Алфавит 2019 года – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Алфавит 2019 года

В этом году Сергей Зверев решил стать политиком, президентом Украины избрали Владимира Зеленского, а Бари Алибасов отравился «Кротом». Одновременно мы наблюдали новый виток репрессий: против сторонников Алексея Навального и протестующих в Москве, анархистов и независимых журналистов. «МБХ Медиа» вспоминает главные темы 2019 года — в алфавитном порядке.

В ноябре россиян поразил кот Виктор, которого «Аэрофлот» не хотел пускать на борт из-за лишнего веса. При этом профсоюз бортпроводников уже не первый год судится с «Аэрофлотом» из-за того, что компания открыто дискриминирует бортпроводниц по внешности и весу — например, не разрешает работать на международных рейсах «старым, толстым и страшным». А самолеты «Аэрофлота» регулярно оказываются в новостях из-за аварийных посадок: как с хорошим финалом (в кукурузном поле), так и с трагическим, когда в катастрофе в Шереметьево погиб 41 человек.

После взрыва в архангельском ФСБ, который устроил 17-летний анархист Михаил Жлобицкий, по России прокатилась волна репрессий против анархистов и сочувствующих им. Второго апреля силовики провели обыски у анархистов в шести городах. Аспиранта МГУ Азата Мифтахова задержали по подозрению в изготовлении бомбы — но потом сменили обвинение на хулиганство: якобы он разбил окно в офисе «Единой России» — его держат в СИЗО уже почти год. На Екатерину Муранову из Медвежьегорска в начале ноября завели еще одно дело: если раньше ее обвиняли только в оправдании терроризма, то теперь у нее «нашли» наркотики.

Осенью разгорелся конфликт в крупнейшем в России онкоцентре им. Блохина. Врачи-онкологи жаловались на переработки, низкие зарплаты, увольнения и политику нового руководства. В результате из онкоцентра уволились порядка 20 врачей и медсестер, но руководство заявило, что ничего страшного в этом нет, а замену им уже нашли. Протесты медиков проходят во многих городах России: везде медработники жалуются на ужасные условия работы, нехватку медикаментов и «оптимизацию», из-за которой зарплаты им повысили на бумаге, а по факту — урезали.

Движение ВБОН — «Во благо общего народа» существует в России с 2016 года, но в этом году они привлекли внимание тем, что публиковали видео, где избивают и заставляют извиняться «обидчиков азербайджанцев». Наш корреспондент Сергей Тепляков поговорил с одним из «старших» ВБОНа, который рассказал ему, за что они «наказывают» и какими методами.

Седьмого июня стало известно о том, что журналиста-расследователя «Медузы» Ивана Голунова задержали, найдя у него в рюкзаке несколько граммов мефедрона. На следующий день суд отпустил Голунова под домашний арест, а затем дело закрыли — стало очевидно, что наркотики ему подбросили. Спустя несколько месяцев виновные так и не наказаны, а следствие окончательно засекретило все материалы дела.

Активистки уже несколько лет борются за принятие закона о домашнем насилии, который бы защитил женщин от побоев и убийств. Особенно остро этот вопрос встал после того, как три сестры Хачатурян убили своего отца, который годами их истязал. Сейчас закон проходит парламентские слушания в Госдуме, но непонятно, дойдет ли он до чтений — Минюст сообщил ЕСПЧ, что проблема домашнего насилия в России «сильно преувеличена».

По статье 212.1 УК — «Дадинской статье» — за неоднократное нарушение законодательства о митингах, названной в честь Ильдара Дадина, в этом году завели еще три дела. Новыми фигурантами стали Константин Котов из Москвы, Вячеслав Егоров из Коломны и Андрей Боровиков из Архангельска. Константина Котова уже осудили на четыре года колонии за то, что за полгода его три раза задержали на несогласованных акциях протеста.

8 сентября состоялся Единый день голосования: выбирали депутатов Мосгордумы, муниципальных депутатов в Петербурге и губернаторов регионов. Стратегия «Умного голосования» сработала: 21 из 45 мест в Мосгордуме заняли оппозиционные депутаты. Губернаторские выборы прошли без сюрпризов, а вот в Петербурге избиркомы еще четыре дня подсчитывали результаты, исправляя их в прямом эфире в нужную сторону.

В декабре прошлого года Госдума приняла закон о защите животных от жестокого обращения. Это не помогло косаткам и белухам, которых держали в «китовой тюрьме» в Находке целый год. Зато Госдума поддержала запрет калечащих для животных операций по удалению когтей и фаланг пальцев.

В марте стилист Сергей Зверев провел одиночный пикет на Красной площади. Он протестовал против стройки завода по розливу воды на Байкале, который бы загрязнял озеро. Суд оштрафовал Зверева на 10 тысяч рублей (на заседание стилист пришел с короной на голове) и пригрозил поставить его на профилактический учет.

Московские власти готовят массовую застройку природных зоны— лесов, парков и заказников. Для этого охранный статус снимается с части территории, которую потом отдают застройщикам. Губернатор Подмосковья не отстает: он переводит леса в статус лесопарков (где можно строить здания), а потом под видом благоустройства вырубает целые лесные массивы.

После летних московских протестов несколько компаний подали иски к оппозиционерам: якобы из-за перекрытия улиц они понесли убытки. К частникам присоединился Мосгортранс, ГБУ «Автомобильные дороги» и даже МВД. Силовики вместо доказательств принесли в суд пустые листы — несмотря на это, суды постановили взыскать с организаторов митинга около пяти миллионов рублей.

Уникальный киноцентр «Соловей» в Москве закрывают — его снесут, а на месте построят 22-этажную гостиницу. Петиция в защиту кинотеатра собрала 100 тысяч подписей, а в самом кинотеатре активисты собрали еще 28 тысяч. В конце ноября Никита Михалков обратился в мэрию с просьбой выкупить и спасти кинотеатр, но источники в мэрии говорят, что этот сценарий маловероятен.

1 июля под Североморском взорвалась и затонула подводная лодка «Лошарик», при этом погибли 14 моряков. 8 августа на военном полигоне под Северодвинском произошел взрыв, погибло пять человек, а уровень радиации в Архангельской области поднялся в 20 раз. В ноябре на целлюлозном комбинате в Сегеже произошел выброс, который окрасил осадки в желтый цвет и привел к гибели птиц и рыб. Во всех случаях власти до последнего не сообщали о жертвах и преуменьшали масштаб последствий.

После московских протестов 27 июля Следственный комитет завел дело о «массовых беспорядках». Сейчас в деле 18 фигурантов, еще с четырех сняли обвинения, один уехал из России. Новые фигуранты дела появляются до сих пор: в середине ноября силовики пришли на антифашистский турнир по единоборствам, чтобы найти там людей, которые «применяли насилие» к полицейским на митингах.

С 1 января Россия перешла на новую систему сбора и утилизации мусора: теперь в каждом регионе есть своей «мусорный» оператор. Мусорная реформа сработала с трудом: собираемость платежей за мусор в некоторых регионах не выше 10%, а новые операторы давят на активистов, которые занимаются раздельным сбором. В следующем году начнется новый этап реформы: сразу в нескольких городах запустится раздельный сбор и переработка мусора.

После того, как «Открытую Россию» признали «нежелательной организацией», почти каждую неделю появляются новые дела об «осуществлении ее деятельности». Анастасия Шевченко из Ростова уже почти год сидит под домашним арестом, у семьи Милушкиных в Пскове «нашли» наркотики, других журналистов и активистов штрафуют за репосты.

В марте в КоАП появилась новая статья: об «оскорблении власти». Она быстро превратилась в статью об оскорблении Владимира Путина — активистов штрафуют в основном за негативные высказывания о нем. А анархистов и псковскую журналистку Светлану Прокопьеву судят за «оправдание терроризма» — за то, что они пытались объяснить мотивы Михаила Жлобицкого, подорвавшего себя в здании архангельского ФСБ.

