Софья Апфельбаум, Юрий Итин, Алексей Малобродский. Последнее слово в Мещанском суде – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Софья Апфельбаум, Юрий Итин, Алексей Малобродский. Последнее слово в Мещанском суде

Софья Апфельбаум, Юрий Итин, Алексей Малобродский. Последнее слово в Мещанском суде

Софья Апфельбаум, Юрий Итин, Алексей Малобродский. Последнее слово в Мещанском суде

Мы публикуем последние слова фигурантов «Театрального дела», произнесенные ими сегодня в Мещанском суде после того, как прокурор попросил приговорить их к реальным срокам.

Софья Апфельбаум

директор РАМТ

«Мы гордимся, что сделали это. Нам казалось, что это важно и хорошо. А сейчас выясняется, что это неправильно и плохо, и было ради обналичивания денег. Я хочу поблагодарить семью, адвоката, всех, кто нас поддерживали. Спасибо».

Юрий Итин

бывший директор «Седьмой студии»

«Хочу поблагодарить своих друзей, близких, которые смотрели на дело три года. Я не входил ни в какую преступную группу, не обсуждал преступные замыслы, не было таких умыслов обогащения, причинения ущерба. Это были непростые три года. Я потерял любимую работу. Театр оказался ввергнут в пучину хаосных событий. Мне это очень больно и грустно. Четвертый год это наказание, оно несправедливо и несопоставимо. Знаете, гособвинение смотрит на мир через призму Уголовного кодекса. По ту сторону барьера вы в каждом увидите преступника. Термины, чтобы изобличить, что там сидят преступники. Но я не теряю надежды. В суде смотрят на людей. Непонятки с экспертизой должны толковаться в пользу обвиняемых. Понимаю, что просить о снисхождении глупо. Меня не покидало ощущение несправедливости. Не буду говорить о следствии, но мне намеком говорили — „Вы же все понимаете“. Это не давление, но „Вы же все понимаете“. Я не понимаю, и не пойму. Ничего так не убивает жизнь, как несправедливость».

Алексей Малобродский

бывший директор «Гоголь-центра»

Прежде всего прошу принять слова благодарности всех, кто на протяжении трех лет преследования не усомнился в моей невиновности и честности. Ваша вера и поддержка — бесценны.

Спасибо!

Спасибо адвокатам — особенно моим защитникам Ксении Карпинской и, на первом этапе, этапе следствия Юлии Лаховой.

Я не буду просить суд быть справедливом, независимым и руководствоваться законом.

Было было бы смешно просить о том, что не должно подвергаться сомнению при нормальных обстоятельствах.

О том, что по определению должно составлять суть и основу института суда в здоровом обществе при нормальном порядке вещей.

Полагаю, что это разумеется само собой.

Я, конечно, не буду произносить шаблонных слов о снисходительности или великодушии. Я не прошу учитывать мой возраст и состояние здоровья, а также обстоятельства моей семьи. В этом нет необходимости, поскольку я уверен в своей абсолютной непричастности какому-либо преступлению и не признаю никакой вины.

Моей вины нет.

Как не было события преступления, в котором меня обвинили.

Скажу о важном.

Так получилось, что «театральное дело» вышло за пределы моей личной истории и личных историй других подсудимых, которые вместе со мной ожидают приговор.

От приговора зависит не только моя личная свобода и моя персональная репутация.

Абсурдность обвинения, его очевидно заказной характер и преступные методы ведения следствия теми, кому общество поручает бороться с преступлениями и кого граждане содержат на свои средства, ставят вопрос о присутствии в нашей жизни здравого смысла, о возможности следования общепринятым нравственным критериям, вопрос о перспективе для всех нас, особенно для молодых людей, ставших изумленными свидетелями «театрального дела».

Это вызов всем нам. Который нас вынуждают принять. И мы обязаны дать достойный ответ. То есть не сломаться и не разувериться. Не опуская рук продолжать делать свою работу в культуре.

Я чувствую свою ответственность. Она, эта ответственность, кроме прочего, мотивирует нашу бескомпромиссную позицию.

Глупо призывать в союзники правоохранительные органы и прокуратуру. Она внятно продемонстрировала неготовность и нежелание выступать с позиции закона и совести.

Остаётся надеяться на правосудие.

Скептики, или попросту умные, наблюдательные люди, в этом месте должны сочувственно улыбнуться и пожалеть меня. Возможно, они правы. Но я всё-таки надеюсь.

Тем же, кто, как и я, продолжает наивно верить — моим родным, друзьям и всем, кто поддерживает нас — низкий поклон.

Я честно бился за правду и, надеюсь, не подвел вас.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: