Почему дело Юлии Цветковой касается каждого. Авторская рассылка «МБХ медиа» – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Почему дело Юлии Цветковой касается каждого. Авторская рассылка «МБХ медиа»

Почему дело Юлии Цветковой касается каждого. Авторская рассылка «МБХ медиа»

Почему дело Юлии Цветковой касается каждого. Авторская рассылка «МБХ медиа»

Привет, это Таня Ускова, и меня злит, что дело Юли Цветковой многие считают неважным.

Я почти ничего не знала о Юле Цветковой, когда звонила ей, чтобы взять интервью. Я читала о ней в материалах годичной давности, но ничего, кроме имени, не могла запомнить: какая-то девушка в далеком Комсомольске-на-Амуре с театром для подростков, в котором якобы ставятся спектакли про ЛГБТ.

Я читала эти статьи и думала, что Юля сумасшедшая, потому что какой человек в здравом уме будет ставить спектакли про ЛГБТ для подростков в России — в стране, в которой даже за нейтральные высказывания об ЛГБТ можно получить административное дело? «Сумасшедшие», даже признанные политзаключенными, меня никогда не интересовали, и новости про Юлю Цветкову — даже те, в которых фигурировали опросы школьников, ФСБ и слово «порнография», — проплывали мимо, сквозь пелену «более страшных» дел: например, дела «Сети», исчезновения Петра Верзилова или «театрального дела», в котором Серебренникову на прошлой неделе запросили шесть лет колонии.

Потом я выяснила, что постановки, которые ставила с подростками Цветкова, были не про ЛГБТ, а про равноправие полов, но ближе мне Юля не стала. Я продолжала думать: как можно было в Комсомольске-на-Амуре, который я даже не смогу указать на карте, решить, что ты можешь ставить спектакли про гендерные стереотипы и феминизм? Конечно, я думала, что поддержать Юлю важно, потому что ни один человек не должен попадать в тюрьму за то, что высказывал свои взгляды в интернете. Но эмоционально Юля была мне далека. Она была девушкой без лица из далекого города, одной из многих, кого в России могут посадить за публикации в интернете, и через толщу журналистского цинизма сочувствия к ней у меня не пробивалось.

Я позвонила Юле на прошлой неделе, чтобы взять комментарий по поводу ее дела. Мы говорили около двадцати минут, а потом я положила трубку и расплакалась.

Выяснилось, что Юля Цветкова — это десятки моих подруг и друзей. Которые хотят, чтобы детей в России учили критически мыслить, готовы обсуждать прошлое своей страны и отстаивать свою гражданскую позицию и политические взгляды. Юля работала в местном центре развития для детей, учила их тому, что они могут вырасти кем захотят, независимо от пола, рассказывала людям о ГУЛАГе и высказывалась в соцсетях на темы феминизма. ЛГБТ-активизмом Юля, пока работала преподавательницей с детьми, не занималась.

Цветкова легко могла бы оказаться среди моих знакомых и коллег, живущих в Москве и участвующих в подобной деятельности. И я не могу перестать думать, что будь Юля в Москве, наверное, никакого уголовного дела бы не было. Но Юля выросла и живет в Комсомольске-на-Амуре. А там иметь позицию, высказывать ее публично и не бояться воплощать свои идеи в жизнь, видимо, чревато преследованием. Да еще каким: за схематичные рисунки женского тела против тебя могут возбудить дело о распространении порнографии.

И кажется, статья эта может стать новой «карательной»: в прошлом году похожее дело возбудили против трансгендерной женщины Мишель из Брянска, а в феврале похожее дело завели на другого ЛГБТ-активиста в Хабаровске — тот решил поддержать Юлю Цветкову. По этой статье человеку может грозить до 6 лет тюрьмы. Те же 6 лет, которые запрашивали Кириллу Серебренникову.

Но только между Серебренниковым и Цветковой есть разница: за первого вступятся актеры и режиссеры по всему миру. Он уважаемый человек, лауреат кучи наград, у него есть поддержка общества. И Кирилл Серебренников получил в итоге три года условно. А вот Юля Цветкова для большинства — «сумасшедшая» неизвестная девочка из Комсомольска-на-Амуре, играющая в феминизм и ЛГБТ-активизм в небольшом российском городе. Которую никто, кроме феминисток и ЛГБТ-активистов, спасать не будет. И за слова, и за свое искусство она может исчезнуть на шесть лет в российской тюрьме.

Это текст авторской рассылки «МБХ медиа». Каждую субботу сотрудник редакции пишет вам письмо, в котором рассказывает о том, что его взволновало, удивило, расстроило, обрадовало или показалось важным. Подписаться на нее вы можете по ссылке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: