in

Я/Мы Трамп/Байден. Антон Орех о том, почему мы всегда так внимательно следим за выборами в США

Я/Мы Трамп/Байден. Антон Орех о том, почему мы всегда так внимательно следим за выборами в США
Фото: Richard B. Levine / Sipa USA / East News

Если победит Трамп, на обочине вашей деревни будет стоять сарай с дерьмом. Если победит Байден, на обочине вашей деревни будет стоять сарай с дерьмом. Ни лампочка, вывернутая в вашем подъезде еще Обамой, не вкрутится обратно, ни дыра в полу не залатается в зависимости от того, кто победит на выборах в США. Боюсь, правда, что и от результатов выборов в России дыра, лампочка и сарай изменятся не сильно.

Но почему же мы так страстно следим за американскими выборами? Для пропаганды ответ очевиден. Она вообще занята замещением реальной жизни псевдореальностью. С помощью альтернативной картины мира вас убеждают в том, что есть вещи поважнее ваших проблем. Поэтому вас заставляют сопереживать всем подряд — от Луганска до Каракаса, лишь бы не думать про дыру, лампочку и сарай. Пропаганда и сейчас отрабатывает по полной программе, а «смешная девчонка» Мария Захарова вот на самом полном серьезе доказывает, что избирательная система Соединенных Штатов продемонстрировала свои недостатки. Это говорит официальное лицо страны, только что отголосовавшей на пеньках и лужайках.

Но что любопытно, мы за американскими выборами неистово следили всегда, еще в те времена, когда Луганск назывался Ворошиловградом, Крым был наш общий, а Каракас изучали только на уроках географии. Тогда мы болели за какого-то кандидата, которого зачисляли в друзья Советского Союза. Кандидат наш либо проигрывал, либо никаким другом не оказывался, но мы продолжали верить в чудо и переживать за простых американцев с их нелегкой жизнью, как за самих себя.

Потому что у Америки — особая роль. Главного противника, главного конкурента. Которого мы хотим, но никак не можем победить. А поскольку победить мы его не можем, то надеемся, что он как-то сам себя победит, развалится, придет в упадок. Мы сладострастно считаем триллионы госдолга и ждем краха доллара, не обращая внимания на то, что при любом раскладе падает почему-то рубль.

Мы следим за Америкой и в этом слежении невероятно выпукло проявляются все наши комплексы и фобии. Мы мним себя супердержавой, но фактически признаем сверхдержавность именно за Штатами! Они-то за нашими выборами точно следить не станут так пристально. Да им вообще плевать на то, что там творится на глобусе. И это не только повод для бесконечных шуток, но и повод задуматься, так ли плоха их самодостаточность?

Но помимо всяких политических причин, помимо страхов и хотелок, есть и чисто спортивный интерес к выборам американских президентов. Именно спортивный. Говорю вам как болельщик. Американские профессиональные лиги, НХЛ, НБА и так далее, устроены так, чтобы это было прежде всего интересно публике. И выборы устроены точно так же. Это шоу в лучшем смысле. У них такая интересная избирательная система! Ключевые штаты, колеблющиеся штаты, Ржавый пояс, выборщики, пропорциональные весомости каждого штата в отдельности. Это дико любопытно, непонятно, загадочно — и тем привлекательно.

А главное, что мы, глядя на это, понимаем, что ничего подобного у нас нет и не может быть. А хотелось бы. Даже тем, кто боится любых перемен, кто от страха перед будущим хочет, чтобы оно никогда не наступило и нами всю жизнь — всю нашу жизнь! — правил один и тот же человек, потому что если будет кто-то другой, то обязательно станет хуже. В этом есть подсознательное ощущение, что великая наша держава держится на соплях. Как иначе, если всё в ней зависит от одного человека, его настроения, самочувствия и факта его существования как такового?

Вот на этих выборах у Байдена и Трампа всё менялось каждую минуту, каждый штат, каждое графство могло решить судьбу президентства. Сидит человек где-то на Алтае и понимает, что от его голоса и от его Алтая (условного, конечно) вообще ни хрена не зависит. Что всё решит Москва, а еще точнее, решит Кремль.

Мы ратуем за единство, боремся за 146%. А единство бывает либо в идеальном государстве, которое недостижимо, либо при диктатуре. Где единство-то, на самом деле, фиктивное или основанное на страхе. А «поляризация» и «раскол» в американском обществе — это здорово! Это значит, что не только есть какая-то сильная позиция, но и не менее сильная альтернатива.

И борьба этих идей и позиций завораживают. Даже если мы понимаем, что глобально в Америке ничего все равно не изменится. И у нас как будто тоже ничего не изменится. Но это разные стабильности. Стабильность более или менее налаженной и работающей системы. И стабильность системы, вечно разлаженной и неработающей. Формально, особенно до наступления эры пеньков и багажников, наша избирательная система выглядела демократично и стройно. А штатовская выглядела архаично и ископаемо. Но не так важно, как система устроена. Важно, как она работает и доверяете ли вы результатам ее работы. Да, каждый раз проигравший с небольшим отставанием кандидат намекает, что где-то что-то было не чисто. Но никогда у массового обывателя в Америке нет ощущения, что его обманули. А у нас — так оно и есть. Поэтому досрочное, надомное или открепительное голосование в России — это сразу повод для подозрений в подтасовке, а тотальное досрочное голосование по почте в США — это просто один из способов отдать голоса.

Выборы в США состоялись. Результат для нас неважен! Любой президент США будет президентом именно США. И ни один президент Америки не будет думать об интересах России, даже не надейтесь. Только если интересы России вдруг совпадут с интересами Америки. И под нашу балалайку плясать американский президент никогда не станет. И Америка не развалится, и доллар не обесценится.

Нам станет проще жить, когда мы станем следить за выборами в США исключительно как за спортивным состязанием. Не думая о судьбах мира и не питая каких-то своих надежд. Просто наблюдая и получая удовольствие от интриги и колоритности персонажей.

, Причиной убийства военных под Воронежем мог стать нервный срыв. Подозреваемого до сих пор ищут

Причиной убийства военных под Воронежем мог стать нервный срыв. Подозреваемого до сих пор ищут

, Двадцать девятого фигуранта дела о протестах в Ингушетии приговорили к реальному сроку и освободили в зале суда

Двадцать девятого фигуранта дела о протестах в Ингушетии приговорили к реальному сроку и освободили в зале суда