Этим летом в Сибири горело три миллиона гектаров леса — это на 20% больше, чем в прошлом. Власти до последнего не тушили пожары, а потом развели руками — «так много сгорело потому, что не тушили». В результате за лето Россия потеряла больше леса, чем вся лесная промышленность заготавливает за год.

Московские власти объявили, что в рамках программы реновации они построят в спальных районах несколько многоэтажек: например, в Покровском-Стрешнево планировали возвести 72-этажный дом. Пока идут публичные слушания, москвичи выходят на акции протеста: точечная застройка приведет к вырубке деревьев и транспортному коллапсу, а инфраструктура районов не рассчитана на такой поток людей.

9 ноября из реки Мойка в Санкт-Петербурге достали 63-летнего доцента СПбГУ, реконструктора, специалиста по наполеоновским войнам Олега Соколова. В рюкзаке у него были отрубленные женские руки — они принадлежали его аспирантке Анастасии Ещенко, которую доцент застрелил и расчленил у себя в квартире. Соколов тут же написал явку с повинной и попросил телевизор в свою камеру в СИЗО. Ему грозит пожизненный срок.

Студенты стали движущей силой московских протестов: они выступали против выдвижения Валерии Касамары в Мосгордуму, за допуск независимых кандидатов на выборы и против политических репрессий. Студенческий журнал DOXA провел акцию протеста прямо на Дне Вышки, а студенты из НИУ ВШЭ, Бауманки и МАИ сами стали фигурантами «московского дела».

Город Тулун Иркутской области за лето дважды пострадал от наводнения. Из-за продолжительных дождей реки вышли из берегов — дома, дороги и мосты оказались под водой. Эвакуировать местных жителей начали только на третий день, а компенсации потерявшим жилье так и не выплатили, зато на премии чиновникам потратили 367 миллионов рублей.

20 мая Владимира Зеленского избрали новым президентом Украины. Он тут же выступил против закона о языке, который запрещал говорить в общественных местах по-русски — эксперты заговорили о новом витке российско-украинских отношений. За год правления Зеленский согласился на особый статус ДНР и ЛНР и провел обмен заключенными с Россией — домой вернулись режиссер Олег Сенцов, моряки, задержанные в Керченском проливе и россияне, арестованные на Донбассе.

За год стало известно как минимум о трех уголовных делах, которые завели на матерей, которые пытались купить для своих детей противосудорожные препараты, не зарегистрированные в России, например «Фризиум». Их обвиняют в незаконном обороте психоактивных препаратов. Минздрав пообещал найти решение проблемы и заказывать лекарства самостоятельно, но о результатах этого пока неизвестно.

Следственный комитет возбудил уголовное дело об отмывании 1 миллиарда рублей в Фонде борьбы с коррупцией. По этому делу прошли обыски у более 200 активистов и сторонников Штабов Навального в 40 городах. Сам ФБК признали «иностранным агентом» из-за двух переводов из-за границы: один сделал россиянин, живущий в США, а другой — испанец, который прочитал о ФБК в интернете и решил «помочь деньгами».

Весной в Екатеринбурге разгорелся протест из-за храма, который власти решили построить на месте сквера в самом центре города. Мирный протест вылился в столкновения с ОМОНом, которому помогали православные спортсмены-активисты. За несколько дней полиция задержала больше ста человек. В итоге власти провели референдум и все-таки решили построить храм в другом месте, не вырубая деревья.

Несмотря на частичную декриминализацию ст. 282 УК РФ, Центр по противодействию экстремизму не снижает темпы: теперь штрафуют за татуировки в виде свастики и проверяют людей, которые пишут, что «невозможно больше терпеть» — даже если речь идет о травле в школе.

В селе Чемодановка Пензенской области 13 июня произошла массовая драка с цыганами, в которой погиб 34-летний Владимир Грушин. Полиция задержала больше 170 человек, 28 них — цыгане, задержанные по подозрению в убийстве. На следующий день недалеко от Чемодановки сгорел дом цыган, а местные жители рассказали, что стычки с цыганами происходят постоянно: якобы из-за того, что они торгуют наркотиками. Наш корреспондент Михаил Шевелев съездил в Чемодановку и рассказал, как живет село, в котором тлеет межнациональный конфликт.

Якутский шаман Александр Габышев полгода шел пешком в Москву, чтобы изгнать демона из Владимира Путина. Его задержали силовики, возбудили дело об экстремизме, а экспертиза признала Габышева невменяемым. О том, как живут шаманы в России, читайте в материале Татьяны Усковой.

Экс-глава Серпуховского района Александр Шестун с февраля голодает в «Матросской тишине». Его обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере: якобы он передал в собственность юридическому лицу земельный участок по льготной стоимости. Шестун считает дело политически мотивированным и связывает его с конфликтом с губернатором Подмосковья Андреем Воробьевым. За время голодовки Шестун перенес клиническую смерть и потерял половину своего веса — несмотря на это, его не только не выпустили из СИЗО, но и сократили время ознакомления с делом.

Продюсер Бари Алибасов отравился «Кротом» — щелочным средством для прочистки труб — приняв его за «Фанту». После этого он подал в суд на производителя «Крота» и АШАН, где ему продали бутылку, с требованием возместить ему 100 миллионов рублей за моральный и физический вред. Этот иск не удовлетворили, а уже через месяц СМИ сообщили о новой жертве «Крота» — ученом-математике из Москвы.

20 мая отдел политики газеты «КоммерсантЪ» в полном составе подал заявления об увольнении. СМИ рассказали, что это произошло из-за текста о возможной отставке Валентины Матвиенко, который руководство газеты сочло «заказным» и не соответствующим стандартам журналистики.

Главным протестным слоганом этого года стал «Я/Мы» — он появился во время дела Ивана Голунова по аналогии с французским «Я — Шарли Эбдо». На следующий день после его задержания РБК, «Ведомости» и «Коммерсант» вышли с одинаковыми первыми полосами с заголовком «Я/Мы Иван Голунов». После этого слоган стали использовать, чтобы выразить солидарность с другими фигурантами политических дел: Абдулмумином Гаджиевым, Константином Котовым и даже якутским шаманом.

«Разбираются. Потерпите». Твит главреда RT Маргариты Симоньян, написанный после того, как Тверской суд Москвы приговорил к 3,5 годам Павла Устинова за преступление, которого тот очевидно не совершал, стал самым кратким и точным описанием ручного управления российской судебной системы, и мемом.

Весной весь мир возмутило выступление 16-летней Греты Тунберг на климатическом саммите ООН. Владимир Путин тоже остался от нее не в восторге, хотя экологических проблем хватает и в России: больше года продолжаются акции против строительства мусорного технопарка в Шиесе, многие города засыпаны мусором из-за неудачной мусорной реформы, а в Россию начали завозить ядерные отходы из Германии.

Врио главы Элисты назначили бывшего исполняющего обязанности главы непризнанной ДНР Дмитрия Трапезникова. На митинги против этого назначения вышли тысячи человек, хотя в Элисте всего около ста тысяч жителей. Причем протестуют не только националисты, которые хотят, чтобы мэром стал калмык — элистинцев смущает в первую очередь темное прошлое и репутация нового главы города.

Стройка Юго-восточной хорды была запланирована еще в московском генплане 70-х годов — но когда о ней вспомнили в 2019-ом, оказалось, что дорога должна пройти прямо по местам захоронения ядерных отходов. В зоне поражения оказалась вся Москва: если стройка продолжится, радиоактивная грязь попадет в реку и может распространиться по всему городу.

Летом движение «Лев против», которое борется с выпивающими в общественных местах, каждую пятницу приходило в московскую Яму — общественное пространство на Покровке. По указанию главы «Льва» Михаила Лазутина полиция задерживала даже людей, которые не пили алкоголь. Противостояние дошло до того, что Яму предложили оградить забором и приставить к ней охрану.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: