in

Станок любви как государственная собственность. Иван Давыдов о налоге на бездетность

Станок любви как государственная собственность. Иван Давыдов о налоге на бездетность
Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Государство болеет и у государственных болезней есть симптомы. Иногда — совсем пугающие симптомы. Ну, как бы это объяснить. Знаменитые пропагандисты наши — ладные, твердые. Вроде шанкров. Использование боевых отравляющих веществ в качестве средства решения политических проблем — пожалуй, даже уже и не симптом. Что-то похожее на проступающие трупные пятна. На таком фоне идея о налоге на бездетность, озвученная лидером движения «Совет матерей» Татьяной Буцкой, — конечно, пустяк, ерунда, прыщик.

Станок любви как государственная собственность. Иван Давыдов о налоге на бездетность
Иван Давыдов
Как будто даже и неловко из-за такого беспокоиться. Ну, возможно, неловко, однако полезно. Речь не о профилактике, тем более — не о лечении: никаких средств для лечения государственных болезней у гражданина не осталось, звезды над Кремлем так встали, да и за общую политическую инертность относительно сытых нулевых надо же как-то расплачиваться. Все так, но стоит знать, что с государством, в котором живешь, происходит, и чем это чревато. Лишним не будет.

Смешно, кстати, слово «чревато» смотрится в данном контексте. Особенно если учесть, что у сайта движения «Совет матерей» адрес — vremyarozat. И рожают члены «Совета» не только детей. Также, к сожалению, ценные государственнические инициативы.

Полно, впрочем, болтать, как это кричат в театре, когда пьеса понравится? «Автора, автора!» Вот что рассказывает Буцкая: «Мы говорим о тех, кто сознательно отказывается от решения родить ребенка. Не любят, пусть платят налог и не любят дальше. Либо любит детей и рожает, либо не любит — и платит за то, что не любит». Деньги она брать предлагает как с женщин, так и с мужчин, потому что страна — в демографической яме, и вообще: хочешь «строить карьеру, жить для себя, путешествовать и получать образование» — плати.

И просит, в общем, мелочи. 500 рублей в месяц с бездетного гражданина репродуктивного возраста.

В Минфине уже заявили, что им идея с новым налогом не нравится. Но не то даже важно, что в правительстве могут и соврать. Сложно, конечно, поверить, но время от времени такое случается. И не то, что Буцкая — не вовсе рядовой активист. Эксперт «Общероссийского народного фронта», заседает в разнообразных комитетах, появляется время от времени на государственном ТВ. На сайте «Совета матерей» пишут даже, что к некоторым их идеям сам Путин прислушивается. В общем, это вам не какая-нибудь Ирина Бергсет, — помните, была в эпоху восхода скреп такая странная дама, которая любила рассказывать, как жестоко на Западе поступают педофилы с русскими, да и с нерусскими детишками тоже? Тут все посерьезнее.

А важны слова. Важно, что такая идея может формулироваться, и важны, конечно, смыслы, которые за ней прячутся.

Во-первых, давайте глянем, что на самом деле видит в детях председатель «Совета матерей». Тут все просто: беду, катастрофу. Дети — помеха, то, с чем не построишь карьеру, не поездишь по миру и не получишь образование. Понятно, что в России часто все так и есть, но заметим — претензии формулируются не к государству, а к тем, у кого детей нет. Подразумевается, что эти мерзавцы хотя бы заплатить должны за то, что с ними такой беды пока не случилось.

А во-вторых, за претензиями — целая модель взаимоотношений человека с государством, которую, конечно, не Буцкая придумала. Само государство ее и насаждает, а Буцкая просто озвучивает один из выводов, которые эта модель предполагает по умолчанию.

Человек внутри этой модели состоит из обязанностей. Он — собственность государства, если уж называть вещи своими именами. Его интересы, потребности, желания вторичны по отношению к интересам и потребностям государства.

Обратите внимание — оно того стоит — говорит председатель «Совета матерей» не о любви, не о счастье материнства, да это и понятно: какая тут любовь, когда ребенок — это набор серьезных проблем, о чем и заявляется вполне открыто. Речь — о «демографической яме». Не тебе нужны дети. Государству нужны солдаты, медсестры, налогоплательщики. Они же и производители следующих поколений солдат, медсестер и налогоплательщиков. Давай, к станку. Ну или хотя бы раскошеливайся, если производить не хочешь.

«Женщина — это станок любви!» — восклицал в свое время герой рассказа Даниила Хармса «Лекция о женщине». Его, правда, за эти восклицания по морде били. Время было дикое.

Женщина — станок, мужчина — вроде токаря, а фабрика принадлежит государству и лучше не заикаться о приватизации, о человеческом, «о чувствах и проч.», как сказано у поэта, осужденного за тунеядство.

На самом деле все немного надоевшие, но не смолкающие разговоры про «традиционные ценности», которые так любят вести люди куда более авторитетные и серьезные, чем Татьяна Буцкая, — как раз про это. Когда политические свободы уже украдены, изъятие всех прочих — вопрос времени и наличия воли. Государство давно уже — правда, не очень пока решительно, скорее, наощупь, — продвигается к реализации концепта биологической власти. Право на слова, на мысли, на политическое действие оно уже объявило своей исключительной собственностью. Пора подумать о праве на тела.

В идее Буцкой, таким образом, нет ничего утопического, ничего невозможного. И это еще действительно мелочь по сравнению с тем, что может придумать пытливый государственнический ум, движущийся по направлению к биологической власти. Тут хотя бы возможность откупиться предусмотрена. Что-то вроде штрафа за легкомыслие. Или, наоборот, за чрезмерную аккуратность. Гуманная задумка, можно сказать, по нашим-то временам.

Ну, а пока — путешествуйте, стройте карьеру (по возможности, конечно, где-нибудь в стороне от кормушек с жухлой ботвой путинского патриотизма), получайте образование. И если хотите — заводите детей. Только помните, пожалуйста, что дети — это про любовь, а не про «демографическую яму» и не про государственные нужды.

В Советском Союзе, кстати, то есть в государстве, которое не стеснялось считать людей государственной собственностью, налог на бездетность, естественно, был. Сталин ввел, да так никто и не отменил — просто забыли под обломками империи. Еще, если я ничего не путаю, у Муссолини такой был. У Гитлера не было.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Действовали в соответствии с законом». Дегтярев — о силовом разгоне митинга в Хабаровске

«Действовали в соответствии с законом». Дегтярев — о силовом разгоне митинга в Хабаровске

В Москве задержали участников акции Pussy Riot с радужными флагами на зданиях ФСБ и администрации президента

В Москве задержали участников акции Pussy Riot с радужными флагами на зданиях ФСБ и администрации президента