МБХ медиа
Сейчас читаете:
Антисанитария и ксенофобия. Пациентка московской больницы рассказала об условиях в обсервации по коронавирусу

Москвичка Александра Монахова через 11 дней после прилета из Китая попала в Инфекционную клиническую больницу № 1 с подозрением на коронавирус. Ей уже провели необходимые тесты и оставили с другими пациентами, в том числе гражданами КНР, на обсервации. Сейчас они живут по шесть человек в палате, пользуются одной ванной на 60 человек и страдают от ксенофобского или просто неуважительно отношения медперсонала. Когда девушка предала все происходящее огласке, написав пост в фейсбуке, ситуация в больнице стала потихоньку меняться.

Александра рассказала «МБХ медиа», как попала в больницу, какие у нее были симптомы, и почему нахождение там стало адом.

Прилет, ОРВИ и анализы

Я провела в Китае, в Гуанчжоу, всего лишь сутки, и тщательно соблюдала все меры по защите от вируса. По прилете в Москву 8 февраля нас попросили только заполнить формуляры и ни о каких домашних карантинах тогда речи не шло. 19 февраля у меня появились симптомы ОРВИ, я вызвала по телефону врача и, проявив сознательность, сообщила о том, что была в КНР. В тот же день меня доставили в больницу, взяли мазок из носа и ротовой полости — тест на коронавирус — и общий анализ крови.

Попав в ИКБ № 1, первое, что я ощутила, это страх перед результатами анализа на коронавирус. Я понимала, что на 99% это ОРВИ, но все же риск оставался. При поступлении меня определили в бокс. К нему ведет отдельный вход с улицы, тамбур, дальше — ванная комната из которой попадаешь в сам бокс. Примечательно, что стенка между ванной и палатой из прозрачного стекла — все на обозрении. Бокс рассчитан на троих человек. Сначала я там была одна, в уверенности, что так и будет до получения результатов. Но в тот же день вечером ко мне подселили еще двоих пациенток, которые недавно приехали из Китая.

На мой вопрос к медперсоналу, как такое возможно, ответа не последовало. На мои вопросы тут вообще не хотели отвечать.

20 февраля были готовы результаты анализов: они были отрицательными, вирус не обнаружили. Мне сделали компьютерную томографию (КТ) и перевели в другое отделение, в котором я нахожусь и сейчас. Сюда переводят всех, кто получил первый отрицательный результат анализа. Тут я живу в шестиместной палате, со мной русская девушка и четыре китаянки. У всех пациентов этого отделения две причины попадания: высокая температура сразу по прилете или симптомы ОРВИ в течение 14 дней. Здесь держат людей для того, чтобы взять анализ на третий и десятый день. По крайней мере так гласит постановление, которое они вручают — я его добилась только 21 февраля.

Одна ванна на всех и «бычки» в туалете

Перемещение здесь свободное, да и ограничить его невозможно. Так, например, ванная — одна на всех, кто живет в двух полубоксах и десяти палатах, то есть на 64 пациента.

Слив постоянно забит волосами, сырость, лужи и неработающие вытяжки. Я в обычных условиях не приемлю такого, а здесь инфекционная больница.

Как это возможно? Каждого, кто мне отвечал, что это нормально, я спросила, помылся ли бы там он, и утвердительно никто не ответил.

Туалеты, и женский, и мужской — тоже в коридоре. В них постоянно курят пациенты. Я сама не курю и не выношу этот запах, и я не выбирала это место, меня здесь обязывают находиться! Я не могу развернуться и пойти в другой туалет, просто потому что его здесь нет. Медперсонал отвечает, что следить за этим они не обязаны.

Фото: Александра Монахова / Facebook

Сегодня мне сообщили, что это обсервация — наблюдение в условиях изоляции за здоровыми людьми, и условия этому соответствуют.

Каждый день в нашу зону поступают два-три пациента, их переводят после первого отрицательного результата сюда. После отрицательного результата третьего анализа кого-то выписывают — создается такая текучка.

Медперсонал носит обычные медицинские маски, а не специальные респираторы, перчатки надевают единицы. Поэтому даже обидно за них — больница должна была обеспечить их средствами индивидуальной защиты по рекомендациям Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей.

При этом с утра до вечера в больнице ремонтируют третий этаж, в то время пока мы на втором. Насколько это мешает, может себе представить каждый, у кого соседи делали ремонт. Тут может кто-то сказать, что это мелочь, можно потерпеть, но мы находимся в условиях, где все факторы в сумме влияют на нас.

Я не боюсь тут заразиться коронавирусом, да и врачи не боятся. Они уже сказали, что мы здоровы и держат нас тут только по приказу свыше. А вот вероятность заразиться чем-то другим существует — в таких-то условиях. Ведь главное, что волнует больницу, это изолировать нас! Поэтому и посещения запрещены — это не вызывает вопросов.

Ксенофобия и отсутствие перевода

Пациенты не говорят плохо про граждан КНР, XXI век, мы все люди. Среди нас дружественная атмосфера. А вот персонал…

Виной этому, как мне кажется, невоспитанность, неуважение, непросвещенность, ксенофобия отчасти тоже. Все высказывания и насмешки я хочу опустить, это вопрос воспитания, образованности и т. п. Вот явное нарушение, на мой взгляд, это отсутствие перевода даже важных документов, таких, как согласие на КТ, где есть важные пункты о пациенте, например, аллергические реакции. Девушки в боксе подписывали их на моих глазах, хотя им ничего не разъяснили.

Фото: Александра Монахова / Facebook

На мои вопросы об этом мне дали понять, что это не моя забота: мол, пусть их посольство об этом думает. Уверяют, что с ними по телефону общается переводчик, но моим соседкам по палате никто ничего не переводит.

Медперсонал задает пациентам из Китая вопросы на русском языке, и если их не понимают, повторяют вопрос громче, как будто что-то от этого изменится.

Если так и не поняли — ну и ладно… О результатах исследований и других анализов им никто не рассказывает, не дают никакой информации, почему и на сколько времени увозят в больницу. Люди оказывались здесь без предметов первой необходимости, некоторые так и ходят здесь в том, в чем привезли их неделю назад.

Привезли молодого человека человека из КНР с температурой 38, когда уже не было мест в отделении. Для него соорудили койко-место за ширмой, рядом с холодильниками и столом с микроволновой печью, которая к тому же сильно шумит, когда работает. О каком уважении после этого может идти речь?

Огласка и сила фейсбука

Вечером 23 февраля ко мне пришел администратор и попросил пройти в ординаторскую, побеседовать о моем посте в фейсбуке. Я не знаю, как в больнице об этом узнали. Ни на какие вопросы мне до этого не отвечали, ни на одну жалобу на условия никто не реагировал, пока информация не распространилась в сети.

А сегодня я имела честь побеседовать лично с главврачом больницы. Ответы были все те же — основания на задержание вас здесь ищите в интернете. В больнице считают, что условия нормальные, и это я реагирую на все слишком импульсивно.

Вот только условия стали меняться быстро: со вчерашнего утра медперсонал стал вежливым, доброжелательным ко всем! Моют все и везде, с хлоркой даже, а нарушения исправляются магическим образом. И о чудо: прямо в данный момент в ванной комнате устанавливают душ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: