МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Несколько раз по триста спартанцев». Почему в Минске протестуют против углубления интеграции с Россией

«Несколько раз по триста спартанцев». Почему в Минске протестуют против углубления интеграции с Россией

По широкому и пустынному минскому проспекту Независимости, застроенному громоздкими зданиями в стиле «сталинского ампира», ходит немногочисленная толпа с бело-красно-белыми флагами. Один из организаторов акции, оппозиционер Павел Северинец, на вопрос журналистов о численности протестующих говорит, что «здесь собралось несколько раз по триста спартанцев». Он близок к истине — митингующих около тысячи человек.

Своими Фермопилами минские «спартанцы» считают борьбу против углубления интеграции Белоруссии и России. Непосредственный повод для протестов — встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко в Сочи, которая проходит в эти выходные и посвящается как раз «углублению интеграции». Ожидается, что в ходе переговоров Путин и Лукашенко подпишут итоговый план интеграции, но главные вопросы будут решаться именно в экономической сфере. Однако оппозиция в Белоруссии боится другого — постепенного политического аншлюса их республики с Россией.

Страхи эти вполне объяснимы. Присоединение Белоруссии к России в любом формате решает для Путина вопрос о власти в 2024 году. Преобразование Союзного государства из конфедерации в федерацию — это, по сути, создание нового государства, нового субъекта международного права. Перед Путиным открывается возможность еще два срока просидеть в кресле президента такой странной «федерации». И даже прямое вхождение Белоруссии в состав РФ позволяет заявить о «переучреждении» российского государства с обнулением всех предыдущих отсиженных Путиным президентских сроков.

О неэффективности и слабости белорусской оппозиции ходят грустные легенды. Но есть не легенда, а вполне себе правда — режим Лукашенко на порядок жестче путинского, и большая часть нынешних лидеров белорусской оппозиции прошла через тюрьмы — настоящие тюрьмы, а не спецприемники для административно задержанных.

Когда мы, русские политические активисты, общаемся с белорусскими коллегами (как правило, на территории третьих стран), возникает странное ощущение. Чувствуешь, как будто разница между развитостью российского и белорусского гражданских обществ такая же, как между развитостью украинского и российского гражданских обществ. Когда слышишь от белорусов о слабости белорусских независимых медиа и правозащитных структур, об отсутствии креатива, каких-либо новых идей у протестных вождей — начинаешь думать о себе не как о затравленном москвиче, а как о гордом жителе Киева времен Евромайдана.

«Наши политики уже десять лет ходят по площадям с одним и тем же лозунгом. Знаешь с каким? „Пора менять лысую резину!“» — с горечью восклицал мой товарищ из Белоруссии, рассказывая о невеселых минских делах. — Год за годом, митинг за митингом! Десять лет уже лысую резину меняют!"

Среди белорусов есть свои отчаянные и талантливые пассионарии — в первую очередь, местные анархисты и националисты. Именно по ним и бьет с особой жестокостью режим Лукашенко. При этом белорусы с огромным интересом расспрашивают москвичей о нынешнем русском молодежном протесте. Удивительно, но факт: хотя в Минске много молодежи, выглядящей вполне по-европейски, на митингах оппозиции она не задает тон. Даже на сегодняшних акциях в толпе можно увидеть парней и девушек — и не сказать, что их мало. Но дух протеста в Минске (в отличие от Москвы) определяют не они, а люди 35−40 лет и старше. Хотя именно молодежь Белоруссии в первую очередь заинтересована в европейском выборе своей родины.

На данный момент гарантом независимости Белоруссии являются не акции оппозиционеров, а страх самого Александра Лукашенко лишиться и власти, и гарантий безопасности для себя, для своих сыновей. Еще одно препятствие для аншлюса — нежелание широких масс белорусского народа расставаться со своим независимым государством, в котором они живут уже 28 лет, успев сформировать свою национальную и гражданскую идентичность. Не все из сторонников суверенной Белоруссии — убежденные оппозиционеры. Не все считают своим, родным флагом бело-красно-белое полотнище. Но подавляющее большинство белорусов, видя в россиян «своих», «братьев», сами стать россиянами не желают. Реальные действия по подрыву политической независимости Белоруссии неизбежно превратят нынешние малочисленные шествия оппозиционеров в куда более широкое народное движение протеста. И отношение к россиянам как к «своим», как к «братьям», моментально исчезнет.

Вопрос в том, понимают ли это в Кремле? Осознают ли, что Белоруссия — это не Крым? Просчитывают ли опасные последствия авантюр на «белорусском фронте»?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

4 комментариев

Правила общения на сайте

  • Аватар Иван

    Белорусского народа по сути не существует. Собственно, кроме «белорусского языка» нет у белорусов никакого признака народа. Белорусские националисты — это в основном молодые католики, которые хотят получить карту поляка и поэтому освоили «мову» — диалект малограмотных деревенских бабушек. В России эта мова умерла вместе с деревнями — даже наше деревенское население перешло на русский язык. В Белоруссии будет также.

  • Аватар Анна2

    Ну неужели кремль будет интересовать движение протеста -даже широкого- народных масс после пока только планируемого соединения? У власти хватит сил задавить любой протест, насобачилась уже хорошо в родной стране.

  • Аватар мария

    очень правильно написали. именно так и будет, #belarusisnotrussia

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: