Но, скорее всего, это будут люди, связанные с НКО, выполняющими функции иностранного агента. По формальным критериям, например, все сотрудники таких НКО подпадают под определение, данное в законопроекте.

— Если родственник пришлет мне деньги из-за границы, меня признают иноагентом? 

–– Сам факт перевода денежных средств не позволяет автоматически признать вас физическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. Необходимо, что вы занимались при этом некой деятельностью, которую можно признать политической. Поэтому ответить на этот вопрос может только сам Минюст РФ — в том случае, если он сочтет вашу деятельность политической, денежный перевод от родственника теоретически может быть признан поддержкой со стороны иностранного источника.

А если я работаю на зарубежную компанию и перевела деньги в НКО, которую государство почему-то считает недружественной, меня можно признать иноагентом?

–– Если «недружественная» государству НКО, по мнению самого государства, занимается политической деятельностью, есть очень большая вероятность того, что вас признают физическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. Поскольку вы, очевидно, участвуете в политической деятельности, жертвуя деньги такой НКО, а сами при этом пользуетесь поддержкой иностранного источника.

— Я сам должна зарегистрироваться? И что будет, если я не пойду?

–– Да, вы должны проявить инициативу — сами подать заявление о включении себя в реестр физических лиц, выполняющих функции иностранного агента. Причем сделать вы это должны еще до того, как вас признали таковым. Если же вы не подали такое заявление, а Минюст РФ выявил, что вы подпадаете под определение физического лица, выполняющего функции иностранного агента, то вас включат в реестр принудительно. За непредставление заявления о включении в реестр физических лиц, выполняющих функции иностранного агента, скорее всего, будет грозить уголовная ответственность вплоть до пяти лет лишения свободы.

Однако, законопроект о физических лицах, выполняющих функции иностранного агента, содержит одно любопытное положение, согласно которому Минюст РФ может по согласованию с силовыми структурами делать исключения — тех, кого сочтут нужным, будут освобождать от обязанности включать себя в реестр. Критерии такого решения в законопроекте отсутствуют, оно будет полностью зависеть от воли органов исполнительной власти.

— С какими неудобствами столкнутся физлица-иноагенты?

–– С формальной точки зрения неудобства, прежде всего, выразятся в необходимости раз в полгода отчитываться о своей деятельности, целях и фактическом расходовании денежных средств, полученных от иностранного источника. На практике подача такой отчётности имеет все шансы превратиться в абсурд. Допустим, вы получаете зарплату, работая в НКО, выполняющей функции иностранного агента, или иностранном издании, и вы признаны физическим лицом, выполняющим функции иностранного агента. Ваша зарплата — единственный источник вашего дохода и она же — денежные средства, полученные от иностранного источника. Буквально законопроект требует от вас отчитываться о расходовании вашей зарплаты. Иными словами, нужно быть готовым к тому, что вам придется сохранять чеки из продуктовых магазинов, счета за ЖКХ, счета на оплату занятий вашего ребенка, счета на оплату услуг стоматолога и т.п. для последующего направления их в Минюст РФ.

На мой взгляд, этот механизм является не просто обременительной обязанностью, но и явно необоснованным, противоречащим Конституции РФ вторжением в частную жизнь граждан.

Фактически же весь механизм признания физических лиц, выполняющими функции иностранного агента, на мой взгляд — это способ стигматизации граждан, инструмент, позволяющий понизить их социальный статус. Если ты кого-то называешь «выполняющим функции иностранного агента», слова «выполняющий функции» в бытовом языке ускользают от восприятия, и получается просто: человек — иностранный агент. Очевидно, что в бытовом представлении иностранный агент — источник опасности и угрозы. И законодатель это понимает. В противном случае от лиц, признанных выполняющими функции иностранного агента, не требовали бы маркировать каждый свой материал пометкой о том, что он распространен «иностранным агентом». Эта пометка должна говорить людям: «Обратите внимание, этот человек действует в иностранных интересах». Иными словами, статус «иностранного агента» увеличивает социальную дистанцию между его носителем и остальными гражданами, заставляет смотреть на него с подозрением, делает его «другим» или даже «чужим».

На мой взгляд, это довольно опасная тенденция, поскольку она работает на то, что можно назвать негативной консолидацией общества, которая приводит к росту подозрительности и недоверия.

— Можно ли перестать быть иноагентом, если ты уже включен в реестр? 

–– Такая возможность законопроектом предусмотрена. Если «деятельность, связанная с выполнением функций иностранного агента» прекращается, вы можете подать ходатайство об исключении из реестра. У Минюста РФ будет 60 дней на то, чтобы удовлетворить ваше ходатайство или отказать вам. Однако, нужно понимать, что в конечном итоге решение о том, прекратили вы заниматься политической деятельностью или нет, целиком и полностью будет зависеть от взглядов на этот счёт самого Минюста РФ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков

«Путин не бьется в истерике». Песков — о новом уголовном деле против Навального

Юрист ФБК Любовь Соболь

Соболь назначили десятую экспертизу по делу о незаконном проникновении в жилище