«Казус Тихановской» превратил Лукашенко в белорусского «Цапка» – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Казус Тихановской» превратил Лукашенко в белорусского «Цапка»

«Казус Тихановской» превратил Лукашенко в белорусского «Цапка»

«Казус Тихановской» превратил Лукашенко в белорусского «Цапка»

Главный итог последних действий Александра Лукашенко состоит в том, что вопрос о конституционном праве народа на восстание перешел из теоретической в практическую плоскость.

Из разрозненных сообщений, поступающих из Белоруссии, постепенно складывается довольно мрачная картина:

— выборы выиграла Светлана Тихановская, и она является на сегодняшний момент легитимным лидером белорусского государства;

— отказ от всех известных из истории форм общественного контроля за выборами работает против бывшего президента Белоруссии Александра Лукашенко, так как лишает его возможности апеллировать к официальным цифрам, являющимся абсолютно неверифицируемыми, — общественное мнение в этой ситуации может полагаться только на альтернативный подсчет голосов и на анализ данных по косвенным показателям, а они не в пользу Лукашенко;

— на этом фоне Александр Лукашенко, опираясь на узкий слой бенефициаров режима и оставшихся ему верными силовиков, совершил практически неприкрытый никакими демократическими «приличиями» насильственный государственный переворот;

— частью этого переворота стало похищение и пытки (как минимум, психологические) победившего кандидата, которую под угрозой расправы над ней самой, мужем-заложником и детьми заставили призвать своих сторонников отказаться от дальнейшей борьбы и насильно выслали из страны.

«Казус Тихановской» превратил Лукашенко в белорусского «Цапка»

Владимир Пастухов, научный сотрудник University college of London

Очень важно понять, что в этом событийном хаосе главное? На мой взгляд, главным является то, что происходило в здании ЦИК Белоруссии, когда там находилась победивший кандидат. Это ключ к пониманию будущего Лукашенко и Белоруссии.

ЦИК Белоруссии вошла одна женщина, а вышла из него после семи часов незаконного удержания — другая. Призыв этой другой женщины отказаться от насильственного протеста является сегодня главным аргументом в пользу этого протеста. Он должен был бы по замыслу Лукашенко делегитимизировать насильственный протест, но получилось наоборот.

Лукашенко достиг результата, прямо противоположного тому, к которому стремился. Он создал за эти семь часов безусловное конституционное оправдание насильственной борьбы белорусского народа с режимом его личной власти. Более веское, чем все «давилово» на улицах и война с журналистами.

Мне кажется, общественное мнение за пределами Белоруссии (о том, что происходит внутри, мне судить трудно) так до конца и не осознало, что произошло в Белоруссии. То, что случилось с Тихановской после выборов, не вписывается в рутинное представление об издержках «авторитарного транзита» на постсоветском пространстве. Это казус, который придает всей ситуации новое политическое качество, совершенно иное звучание. Отвратительные подробности этой операции белорусских спецслужб будут просачиваться в паблик, превращая Лукашенко в абсолютного infant terrible цивилизованного мира даже помимо воли этого мира, желающего по инерции ничего не заметить.

Наиболее близкая аналогия — Кущевка. Цапки насиловали и убивали десятилетиями под прикрытием местных силовиков. Об этом все знали, и все им сходило с рук. Но изуверская расправа над семьей конкурентов с массовым убийством детей сделали их изгоями и вынудили государство их уничтожить.

То, что Лукашенко сделал с Тихановской, выводит его за пределы круга «диктаторов» и вводит в круг моральных изгоев и изуверов.

Он теперь в одном ряду не с Пиночетом, а с Чикатило, и с этим придется считаться всем, кто по инерции его поздравляет и жмет руку. Скоро общаться с ним будет опасней, чем с самым отъявленным ковидным больным.

Сразу скажу, что в этой ситуации я не упрекаю ни в чем Светлану Тихановскую и считаю, что она сделала единственно возможный в этой ситуации моральный выбор. Если поначалу казалось, что лидеры протеста его предали, оставив без организованного руководства, то сегодня скорее наоборот, мне кажется, что протест оставил в одиночестве своего лидера, не сумев его защитить. Тихановская «вписалась» за «громаду», сломав свою жизнь ради общества и не имея изначально собственных политических амбиций. К сожалению, общество, проголосовавшее за Тихановскую, в основной своей массе, похоже, за нее не вписалось.

«Казус Тихановской» обнажил ситуацию, и теперь она выглядит предельно просто — как ничем не прикрытая, не задрапированная каким-нибудь фиговым демократическим листком узурпация власти. А это, в свою очередь, с необходимостью ставит вопрос о конституционном праве белорусского народа на восстание. Это право является одним из самых фундаментальных универсальных конституционных принципов, хотя прямо оно записано, пожалуй, только в Конституции США.

Лукашенко перевел спор о праве народа на восстание из теоретической в практическую плоскость и сделал это, перешагнув через моральный барьер, который до него еще никто не переступал. Убивали много и часто, сажали без счета. Но то были разборки между «равновеликими силами». Лукашенко нарушил основной инстинкт цивилизованного общества — он поднял руку на мать. В этом, а не в остаточных уличных боях на окраине Минска сегодня заключена вся драма белорусской политики. За этим сюжетом надо следить в первую очередь и не дать его «замотать».

Сколько бы обращений «о неприемлемости насилия» ни сделала сломленная шантажом несчастная мать и жена, это ничем уже не может помочь Лукашенко. С точки зрения права он является лицом, незаконно удерживающим власть, и соответственно у народа имеется право вернуть себе эту власть и передать ее своему легитимному представителю любым доступным ему образом. Лукашенко создал прецедент, опасный не только для него самого. Эта история будет иметь серьезные последствия на всем постсоветском пространстве.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: