in

На всякий случай. Антон Орех о соблазне учета и контроля

На всякий случай. Антон Орех о соблазне учета и контроля
Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Минувшая неделя принесла коронавирусные рекорды во всех возможных категориях: наибольшее суточное заражение, наибольшая смертность за сутки, наибольшая разница между числом заразившихся за день и числом признанных выздоровевшими. Будь на дворе март (хотя по погоде — похоже) сейчас бы на улице не было бы ни души, в метро по два человека в вагоне, редкие машины перемещались бы без пробок, а мы с вами перемещались бы по пропускам до магазина и аптеки.

Все это было при куда меньших цифрах и куда большем оптимизме. Пережитое никому не понравилось, и я еще раз повторяю, что в данный момент у граждан и власти консенсус: карантин не нужен. Поэтому, дорогая власть, делай, что хочешь, принимай любые меры, только не «закрывай» нас. И действительно — любые меры кажутся не страшными по сравнению с тупым сидением дома, когда домашний арест сочетается с отсутствием денег и мрачными материальными перспективами.

На столицу традиционно приходится значительная доля всей коронавирусной статистики. Москва задает стандарты во всех смыслах. И вот теперь команда Собянина откликнулась на немую просьбу: принимать любые меры, кроме крайних. Например, гибридная учеба. Пять младших классов будут ходить в школу, просто потому что детей не с кем оставить дома и потому что удаленка в первом классе — это нуар. Старшие шесть классов — как раз на удаленке. Задействуются ресурсы столичных государственных порталов. Опыт учебы по Zoom утонул в волнах пранка, и, скажем, видео с матюгами на уроке у моей собственной дочери стало одним из хитов соцсетей.

Поэтому с понедельника — добро пожаловать на мос.ру. Правда тренировочные уроки привели к странным результатам. Одни не могут войти в систему, других она отказывается признавать и требует ввести новые данные. Ну, у кого есть дети-школьники, те не дадут соврать, что тот же электронный дневник — это ежегодный геморрой, потому что вы можете хоть в десятом классе уже учиться, но для Дневника в сентябре жизнь начинается с нуля. Иные к октябрю только пробиваются в это чудо современных технологий.

Точно так же рухнул портал, куда должны были отправлять свои данные предприниматели, обязанные перевести 30% сотрудников на удаленку. Виноватыми власти, разумеется, самих предпринимателей и выставили. Когда что-то как всегда не работает — виноваты пользователи, но никак не разработчики. Юристы, экономисты и люди, кому реально пришлось отправлять все эти данные, уже в десятках текстов описали весь сопутствующий кавардак. Когда, с одной стороны, требования мэрии нельзя не выполнить. А с другой, выполняя их, ты нарушаешь закон о персональных данных и Трудовой кодекс. И так и так тебе грозит штраф.

Ты должен посадить на удаленку сотрудников даже если ты ИП и у тебя нет сотрудников. Ты должен отправить людей по домам, даже если ты — ресторан, а официант или посудомойка на дому — это не 30-ти, а 100-процентный бред.

И, конечно, мы начинаем подозревать, что собирая под шумок данные, власти продолжают влезать в нашу жизнь. Система распознавания лиц, десятки тысяч камер повсюду, сданные нами весной номера машин и транспортных карт, система «социального мониторинга». Теперь 30% в обход всех законов должны не просто сидеть по домам безо всякого чрезвычайного положения, но и сдать все, вплоть до номеров телефона. Каков практический смысл этого в разрезе борьбы с пандемией? Вот каким образом мэрия, зная номер моей машины и карты «Тройка», защитит меня от заразы? Или защитит других людей от меня — потенциального переносчика вируса?

Посещение ночных заведений по QR-кодам — из той же оперы. Оказалось, кстати, что ночная жизнь охватывает в Москве 600 тысяч человек. О которых мы теперь можем знать точно, где они, во сколько, куда пошли потом. Сюда бы еще номера машин и телефонов — и ты как на ладони. Как с помощью этих мер можно следить за людьми я примерно понимаю. Как с помощью этих мер можно защитить людей — понять не могу.

Но бюрократический азарт как всегда велик. Чиновники сосредоточены на отчетности, которая всегда существует только ради самой отчетности. И уже никто не помнит, для чего хотя бы формально все задумывалось — главное сдать данные, проверить сданное, наказать за несданное, поставить новый срок, снова сдать, снова проверить, снова наказать. Это как тот памятный случай с давкой в метро из-за проверки пропусков. Зачем пропуск — вообще не важно. Важно, чтобы он был, и ради этого полиции самой не страшно было находиться в толпе, с риском для жизни. Процесс — важнее результата, процесс — самодостаточен.

Слава богу, что мы всегда хитрее нашей власти. Мэрию заваливают списками фиктивных сотрудников, на удаленку отправляют «мертвые души». Вместо реальных номеров телефонов отправляют липовые, покупают пустую «Тройку» и отправляют ее номер. И, конечно, тот, кто не хочет быть узнанным, пройдет в ночное заведение безо всякого QR-кода.

У системы нет запаса прочности, и она не может принять жестких ограничительных мер, потому что не может параллельно ввести масштабных мер по экономической защите населения. Но система не может бездействовать. Поэтому она придумывает игру в QR-коды и проценты надомников, имитируя деятельность и маскируя бестолковость парадоксальными решениями. И попутно пытаясь собрать о гражданах как можно больше информации — «на всякий случай». Какой случай для власти будет «всяким» она и сама толком не понимает. Но учет и контроль постоянно манят ее, и она с восторгом отдается этому соблазну.

В России за сутки выявили 15 982 новых случая заражения коронавирусом. Это рекорд с начала пандемии

В России за сутки выявили 15 982 новых случая заражения коронавирусом. Это рекорд с начала пандемии

Минфин предложил объединить МВД, ФСИН и службы судебных приставов

Минфин предложил объединить МВД, ФСИН и службы судебных приставов