МБХ медиа
Сейчас читаете:
Письмо Сергея Фомина, Азеф и искаженная оптика русской жизни

В распоряжении редакции оказалось письмо одного из фигурантов дела о «массовых беспорядках» Сергея Фомина. Это его ответ на публикацию «Отлично, я в розыске! Штрихи к портрету Сергея Фомина, добровольно сдавшегося Следственному комитету» Славы Тарощиной в «Новой газете». Мы публикуем это письмо полностью, предваряя его репликой Романа Попкова.

Человек сидит впервые в жизни в тюремной камере. С тревогой вслушивается в перекличку «дорожников» за зарешеченным окном. Аккуратно, тщательно подбирая слова, общается с сокамерниками. В памяти всплывают самые ужасающие штампы поп-культуры о тюрьме. Человеку страшно и тоскливо. И в условиях полной изоляции, совершенно другого, инопланетного образа жизни, в условиях постоянного напряжения, у человека есть якорь. Точка духовной силы. Он чувствует, что принес свою свободу в жертву не просто так, но во имя чего-то важного. И мало кто оказывался способен на такое помимо него. Чувствует себя героем. Надеется и верит: на воле его обсуждают и восхищаются им. Пришел сам сдаваться ментам, сделал свой последний шаг из мира воли в мир тюрьмы публичным: чтобы власти потом не утверждали, что он бегал, прятался.

Вот такое есть утешение у арестанта.

В один прекрасный день к нему в руки попадает экземпляр «Новой газеты», и это счастье, конечно. Глоток правды и новых смыслов, теплая рука с воли. «Может, там даже про меня написано» — открывает с бьющимся сердцем газетную тетрадь. И да, там написано. Там потрясающий текст Славы Тарощиной.

«Крайне нелогичен, несобран, инфантилен (в СК приходит с мамой), своих легко сдает, в голове каша». «Отличный подарок для пропаганды, трактующей оппозиционеров как недограждан великой державы». Культурологическая аналитика с Азефом, Бенкендорфом и прочими демонами русской истории.

Тарощина пересказывает сюжет видеоролика «Медиазоны», в котором Сергей Фомин пытается сдаться Следственному комитету. Видео, по мнению Тарощиной, совсем не в пользу Фомина: бегающие глаза, путаная речь, нервная жестикуляция, на вопросы собеседника не отвечает, ни с того ни с сего раздражается на суперпрофессионального журналиста Егора Сковороду. Даже приехавшие среди ночи проститься с сыном мама и папа «выглядят странно, будто их выписали из какой-то другой пьесы».

В общем, досталось Фомину от Славы Тарощиной крепко. Представляете, каково такие оценки с воли читать человеку, сидящему в каменном мешке? Повторю: в тюрьме для политзаключенного тепло с воли, оценка с воли — главное в жизни, главный источник силы.

Меньше всего хочу этим своим текстом способствовать усилению неприязни между кем-либо. Цель у меня противоположная. Хочется объяснить некоторые вещи. Чтобы было взаимопонимание, терпимость и спокойное отношение к чужим странностям и слабостям.

В массовом политическом протесте участвуют самые разные мужчины и женщины. С разным характером, темпераментом, с самыми разнообразными заморочками и тараканами в головах. Массовые, неизбирательные репрессии тоже касаются самых разных людей. Не все, попавшие под полицейский каток, являются иконами сопротивления, кшатриями по психотипу. Именно поэтому особенно важна солидарность с жертвами репрессий. Иконам как раз-таки защита нужна меньше всего. На них можно только молиться и равняться. Они, иконы, и сами нас защитят — даже из-за решетки.

В России наконец-то начали сопротивляться государственной подлости простые русские люди, и в критической ситуации они будут вести себя тоже по-разному. Когда вас пришьют к абсурдному, неправовому уголовному делу, когда вам будет грозить страшная российская тюрьма, уверены ли вы, что у вас не будет бегающих глаз, путаной речи и нервной жестикуляции? Добровольно сделать шаг из вольной жизни в мир тюрьмы, тьмы — это колоссальная трансформация. Да, Фомин раздражается на журналиста Сковороду из-за его «будничного» поведения. Фомину страшно, но при этом он чувствует, что совершает нечто героическое, и хочет, чтобы его поступок был всеми и немедленно оценен. Как раз-таки Сковорода, как и положено профессиональному журналисту, относится к этому с пониманием, верно говорит о разнице в психологических состояниях.

Насчет видеообращения Фомина, в котором он возлагает часть вины за массовые уголовные дела на Алексея Навального и его команду. Тут, к сожалению, тоже все достаточно просто — и с содержанием заявления, и с его тональностью. Это часто встречающийся в таких драматических ситуациях эмоциональный выверт. Садящийся в тюрьму по политическим мотивам человек убежден, что приобрел качественно иное измерение. Что сама тюрьма — это трибуна, некая высота, с которой он может и должен вещать, обращаться к общественности, к нации, транслировать на всех свои «прозрения». А «прозрения» могут быть самыми причудливыми — потому что, как мы уже говорили, люди разные.

Возложение вины за аресты на Навального, а не на ментов с чекистами — тоже старый как мир русский мировоззренческий дефект. Помню, как еще в «нулевые годы», на заре антипутинского оппозиционного движения, даже в «бравой и воинственной» НБП (ныне запрещена) находились те, кто истерично валил вину за посадки активистов на руководство партии. На Эдуарда Лимонова, на Владимира Абеля, на Елену Боровскую, лично на меня. Не на Путина, не на Патрушева, не на Бастрыкина. Речь идет, замечу, об организации, позиционировавшей себя как «партия профессиональных революционеров» — и даже там находилось множество персонажей с такой вот искаженной оптикой. Что уж говорить о нынешних временах массового протеста.

Это действительно важно: избавиться от отвратительной разновидности стокгольмского синдрома, перестать перекладывать ответственность с тех, кто нас мучает, на третьих лиц. Важно вернуть оптику обратно, в нормальное состояние. Мир искаженной оптики, мир кривых зеркал — это то, куда нас хотят увести те самые жандармы и Азефы, которых в своем тексте упоминает Слава Тарощина. В мире кривых зеркал жандармам и Азефам удобно жить и причинять нам зло.

Скачать (PDF, 2.96MB)

Ответ Сергея Фомина к статье «Отлично, я в розыске!» Славы Тарощиной (НГ, 12.08.2019)

Уважаемая Слава! Только сегодня (пятница, 16.08.2019 г.) прочитал Вашу статью (газету принесли в передаче Косте Котову). Неделю до этого мое имя «полоскали в грязи» в федерал. СМИ, поэтому читать Вашу статью в ИВС было вдвойне приятно. Я надеюсь, мой ответ Вам опубликует не только «НГ», но и другие независимые СМИ («Медуза», «МБХ» и т. д.)

1). Меня безосновательно обвиняют и содержат под арестом. В никаких «массовых беспорядках» я не участвовал, тем более, их не организовывал. Виновата в этом (что я сейчас сижу ни за что) наша власть. Я думаю, прежде всего Вы хотите услышать от меня именно это?

2). Вы назвали меня «инфантильным», потому что я «пошел сдаваться с мамой в 36 лет». Итак: 1 час ночи, Новокузнецкая, я звоню в звонок на калитке СК, никто не открывает. Меня останавливает Егор Сковорода (журналист, пришедший со мной), спрашивает, не хочу ли я сначала повидать маму. Я отвечаю, что нет, она придет ко мне на свидание. Он говорит, что следователь может ей этого не разрешить, и я ее увижу уже только в колонии (следствие по Болотной шло до 1,5 лет).

Мне 36 лет, у меня нет девушки, жены, детей. Единственные близкие люди мне по-настоящему — мама и папа. Я звоню маме и говорю, чтобы приезжали. Ведь мы можем не суметь поговорить еще 1,5 года. Они приезжают. Еще намеки на «инфантилизм» будут?

3). Вы пишете, что у меня «бегают глаза». У моего дома и дома родителей почти неделю безостановочно дежурили оперативники. По достоверной информации, телефон, которым я пользовался, прослушивался. То же, я думаю, было с телефонами родителей и друзей. Когда я стоял на улице перед камерой журналистов МБХ медиа, я ежеминутно ждал, что сейчас приедет СК (за эти дни я, к сожалению, «приучился» (проверять на нрзб) подозревать каждую машину, как ихнюю). Возможно, эти мои ежеминутные взгляды Вы приняли за «бегающие глаза»? Еще месяц назад я думал, что слежку, ночные обыски и допросы, «прослушки» — это только в шпионских фильмах. За неделю это все испытал я, моя семья и друзья (наверное, вы знаете, чем угрожали моим друзьям, это вообще за гранью разумного — очень жаль, что вы вынесли в подзаголовок статьи информацию о моем племяннике — словно федеральное СМИ). Ну и еще к «бегающим глазам» — я не спал двое суток, не общался с родителями и друзьями несколько дней (они не знали, где я).

4). Почему я «пришел сам». Целую неделю мое имя позорили (без доказательств) госСМИ на всю страну. Когда я прочел в интернете, что уже нахожусь в розыске (до этого я был свидетелем) и решил «не доставлять еще одно удовольствие» госСМИ, показывая, что меня схватили. Я ни в чем не виноват, мне нечего скрывать. Никаких «договорняков» у меня с ними нет (посмотрите, как я два часа добивался, чтобы они меня приняли) — какие еще нужны доказательства?

5). Я считаю (это мое личное мнение) А. Навального и Л. Соболь БЕЗОТВЕТСТВЕННЫМИ ЛЮДЬМИ. По моему мнению, обычные люди, вроде меня и других обвиняемых, для этих людей такие же «пешки» в игре, которыми можно жертвовать, как и для власти.

Первый раз в жизни я осознанно вышел на «несанкц» 12 июня (Голунов), то есть моей «политической» деятельности на 27.07 чуть больше месяца. Про «Болотное» дело я (как уверен, минимум 50%, вышедших 27.07) слышал в «пол-уха». 27.07 я вышел на несанкционированный митинг в ПОЛНОЙ УВЕРЕННОСТИ, что максимум, что мне может быть за это — большой штраф или админ. арест на 30 суток. А. Навальный и Л. Соболь прекрасно знали о Болотной, что в нашей стране «несанкц» уже подводился по 212 УК и никак не предупредили об этом людей (среди нрзб таких «незнающих», как я, было очень много. Они даже не сказали, как себя вести (например, что нельзя кидать пластиковые бутылки в направлении полиции). За день до 27.07. я разговаривал с ребятами, которые хотели на митинге «побиться с полицией». Это были не провокаторы. Я их отговорил, (1) это 3 года для них, (2) как оказалось, это может повредить и остальным, (3) это просто неправильно. Как видим, я их убедил, что этого не нужно делать. Почему этого не сделали Навальный и Соболь?

Пошел бы я 27.07., если бы мне сказали, что за это могут (и уже давали в 2011) 212 УК? Не знаю. Если бы пошел, я бы 100 раз думал, как себя там вести.

Если ты знаешь, что в доме ядовитая змея, то было бы честно рассказать об этом человеку, которого ты уговариваешь войти в дом.

Почему именно Навальный и Соболь? Я вспомнил примеры их безответственного поведения в прошлом. В 2017 я разочаровался в А. Навальном, когда он неделю уговаривал всех прийти на согласованный митинг на Сахарова и затем за 10 часов до него поменял решение и повел всех на несогласованный на Тверскую. Соболь 27.07. позвала всех на Трубную, хотя весь интернет пестрил фото, сколько там ОМОНа и «встречи на Трубной» кол-во задержанных выросло с 600 до 1200. При этом она выложила в инстаграм фоточку в нрзб, как она вышла у ОВД. Я увидел это фото в 2 ночи, когда нрзб вернулся домой после развоза передачек задержанным, многие из которых сидели еще 48 часов (и до 7 суток) из-за ее безответственного поступка.

27.07. их безответственность (см. выше про дом и змею) пошла еще дальше. Расплачиваются уголовными сроками опять простые люди, а они получают лишь административки и штрафы.

6). Вы написали, что я «сдаю своих». Из-за пункта 5? Во-первых, они мне не «свои». Я шел 27.07 за свое право выбирать власть, а не за кандидатов. Во-вторых, я никого «не сдавал». Да, меня не предупредили о возможных последствиях, но я пошел туда сам. В-третьих, за что я считаю нашу оппозицию «детской» — это как раз за то, что вы любого человека с немного другим мнением сразу считаете предателем. Чем вы тогда лучше тех, кто верит «пропагандонам» с ТВ?

7). Мама и папа, у меня все хорошо, поменьше обо мне беспокойтесь, потому что у меня никого, кроме Вас нет, и Вы мне очень нужны здоровыми.

Люди. Будьте осторожны и берегите себя. Не забывайте прошлое.

P. S. Мою апелляцию почему-то перенесли с 26.08 на 19.08. Торопятся посадить в СИЗО или решили «выпустить»?

PPS. По-моему, нужно собрать средства (объявить кампанию) для жены Данилы Беглеца. Она осталась с двумя маленькими детьми на съемной квартире без средств.

Спасибо, Сергей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

6 комментариев

Правила общения на сайте

  • Лариса

    Очень аргументированный ответ
    журналисту, который переступил
    грань общественного и личного.
    Нельзя судить людей по принципу:
    свой-чужой («сдает»)!
    Каждый волен иметь свое мнение
    по поводу поступков людей,
    провозгласивших себя лидерами.
    Иначе это никакая не оппозиция…(((

  • Эдуард

    Все правильно чувак пишет!

  • Валентин Феденев

    Все это больше похоже на постановочные действия со стороны Сергея Фомина! К сожалению, другого мнения эта информация у меня не вызвала.

    • Наталия

      Мне кажется, что письмо Сергея искренне, а не постановочное. Он свои действия достаточно внятно объяснил. Жаль только, что судить его будут люди, которые все приговоры пишут под копирку, под вышестоящий «одобрямс»

  • Геннадий Перечнев

    Только вчера и на другом сайте до конца проникся этой темой и понял её. Считаю поведение Славы Тарощиной совершенно бестактным. Какие претензии могут быть к Сергею? Он самостоятельно и сознательно сделал свой выбор — выступил против Зла. Автор этой статьи очень правильно задаётся вопросом — а можно ли обвинять и рубить с плеча, не зная человека, его характер, его психотип, его заморочки, его судьбу, наконец. Он верно пишет о том, что все люди разные, они не должны и не обязаны быть героями, и ещё не известно, как бы повёл себя каждый из нас в критической ситуации и в сложном психологическом состоянии. Обвинения друг против друга в стане тех, кто противостоит Злу, только радует и укрепляет это самое Зло — снова сложно не согласиться.
    Моё уважение Сергею. Он УЖЕ совершил Поступок.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: