in

«Без Эдуарда Вениаминовича стало тяжелее». Активисты «Другой России» заявили о намерении силовиков запретить партию

«Без Эдуарда Вениаминовича стало тяжелее». Активисты «Другой России» заявили о намерении силовиков запретить партию
Фото: «МБХ медиа»

Истинная цель «челябинского дела» молодых нацболов — подготовить почву для признания экстремистской и запрета партии Эдуарда Лимонова «Другая Россия». Нацболы заявляют, что будут сопротивляться этому, но сразу же оговариваются — только в правовом поле. 24 сентября они провели пресс-конференцию, на которой рассказали о туманном будущем партии после смерти ее бессменного вождя.

Мероприятие было назначено на три часа. За десять минут до начала в холле гостиницы «Славянка» появляются двое полицейских и просят позвать администратора. Пока парень и девушка на ресепшне набирают номер по телефону, правоохранители бегло осматривают присутствующих. На выходе из гостиницы стоит обритая девушка в черном полувоенном свитере и тяжелых ботинках. Рядом с ней парень с короткой щетиной, тоже весь в черном. В холле на креслах сидят несколько брутального вида молодых людей.

— Ну, какое собрание нацболов без полиции, — подходя ко мне ближе, улыбается член московского исполкома незарегистрированной партии «Другая Россия» Михаил Аксель.

Когда спускается администратор, Аксель вместе с ней и полицейскими осматривают помещение, где будет проходить пресс-конференция. Полицейский интересуется, сколько планируется человек. Услышав ответ, еще раз бросив взгляд на присутствующих, сообщает кому-то что-то по телефону и уходит. Больше в этот день полиция нацболов не беспокоила.

«Без Эдуарда Вениаминовича стало тяжелее». Активисты «Другой России» заявили о намерении силовиков запретить партию
Фото: «МБХ медиа»
Конференция начинается с рассказа об обстоятельствах дела челябинских нацболов. Троих молодых людей — 18-летних Артёма Голубева и Александра Крышку, а также 19-летнего Михаила Просвирина Центр «Э» и Следственный комитет обвиняли в продолжении деятельности признанной экстремистской и запрещенной в России «Национал-большевистской партии» (НБП). Формальным поводом к возбуждению дела послужили две акции нацболов в Челябинске. 25 апреля, по данным силовиков, молодые люди совершили акт вандализма, когда нанесли несколько ударов по памятнику чехословацким легионерам. Акция стала ответом на демонтаж монумента маршалу Коневу в Чехии. Вторая акция — попытка поджога здания местной прокуратуры. Так, считает следствие, активисты отреагировали на действия сотрудника ППС, который в начале мая изнасиловал задержанного резиновой дубинкой в Ленинском отделе полиции Челябинска. В день акции, 8 июня, молодые люди и были задержаны.

В СИЗО, как утверждают члены исполкома «Другой России», активистов морально и психологически ломали. Они не знали, что происходило вокруг их дела, потому что не получали писем. Их родственникам не позволяли нанять своих адвокатов. А «изобличал» нацболов, как уверены в «Другой России», внедренный в партию провокатор, проходивший по делу под псевдонимом «Демидов». Другороссы считают, что под этим псевдонимом скрывается некий Носуленко, сотрудник правоохранительных органов.

«Его внедрили в партию в апреле 2020 года. Его задача была все записывать, фотографировать и докладывать в органы. В партию его приняли, так как ребята же там все молодые, неопытные, по 18 лет», — рассказал «МБХ медиа» глава нижегородского отделения «Другой России» Юрий Староверов. Впоследствии Демидов-Носуленко, уверен другоросс, начал провоцировать челябинских активистов на те или иные неправомерные действия, как это было в случае с делом «Нового величия».

«Без Эдуарда Вениаминовича стало тяжелее». Активисты «Другой России» заявили о намерении силовиков запретить партию
Эдуард Лимонов. Фото: Андрей Никеричев / Агентство «Москва»
В конце концов Голубев, Крышка и Просвирин свою вину признали. 15 сентября суд в Челябинской области вынес им приговор в особом порядке — без исследования доказательств и права на обжалование. Все трое получили условные сроки. Крышка — 2,5 лет, Просвирин — 3 года, Голубев — 4 года. При этом в суде вообще не рассматривались эпизоды с памятником и прокуратурой. «Уголовных дел по ним нет. Ребят признали виновным только по ст. 282.1 УК РФ», — объяснил Староверов. Голубева суд назвал виновным в создании ячейки запрещенной «НБП», а двух других фигурантов — ее участниками.

