in

«Мы сами разберемся»: что думают клирики о предложении проверять священников на судимость и психические отклонения 

Фото: Александр Кочубей / Коммерсантъ

Член комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Евгений Марченко предложил проверять будущих священников на судимость и психические отклонения. Обращение депутат направил в патриархию в связи с ситуацией вокруг схиигумена Сергия Романова, который захватил женский монастырь в Среднеуральске и выставил для охраны казаков. Правда, по каноническому порядку священником и так не может стать человек, совершивший тяжкое преступление. «МБХ медиа» спросило у священнослужителей, может ли государство собирать справки у РПЦ.

  

Андрей Кураев

Протодиакон Андрей Кураев 

Надо сказать, что епархия сама занимается сбором справок. Когда собирается пакет документов на вступление в сан, то там должны быть справки из психдиспансера, неврологического диспансера и о судимости. Предполагается, что это все есть в личном деле каждого клирика. Сергий Романов не мог быть священником, потому что человек, совершивший убийство и проливший кровь, такой, конечно, может покаяться, прийти в монастырь и стать монахом, — но не священником. Принять в монастырь такого человека можно, а посвящать в сан нельзя. А какое дело государству до этого? Для государства Церковь не более чем кружок филателистов или нумизматов, конструкторов, в конце концов. Господин Соколов совершил страшное преступление, но это не означает, что теперь государство должно контролировать любой клуб историков, любое общество, являющееся любителям чего-то и следить за руководящими там людьми.

 

 

Виктор Григоренко

Протоиерей Виктор Григоренко

настоятель храма Преподобного Сергия Радонежского в Семхозе

Я считаю, что это внутренние дела Церкви, в которые никто вмешиваться не должен. Все будущие священнослужители сдают такие справки, к тому же кто-то может приобрести все это и во время служения. Неадекватные люди могут быть среди людей любой профессии, навредить могут и водители автобуса и продавцы. Я не очень понимаю, зачем это нужно.

 

Александр Кухта

Иерей Александр Кухта

Чисто теоретически, у самой Церкви есть механизмы, которые должны выступать цензом у будущих священников. Люди с судимостью, особенно с судимостью за тяжелые преступления, тем более люди с психическими заболеваниями священниками становится не могут, тут государство совершенно не при чем, это не его дело, мы сами разберемся. С другой стороны, истории, случившиеся в последние десятилетия, намекают нам на то, что эти механизмы в некоторых случаях дают сбой и работают не до конца. Однако мне сложно понять, какой интерес к этому может проявлять светское государство, каким по идее является Россия. Как по мне, это должно регулироваться внутренними церковными механизмами. С другой стороны государство должно смотреть на религиозную организацию и на ее служителей, чтобы они были равны перед законом.

Оценить, что стоит за этим предложением, сложно, насколько заявление серьезное и стоит ли обращать на него внимание —  ведь это серьезное вмешательство государства, которое не обрадует Церковь.  

 

 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В России за сутки зарегистрировали еще 6 556 случаев заражения COVID-19. Общее число заражений – почти 655 тысяч

Гостелеканалы выдавали ультраправых немцев и итальянца из «друзей Путина» за международных наблюдателей на голосовании