Легион незаменимых и невозможность перемен – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Легион незаменимых и невозможность перемен

Легион незаменимых и невозможность перемен

Легион незаменимых и невозможность перемен

Не первый уже день страна — ну, вернее, те граждане, которым по рабочей необходимости или, наоборот, в силу переизбытка свободного времени положено высказываться о политических новостях, — прощается с Владиславом Сурковым. Нет, с ним все в порядке, жив-здоров, просто по непроверенным, хотя и принятым всеми на веру данным, ушел с поста советника президента. Статей об этом исключительном событии — десятки, а то и сотни. Суркова ругают, Сурковым восхищаются, вспоминают движение «Наши», Катю Му-Му и «сурковскую пропаганду», хотя изувеченная партийная система, дискредитированный, не исключено, что навсегда институт выборов и кровь на Донбассе — все-таки заслуги повесомей.

Легион незаменимых и невозможность перемен

Иван Давыдов

С Сурковым прощаются, а он, вполне возможно, и не уходит никуда. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что приказ об отставке пока не подписан, и Сурков продолжает исполнять свои обязанности. А если все-таки уйдет — то всплывет непременно на каком-нибудь важном и хлебном месте, напишет еще одну статью о пользе изучения развитого путинизма, придумает много разнообразных пакостей, мелких или крупных — это уж как повезет, тут от должности многое зависит, но точно осложняющих жизнь стране и людям, страну населяющим.

Впрочем, с Сурковым пример — не вполне, пожалуй, удачный: человек он творческий, нервный, может обидеться по-настоящему и уйти в свободное плавание на месяц или даже на два. Осведомленные люди поговаривают, что когда его прогнали из АП, с должности куратора внутренней политики, и назначили вице-премьером (формально, то есть, даже повысили, но все тут знают цену этим формальностям), он несколько недель не ходил на новую работу. Дулся. Горевал. Может, даже всплакнул.

Ну ладно, вот пример, удачный вполне: столько было радости, когда выяснилось, что Владимир Мединский в новом правительстве пост министра культуры не сохранит. Новому министру Ольге Любимовой многие либерально настроенные граждане готовы были простить почти все — и древние записи в ЖЖ, и свершения более актуальные — вроде руководства самой дикой из пропагандистских программ отечественного ТВ, шоу «Время покажет» на Первом, и запрета на прокат комедии «Смерть Сталина» (да, это именно ее заслуга, помните, какие страсти кипели в свое время).

Простили, потому что понимали — никто не может быть хуже Владимира Мединского в качестве министра культуры. Это, знаете ли, уровень. Такое не переплюнешь. И это, наверное, правда, трудно себе представить, что кто-то сможет эффективнее осуществлять работу по уничтожению культуры и погружению страны в дикость (хотя я бы отчаиваться не стал, мало ли, какие нас ждут сюрпризы). Только вот Мединский тоже никуда не уходит. О том, что Владимир Путин предложил бывшему министру пост советника по культуре, стало известно почти сразу после отставки правительства, а теперь и некоторые подробности выяснились. «Мединский будет заниматься вопросами координации государственной политики в исторической и гуманитарной сферах», — сообщил Дмитрий Песков.

Человек с уникальным опытом, такими кадрами не разбрасываются. Президент лично вышел на войну против Польши (пока, по счастью, на информационную войну). А Мединский, между прочим, автор исторического романа «Стена», где рассказывается доходчиво, как мы этих несчастных поляков еще в начале семнадцатого века били паки и паки.

Один из героев там, святой отшельник, наставляя русских воинов, говорит: «Везде супостатов преследовать будем. На дороге — так на дороге. А ежели в сральне поймаем, так и в сральне загубим, в конце концов». Цитата точная, честное слово, я бы такого не выдумал, чтобы так вылизать начальника, поглумившись попутно над ненавистным русским языком, нужен особый дар.

Ну, и страсть его защищать выдуманных героев пригодится — достройка псевдо-религиозного культа Великой Отечественной идет полным ходом. И в Сандармохе еще не все могилы осквернены, и великий Сталин нуждается в государственной защите, и выдающиеся дипломаты Молотов с Риббентропом. Мединский это все умеет, полезный, в общем, человечек, нужный.

Вот еще вполне доходчивая картинка: перестала быть сенатором Людмила Бокова. И тут же получила пост заместителя главы Минкомсвязи. Люди, за делами политическими следящие не особенно внимательно, возможно, и не знают, кто это. Напрасно. Это совершенно выдающаяся женщина. Соавтор сенатора Андрея Клишаса по работе над законопроектами о неуважении к власти, о фейковых новостях и о суверенном интернете. Тоже, как видите, ценный специалист, тоже человек на своем месте.

О, и главное чуть не забыл: Медведев! Отставке премьера искренне радовались и честные оппозиционеры, для которых он — герой увлекательной кинокартины про домик для уточки, и оппозиционеры системные, вечно критикующие каких-то «либералов во власти», и влюбленные в президента ультрапутинисты, которые в Медведеве видят представителя «пятой колонны». Но ведь он тоже никуда не ушел. Для него — специально изобретенное место заместителя главы Совета безопасности (между прочим, не такой уж простой вопрос, где больше власти — в правительстве или в Совбезе), и по-прежнему за ним — пост главы «Единой России». И политическое будущее его, скорее всего, великолепно.

В последние недели — а куда деваться? — много споров о сути президентских поправок в Конституцию. Зачем все это? Для чего такая стремительность? Как изменится теперь государство?

Перетасовка эффективных расхитителей, обыкновенных негодяев и негодяев необыкновенных, вроде Мединского, внутри фиктивных институтов дает простой ответ на последний вопрос. Никак не изменится. Главная цель этих революционных перемен — добиться того, чтобы государство не менялось вообще никак. Прелесть нашей политической системы в том и состоит, что власть здесь — это люди, а не институты. Батальон незаменимых у трона, на котором гордо восседает главный. И при этом совершенно не важно, как называется очередная должность, придуманная для очередного незаменимого. Пока они при должностях, власть меняться не будет.

Да она ведь и не стремится. И главный никуда не денется. И уж точно никакого значения не имеет, где именно будет стоять его трон — в парламенте, в Совбезе, в Госсовете. Он останется с нами, а вокруг него останутся проверенные специалисты, отлично умеющие производить ложь, национальный позор и осуществлять масштабные хищения.

В общем, не осиротеем. А пока, конечно, можно поспорить о глубоком смысле поправок. Пока еще можно. Заложен ли в них вектор на демократизацию общества? Можно ли говорить об ослаблении института президентской власти в новой схеме? Где там место национального лидера? Подорожает ли животное масло?

Все это — поднимаю табличку «сарказм» — чертовски важно, пока Путин у власти, и путинцы — рядом с Путиным. Ну, и кстати, — масло-то подорожает наверняка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: