in

Благотворительность для бездомных: почему закрывают дома трудолюбия, и кто выступает против них

Благотворительность для бездомных: почему закрывают дома трудолюбия, и кто выступает против них
Дом трудолюбия «Ной» в деревне Клейменово Егорьевского района. Фото: Евгений Гурко / Коммерсантъ

Люди, у которых нет постоянного места жительства, часто сталкиваются с неприязненным отношением к себе. Многие забывают, что в какой бы сложной жизненной ситуации ни оказывался человек, он все равно остается человеком. В столичном регионе действуют несколько организаций, занимающихся работой с бездомными. Некоторые из них сталкиваются с давлением со стороны властей или недовольством местных жителей, как это было в Савеловском районе Москвы, где после протестов жителей власти не разрешили открыть прачечную для бездомных.

Бездомным в России помогают как светские благотворительные организации, так и церковные. Одна из них — это дома трудолюбия «Ной» в Москве и области. В последнее время против них ополчились местные власти: на дома организуют рейды полиции в поисках нелегально находящихся в России иностранцев. Четвертого марта 2019 года полицейские пришли в дом трудолюбия в Ивантеевке и забрали в отделение всех людей, которые там находились, бездомных пробили по всем базам и сделали дактилоскопию, в отделении люди просидели около восьми часов. 27 марта к воротам дома бездомных вновь приехала полиция с автобусом. Но через некоторое время правоохранители уехали.

Основатель домов трудолюбия «Ной» Емельян Сосинский считает, что таким образом власти пытаются запугать их и, возможно, выселить: «Ранее из двух домов нас таким образом заставили уехать в Домодедово и под Сергиевым Посадом. В Ивантеевке, похоже, собираются идти по похожему пути. Обычно начальник полиции говорит, что для того, чтобы решить проблему бездомных, надо просто нас выгнать с его территории, тогда у него проблем не будет».

«Это земля святая, она не для бомжей»

Всего в столичном регионе существует 16 домов трудолюбия, два из них в Северо-Западном и Троицком округах Москвы, остальные — в Подмосковье. До этого из-за давления полиции и жителей закрылись два дома трудолюбия в Домодедово и в деревне Голицыно под Сергиевым Посадом. Дом под Ивантеевкой теперь может стать третьим.

«В Домодедово и в Сергиевом Посаде мы предварительно общались с властями перед открытием домов, в обоих случаях это закончилось печально, я стараюсь таких ошибок больше не делать. В Ивантеевке же сменился начальник полиции, с предыдущим у нас были нормальные отношения, регулярно приходил участковый. Решил нас таким образом построить, с какой целью, не знаю, — рассказывает Сосинский. — Под Сергиевым Посадом начальник полиции присоединился к местной администрации и местным жителям, которые сказали, что в трехстах метрах от них приют для бездомных недопустим, всех надо выслать в Сибирь, это единственное место, где они должны быть. Они потом сказали, что Сергиево-Посадская земля — святая, она не для бомжей».

По словам создателя приюта, местные власти не заинтересованы в работе домов трудолюбия, потому что бездомным «нужно документы восстанавливать, надо постоянно дактилоскопировать, контролировать, помогать социально реабилитироваться, медициной, для них это нагрузка, которую они нести не хотят».

Благотворительность для бездомных: почему закрывают дома трудолюбия, и кто выступает против них
Обитатели одного из домов трудолюбия «Ной». Фото: Евгений Гурко / Коммерсантъ
«Ни разу нам государство никогда ничего не давало. Были периоды, когда нас пытались закрыть, были периоды, когда нас не трогали. Начиная с 2014 года длился период, когда нас не трогали. Только сейчас с Ивантеевки, боюсь, начинается период, когда нас снова прогоняют с мест. В результате государство получит то, что эти люди просто снова окажутся на улице».

Сосинский жалуется, что несмотря на то, что государство не хочет заниматься бездомными, оно не поддерживает удержание пьяных людей в вытрезвителях, ведь зачастую местные жители жалуются именно на пьянство бездомных: «Бывает иногда, что пишут заявление проверить, что это за толпа ходит, кто это такие, после этого бывают проверки. Почему их пьяные валяются на улице. В том же Домодедово, полиция не разрешала нам наших закрывать в вытрезвителе, они говорили, что они нас тогда посадят. Возле станции у них нашли пять трупов, из которых двое были бывшие наши, когда они напивались, их там кто-то убил».

«Растет число бездомных, которые считают, что православные должны его содержать»

При этом если местные власти и жители чаще всего выступают против существования приютов для бездомных, то некоторые представители РПЦ поддерживают такие проекты: «Среди наших учредителей есть два настоятеля православных храмов. До смены наместника Троице-Сергиевой лавры Феогноста, который нас активно поддерживал, у нас были совместные проекты. Из Синодального отдела по тюремному служению нас рекомендуют для освободившихся из тюрем, которым некуда идти. Иоанновская семья — все приходы с именем Иоанна Кронштадтского — поддерживают работу домов трудолюбия».

В сети есть и немало критики работы домов трудолюбия, как конструктивной, так и не очень. Например, на форумах можно встретить утверждения о сектанском характере приютов «Ной», где существуют определенные правила общежития. Сам создатель домов трудолюбия считает, что это связано с высокой конкуренцией среди благотворителей, в том числе самой большой критике работа Сосинского подвергается со стороны некоторых представителей РПЦ.

«Дело в том, что есть профильный отдел в РПЦ, называемый Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению. Они постоянно говорят, что христиане не имеют права ничего заставлять, ничего не могут требовать, поэтому то, что у нас люди должны быть трезвыми и жить трудовой жизнью, что мы меняем образ жизни человека, — что так поступать нельзя, что мы должны бесплатно им все раздавать, не должны никак на них давить, пусть как хотят, так и живут.

Благодаря их работе, открытию все большего количества новых точек кормлений число тунеядцев среди бездомных сильно растет, они понимают, что их в любом случае накормят, дадут где переночевать. Растет число бездомных, которые считают, что православные должны его содержать. Я считаю, что-то, что делают эти православные — это грех. У нас тысячи людей живут в домах, они ушли с улицы, а у них этого нет. Поэтому нужно сказать, что мы сектанты, чтобы нам никто не помогал. Идет борьба за пожертвования, за благотворительность: конкуренция острая, благотворителей на всех не хватает, бездомных-то на всех хватает.

Единой позиции в РПЦ нет. Я привожу в пример слова Иоанна Кронштадтского, который говорил, что того бездомного, который отказывается работать, его надо из города выгонять, потому что это рассадник заразы, а они приводят в пример слова Иоанна Златоуста, что ты, когда даешь милостыню, не задумываешься, кому ты ее даешь, иначе не найдешь ни одного достойного".

Благотворительность для бездомных: почему закрывают дома трудолюбия, и кто выступает против них
Приготовление пищи на полевой кухне одного из домов трудолюбия «Ной». Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Выбор между добровольным и подневольным трудом

По словам Сосинского, дома трудолюбия на 80% существует за счет работы трудоспособных людей, а 20% — это благотворительные пожертвования, в то время как некоторые представители РПЦ работают со всеми бездомными. Основатель домов трудолюбия уверен, что нынешняя ситуация с благотворительностью в РПЦ идет по не тому пути и грозит новыми толпами бездомных в городах.

«Люди боятся, что рядом с ними будут толпы вонючих, грязных, заразных людей, которые будут лезть к ним в дома. Сейчас по закону нельзя никак прижать пьяных агрессивных тунеядцев. Благодаря кормлениям их число будет расти, это может превратиться в толпу, которая революцию в свое время сотворила. У нас в домах сухой закон, строгие правила, у нас не какое-нибудь кормление бомжей, как на вокзале.

Если человек откажется соблюдать правила, то его придется только выгонять, и тогда это делает проблемы. Закон ничего не позволяет делать с этим человеком.

Государство должно заниматься бездомными. Я раздобыл журнал по работе с бездомными 1897 года, в нем расписано, как велась работа с бездомными в конце XIX века. Было три вида учреждений: дома трудолюбия, в которых находились люди, которые могли и хотели трудиться, богадельни, в которых находились люди, которые, может, и хотят трудиться, но уже по возрасту или здоровью не могут, и третий вид — работные дома, трудовые колонии, куда ссылали тех, которые не хотят работать, но могут, их там просто заставляли бесплатно трудиться. Именно так и должно делать государство. Нужно дать человеку выбор: или иди в дом трудолюбия, либо в богадельню, либо в работный дом".

«Труд — не универсальное решение проблемы бездомных людей»

Подходы Емельяна Сосинского встречают критику не только среди представителей РПЦ, но и в целом среди многих благотворительных организаций. Руководитель отдела привлечения ресурсов благотворительной организации «Ночлежка» в Санкт-Петербурге Влада Мисюрёва отметила, что их организация не разделяет взгляды Сосинского, а бездомным необходим индивидуальный подход, который не обязательно должен включать в себя трудотерапию.

«У нас разные подходы к помощи бездомным людям, для нас важнее всего в помощи нашим клиентам — их осознанное участие. Наш подход подразумевает вовлеченность самого человека и его желание нести ответственность за свою жизнь. У каждого человека в «Ночлежке» есть индивидуальный план сопровождения, есть закрепленные специалисты по социальной работе, есть работа с психологами, юристами.

Благотворительность для бездомных: почему закрывают дома трудолюбия, и кто выступает против них
Раздача еды для бездомных сотрудниками благотворительной организации «Ночлежка». Фото: Петр Ковалев / ТАСС
В домах трудолюбия «Ной» другой подход, коллеги считают, что труд человека исправляет и облагораживает. Это не близкая нам риторика, мы не считаем, что бездомного человека нужно исправлять, облагораживать. Бездомность — это вообще не характеристика человека, это временный тяжелый период.

Нас смущает, что в «Ное» люди работают, не имея трудовых договоров, а сотрудники организации собирают деньги на личные банковские карточки.

Разность подходов в том, что в «Ночлежке» человеку дают инструменты, помогая ему обрести независимую жизнь, чтобы дальше он не нуждался в помощи благотворительных организаций, вообще чьей-либо, а мог бы жить самой обычной жизнью.

Мы не очень верим в трудотерапию, особенно если это носит элементы принудительных работ. Вопрос трудоустройства важен, но важнее то, чтобы человек мог самостоятельно решать свою судьбу, зарабатывать и распоряжаться своими деньгами, а не просто иметь крышу над головой и какую-то работу. Насколько я вижу, подход коллег подразумевает, что ты можешь остаться на таком уровне навсегда. Труд — не универсальное решение проблемы бездомных людей: у каждого своя ситуация, поэтому ко всем клиентам нужен индивидуальный подход. Вообще все, что касается универсальных решений про помощь людям, не работает. Можно собрать всех бездомных и вывезти работать в заброшенных колхозах, но далеко не все могут хотеть и уметь там работать, непонятно, что будет наполнять жизнь человека, кроме труда, и какую альтернативу он сможет иметь, если захочет уйти оттуда.

Все подходы имеют право на существование, и у кого-то подход «Ноя» вызывает большое сочувствие, но «Ночлежке» он не близок".

«Открытая Россия» объявила о ликвидации движения

Кирилл Серебренников получил кинопремию «Ника» за фильм «Лето»