«Все фигуранты осуждены на условные сроки. Но всё оказалось сложнее, чем казалось, — заявил на пресс-конференции Михаил Аксель. — Суд не стал делать из ребят жертв режима — вероятнее всего, потому, что конечной целью этого дела были не челябинские нацболы. У нас есть все основания предполагать, что материалы дела могут стать основанием для запрета организации».

Глава исполкома «Другой России» в Санкт-Петербурге Андрей Дмитриев рассказал, что в 2010 году против него и еще нескольких нацболов возбуждали дело по той же статье. В то время статья была нетяжкой, и поэтому никто из фигурантов не содержался в СИЗО. Приговор тоже оказался мягким. Суд тогда ограничился штрафами, а затем отменил наказание из-за истечения сроков давности.

«Без Эдуарда Вениаминовича стало тяжелее». Активисты «Другой России» заявили о намерении силовиков запретить партию
Андрей Дмитриев. Фото: Андрей Дмитриев / Вконтакте
«В этом деле было сказано, что мы осуществляли деятельности НБП после ее запрета в 2007 году, но только до 2010 года. В 2010 году был проведен учредительный съезд „Другой России“. Суд четко разграничил НБП и „Другую Россию“, назвав их разными партиями. И в приговоре четко сказано, что „Другая Россия“ действует в легальном политическом поле», — рассказал Дмитриев. Он вспоминает, что поплатился за это дело — его «архитектор» генерал Виталий Быков, который тогда возглавлял Центр «Э». В 2017 году суд приговорил его к 7 годам колонии по обвинению в хищениях. «Хотел посадить нас, сел сам. Надеюсь, так будет происходить и дальше с теми, кто фабрикует уголовные дела против наших товарищей», — добавил Дмитриев.

Юрий Староверов рассказал, что в Нижнем Новгороде тоже предпринималась попытка найти НБП в «Другой России». «Начинали лихо, — вспоминает другоросс. — 22 обыска в один день по всей области провели. Но в итоге дело закрылось. Приравнять нас не получилось. В случае с Челябинском, судя по всему, все идет к этому. Мы воспринимаем ситуацию именно так». По словам московского другоросса Михаила Акселя, такие предположения позволяет сам ход расследования челябинского дела. «В первую очередь я имею в виду экспертизы ФСБ, приписывание символики „Другой России“ к символике запрещенной организации, признание листовок легальной „Другой России“ листовками, которые использовались запрещенной НБП», — говорит «МБХ медиа» Аксель. «Нацболы живая политическая сила, и давят нас именно поэтому», — добавляет активист, сетуя на правовой нигилизм со стороны силовиков.

«Без Эдуарда Вениаминовича стало тяжелее». Активисты «Другой России» заявили о намерении силовиков запретить партию
Юрий Староверов. Фото: Юрий Староверов / Вконтакте
«Нам не привыкать под прессингом правоохранительных органов. Надо, наверно, нас перебить пару сотен физически. Тогда, может быть, что-нибудь получится. А путем возбуждения этих антиэкстремистских дел нагнуть нас не получится. Мы продолжим свою политическую деятельность», — сказал питерский нацбол Дмитриев. А через секунду добавил: «Хотя после смерти Эдуарда Вениаминовича это, конечно, делать тяжелее, чем при его жизни».

Основателем, вождем и идейным вдохновителем и НБП, и «Другой России» был писатель Эдуард Лимонов. Активистов этих структур часто называют не только нацболами, но и лимоновцами. В 1993 году Лимонов основал НБП, а после запрета партии в 2010 году бывшие ее члены с Лимоновым во главе создали «Другую Россию». Лимонов часто публично защищал нацболов. Последние годы, сойдясь с нынешней властью во взглядах на «русский мир», Лимонов часто публиковался в прокремлевских изданиях, а также приглашался в эфире федеральных телеканалов. Это могло служить своеобразным иммунитетом и для его соратников. Вместе с тем, соратники Лимонова несколько раз подавали в Минюст документы о регистрации партии, но в этом им постоянно отказывали. Эдуард Лимонов умер 17 марта 2020 года в возрасте 77 лет.

Члены «Другой России» говорят, что в случае, если после «челябинского дела» прокуратура инициирует запрет партии, защищаться нацболы будут в легальном поле. «Мы всегда действовали и действуем в легальном правовом поле. Личную политическую деятельность и наши взгляды никто не запрещал и запретить не может, об этом сказано в Конституции», — заявил «МБХ медиа» Михаил Аксель.

В России впервые с июня выявили более 7 тысяч новых заражений коронавирусом за сутки

Facebook удалил более 200 связанных с Россией аккаунтов из-за иностранного вмешательства

Facebook удалил более 200 связанных с Россией аккаунтов из-за иностранного вмешательства