in

Море ясности. Антон Орех о том, как в стране закончились даже формальные выборы

Море ясности. Антон Орех о том, как в стране закончились даже формальные выборы
На избирательном участке в Москве. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

 

Подведем краткие итоги текущего момента и попробуем заглянуть в недалекое будущее сквозь туманную пелену неопределенности. Впрочем, с будущим тоже многое уже понятно. Вокруг нас вообще море Ясности – как на Луне. 

Ясно, что с выборами покончено. Силовая башня Кремля не стала дожидаться какой-то важной кампании – а все определила просто на самых близких по календарю выборах. 

Имитация голосования остается, но даже формально выборами это больше не является. Никакой оппозиции даже на предварительной стадии. В крайнем случае, вместо «Единой России» голосуйте за какое-нибудь парламентское убожество вроде «Справедливой России». 

Всё ясно с избирательными комиссиями. Элла Александровна Памфилова выглядела бледно не только из-за травмы руки. Многочасовое «хочу – но не могу, не мой вопрос, сами виноваты» и обещание помешать Собянину силой зарегистрировать оппозиционеров – вызывали чувство неловкости уже даже не за чиновника, а за женщину. Ну а чуть погодя Мосгоризбирком стал самопровозглашенным клоповником и рассадником паразитов. 

Избиратели лишились не только фактического избирательного права, но даже права подписи. Тысячи людей, которые подписались за кандидатов, узнали, что их автографы – это перевод чернил, и путь их лежит в шредер или в печь. А часть подписантов потеряла даже право на почерк! Они говорят, что подписи в листах стоят их, а им говорят, что, может, и их, но писали они не своим почерком. Ты писал, сам писал – но почерк не твой. Так что извини. 

Не весело нынче и Собянину. Он остается мэром и будет градоначальником еще какое-то время – возможно, даже длительное, но фактически Сергей Семеныч переходит в категорию политических мертвяков. Московский хаос убивает его амбиции в будущем претендовать на что-то серьезное вроде поста преемника или хотя бы квази-преемника. Ты не справился с Москвой – куда тебе Россию! 

Однако теперь провалились и его «заигрывания» с интеллектуалами. Вроде не изверг, «хорошеет» Москву с каждым днем, продвигает современные технологии, строит метро и диаметры. Просвещенный городской монарх. Но всё это нынче в прошлом. Кремлевские комбинации обывателя не интересуют. Обыватель видит, как в Москве давят сапогами права и свободы и не может не связывать это с именем Собянина. И даже если Собянина заставляют так поступать или просто делают без спроса – то в лучшем случае он заслуживает репутацию тряпки. 

Для несистемной оппозиции вообще яснее ничего быть не может. Я понимаю ее прежний расчет. Вряд ли товарищи надеялись на полном серьезе завоевать Мосдуму. Репрессии и подтасовки были куда вероятнее. Но для политика жизнь в тишине – это гибель. Он должен о себе напоминать. Либо рваться на выборы, либо – если его прокатят – призывать выборы бойкотировать. И Навальный, Соболь, Яшин, Гудков получили хорошие политические очки в этой кампании. Но штука в том, что с этого момента их в принципе исключают из легального процесса.  

Нам объяснили, что сама попытка куда-то регистрироваться закончится для вас в лучшем случае ночным обыском и фестивалем допросов. Любая попытка апеллировать к избиркому – уголовным делом за воспрепятствование деятельности этого органа. Статей в УПК много, и кремлевские гроссмейстеры применили новинку – статью 141,о которой мы прежде не слыхали. А они там подумали: чего статье хорошей пропадать? Рукописи не горят, топором написанное не вырубишь. Мертвая статья становится ходовой. 

А вот что касается перспектив для нас для всех, то с ними как раз ясности нет. Понятно, конечно, что добром это никак не кончится. И чем быстрее разгоняют эту дурацкую машину, тем скорее она либо втемяшится в столб, либо дребзанётся с обрыва. Но точного срока мы не знаем. Страна большая, ехать по ней даже с бешеной скоростью можно долго. А можно и не очень…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Футболку и волосы Навального отправят на независимую экспертизу

Замминистра образования Хабаровского края отстранили от работы после гибели детей при пожаре в лагере