МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Человек из доброй семьи»: сможет ли «успокоить» Ингушетию новый глава республики

«Человек из доброй семьи»: сможет ли «успокоить» Ингушетию новый глава республики

После отставки Юнус-Бека Евкурова президент России Владимир Путин 26 июня назначил временно исполняющего обязанности главы Ингушетии. Махмуд-Али Калиматов — человек из уважаемой в республике семьи, как говорят местные жители. Он сочетает в себе качества «федерала» и «своего человека». Его перспективы на посту зависят от того, сможет ли он предложить противникам Евкурова — оппозиции и духовенству — начать отношения с властью с чистого листа.

Почему именно Калиматов

Калиматов родился в Казахстане — это тоже своеобразный символ, говорит политолог и эксперт по Северному Кавказу Алексей Малашенко. Перед назначением в Ингушетию он руководил управлением Росприроднадзора в Самарской области. Там же он же закончил университет и начал карьеру в прокуратуре. Он успел поработать в Ингушетии: с 2004-го по 2007-й год — прокурором республики. Затем он вновь вернулся в Самарскую область.

«Он родственник — свояк — бывшего президента Мурата Зязикова. Работал в республике, знает проблемы. Семья у них вся с высшим образованием, добрая, хорошая», — говорит исполняющий обязанности главы Совета тейпов ингушского народа Мурад Даскиев. Эта организация активно поддерживала протесты («МБХ медиа» рассказывали о значении этой организации, и почему ей грозит закрытие).

Также он напоминает, что брат Калиматова — Алихан, был оперативным сотрудником ФСБ. В 2007 году его застрелили во время расследования преступлений, связанных с похищением людей. Посмертно ему присвоено звание героя России.

«Для Ингушетии как раз подходит человек, который был бы своим, родным — этническим ингушем, а с другой стороны, был человеком, который накопил опыт политической работы в центре, чтобы руководствовался не только местными интересами, а был еще и федералом, — комментирует Малашенко. — Это человек присланный Путиным, которому он дал достаточно высокую оценку. Он должен разруливать ситуацию, которая очень непростая — я ему не завидую».

«Как было при СССР: руководил республикой первый секретарь обкома партии — представитель этноса, а за ним стоял еще какой-то человек из Москвы. В нем сочетаются эти два качества», — считает Малашенко.

«Уже надоели эти генералы, сапоги и военные. У них извилины только от фуражек. Новый глава должен быть экономистом и бизнесмен — знал как надо заработать», — комментирует Даскиев.

Фото: Елена Афонина / ТАСС

Что будет дальше

Возглавляющий Совет тейпов Мурад Даскиев рассказывает, что после смены главы республики организация продолжит настаивать на своих требованиях: «Новый главы должен отпустить арестованных после митинга 26 марта в Магасе активистов и посадить судей за незаконные решения, число которых достигло 26 человек. Если не сможет, будем требовать, бороться», — говорит он.

Отдельно Даскиев говорит о политических требованиях: проведение выборов в парламент республики по смешанной системе — партийным спискам и одномандатным округам, а также прямые выбора главы. Сейчас его выбирает парламент республики из предложенных президентом трех кандидатур. «Выборы не имеют какого-то значения. Везде кандидатуры назначаются Москвой. Пусть хотят, им все равно объяснят, за кого голосовать», — комментирует Малашенко.

«Он временный человек, он будет делать то, что ему скажут. Это ничего не значит, что Евкурова уволили», — настаивает Даскиев.

В Ингушетии также есть совет тейпов при президенте. С этой структурой Даскиев не видит возможности объединения, потому что считает его не настоящим. «Их никто не выбирал, Евкуров их сам назначил», — говорит он.

Чтобы урегулировать конфликт в республике, Калиматову нужно пойти на встречу оппозиции и духовенству республики, которое даже отлучило Евкурова от мусульманской общины («МБХ медиа» рассказывали об этом конфликте). «Дальнейшие события зависят от того, с чем он выступит — кто ему напишет вступительную речь. Если он продолжит политику Евкурова, которому в последнее время было очень сложно: боролся с оппозицией, имел проблемы с муфтиятом — это одно. Если он придет и скажет, давайте жить с чистого листа — это совсем другое», — считает Малашенко.

Почему ушел Евкуров

Ингушетия получила врио республики после того, как 24 июня в отставку ушел Юнус-Бек Евкуров, при том что, его полномочия как главы республики кончались только в 2023 году. Осенью 2018 года после соглашения между Юнус-Беком Евкуровым и главой Чечни Рамзаном Кадыровым Ингушетия потеряла около 7% своей территории. Несмотря на то, что на этой земле не было населенных пунктов, это решение вызвало серию протестных митингов в Ингушетии.

Конституционный суд Ингушетии признал передел границ незаконным, так как по этому поводу не был проведен референдум. В свою очередь Конституционный России признал незаконным решение ингушского суда, потому что он не имеет права проверять соглашения, вступившие в силу. Евкуров настаивал на том, что это соглашение не меняло границы, а устанавливало. При этом часть депутатов заявила, что голосование в парламенте было сфальсифицировано.

В марте протесты возобновились из-за инициативы Евкурова вычеркнуть из конституции республики положение о необходимости проведения референдума в случае изменения границ и переименования республики. После митинга 26 марта в Магасе протестующие остались на площади на ночь. На утро произошли столкновения с силовиками. Часть силовиков отказалась разгонять митингующих, после чего в отставку был отправлен глава внутренних дел республики. Впоследствии против 30 человек были возбуждены уголовные дела, 26 из них находятся под стражей.

Уходя в отставку, Евкуров говорил о расколе в обществе. В частности, у Евкурова был затяжной конфликт с исламской общиной. «Общество разобщил он, устроил религиозные распри. Одних он сделал своими „лизунами“, а других, которые шли своих дорогой, хотел отстранить. Он хотел подмять и муфтия. Религия была отделена от государства, а он полез туда. Он хотел быть как Кадыров — делать что хочешь. У ингушей никогда не было князей и помещиков, у нас демократическое общество с древних времен, поэтому быть как в Чечне у нас не может», — комментирует Даскиев.

«Евкуров — уникальный человек, который хотел действовать не силами, а компромиссами. Это не получилось. Тот курс, который он пытался проводить —договорной — это позитивно. Но у него были большие проблемы по линии ислама, муфтията, ислама. Наверное, он мог бы быть и пожестче, но это не его стиль. Есть два антипода — есть Кадыров, а есть Евкуров. То, что Евкурова не выкинули из обоймы, а назначили заместителем министра — это признак того, что в Кремле уважают не только силу, но и ум, мягкость, готовность к переговорам — это хорошо.

Он очень осторожно относился к исламскому диссидентству, он очень аккуратно вел переговоры по поводу границ. Видимо, на Кавказе больше уважают силу", — говорит Малашенко.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Veronika

    Евкуров действовал+ вернее делал все для своей Республики по закону .но как всегда многим это не по нравилось .Ведь делать свои дела легче когда смута
    Со временем все встанет на свои места, но будет Поздно. А сейчас Совет тейпов противостоял Евкурову затем начнется разборка между тейпами.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: