in

Что не так с новым фильмом «Мулан» и при чем тут нарушение прав человека

Что не так с новым фильмом «Мулан» и при чем тут нарушение прав человека
Фото: Кадр из фильма «Мулан» / China Film Group Corporation

 

 

На днях в прокат вышел фильм «Мулан» — ремейк одноименного мультфильма, снятый «Диснеем». Он сразу привлек внимание зрителей, но не такое, на которое надеялись создатели фильма. Несколько дней пользователи соцсетей, кинокритики и журналисты по всему миру призывают бойкотировать картину. Оказалось, что часть сцен снимали в регионе Китая, где уже несколько лет существуют концентрационные лагеря для местного населения, исповедующего ислам. 

 

Это не единственная проблема: актеры и создатели, кажется, поддерживают тоталитарные действия китайских властей, а сам фильм, по-видимому, прошел цензуру и стал пропагандой китайского национализма. Таня Ускова разобралась в том, что не так с фильмом, и рассказывает, почему скандал с «Мулан» — не очередной спор о толерантности в кино, а маркер больших претензий к Китаю у всего мира.

 

Еще в 2019 году фильм «Мулан» был одной из самых ожидаемых картин «Диснея». Весной этого года он должен был выйти на экраны кинотеатров и собрать миллионы просмотров. Но вмешался коронавирус, мировую премьеру перенесли и в итоге релиз фильма состоялся только в этом сентябре — на стриминговом сервисе Disney+. В условиях пандемии новый фильм теперь можно посмотреть из дома. 

 

Правда, смотреть его не советуют — ни первые зрители, ни кинокритики, ни журналисты. Все дело в том, что фильм частично сняли в регионе Китая, в котором уже несколько лет существуют концлагеря — и власти именно этого региона благодарят создатели фильма в титрах.

 

О том, что в Китае существуют секретные лагеря для «перевоспитания» уйгуров — мусульманского населения провинции китайского региона Синьдзян — известно уже как минимум два года, а первые сведения о них начали появляться еще в 2014 году. В лагеря уйгуров направляют на принудительное содержание, чтобы «предупредить экстремизм и терроризм» и научить государственной коммунистической идеологии. 

 

Что на самом деле происходит в лагерях, практически неизвестно — Китай это скрывает, — но существуют свидетельства о принудительном труде, пытках, пропажах, стерилизации и изнасиловании уйгуров в лагерях. Некоторые называют происходящее культурным геноцидом. Китай существование лагерей подтвердил еще в 2018 году, но почти никаких международных санкций за нарушение прав человека не последовало. Мировые лидеры продолжали поддерживать торговые и политические отношения с КНР, а корпорации сотрудничать с регионом Синьдзян. 

 

И хотя подобное сотрудничество вызывало возмущение и раньше, никогда оно не достигало такого масштаба, как с фильмом «Мулан».

 

Что не так с новым фильмом «Мулан» и при чем тут нарушение прав человека
Митинги в поддержку уйгуров и их борьбы за права человека в Гонконге. Фото: Ли Джин-мэн / AP

Часть сцен фильма была снята именно в Синьдзяне, съемки происходили уже после того, как весь мир узнал о существовании секретных лагерей. Более того, в титрах и благодарностях «Дисней» указывает различные административные власти и правоохранительные органы региона — в том числе те, которые из-за участия в работе концлагерей были занесены американским правительством в черный список, запрещающий компаниям США иметь торговые отношения с ними.

 

Проблема есть и в содержании фильма. Несмотря на то, что над созданием картины работали западные сценаристы, многие кинокритики отмечают: оригинальная история «Мулан» оказалась переписана в угоду современному китайскому национализму, а сам сюжет пропагандирует превосходство самой многочисленной сейчас в Китае этнической группы (хань). Именно ханьцы сейчас самая распространенная в Китае (и во всем мире) народность, они занимают большую часть должностей во власти КНР, часто представляются как «главная» этническая группа страны и именно их обвиняют в расизме по отношению к уйгурам.

 

В оригинальной истории Мулан, по-видимому, не относилась к ханьцам — она была подданой правителя династии Северной Вэй, а не китайского (ханьского) императора, как описывается в фильме. Некоторые кинокритики отмечают, что по сути в фильме Мулан участвует в подавлении бунта северных провинций Китая, чтобы подчинить их ханьскому императору. Кроме того, в главных «злодеях» фильма часть кинокритиков усмотрела внешние сходства с уйгурами: персонажи имеют темный цвет кожи, носят тюрбаны и «выглядят как террористы». При этом сам сюжет не выглядит целенаправленной пропагандой, а может являться результатом плохой работы сценаристов и цензурой китайского правительства.

Наконец, еще одна проблема — поддержка частью актеров китайского тоталитаризма. В прошлом году, во время протестов в Гонконге, как минимум два актера — Лю Ифэй и Чжэнь Цзыдань — публично поддержали брутальные действия гонконгской полиции. Именно тогда впервые появился хэштег #BoycottMulan, сейчас наполнивший соцсети.

 

Что не так с новым фильмом «Мулан» и при чем тут нарушение прав человека
Актер Чжэнь Цзыдань. Фото: WikiCommons

Демонстранты тогда выступали против закона, который позволил бы высылать активистов по требованию из Гонконга в Китай и фактически ограничил бы автономию региона. И хотя поначалу выступавшие добились своего и закон не приняли, вместо него этим летом был подписан другой — о нацбезопасности, по сути лишающий Гонконг автономии. Теперь по нему даже за упоминание независимости Гонконга можно попасть в тюрьму вплоть до пожизненного заключения.

 

Именно после принятия беспрецедентного закона о нацбезопасности международное сообщество серьезно начало рассматривать санкции в отношении Китая — в том числе из-за лагерей «перевоспитания» уйгуров. Многие иностранные компании и представительства из-за закона о нацбезопасности были вынуждены порвать отношения с Китаем: были высланы многие журналисты, международные правозащитные организации начали останавливать работу в стране и даже было закрыто одно консульство США.

 

Что не так с новым фильмом «Мулан» и при чем тут нарушение прав человека
Демонстрация в Германии против угнетения мусульман-уйгуров. Фото: Маркус Шольтз / picture-alliance / dpa / AP

 

Китайский рынок играет большую роль для многих корпораций, не только для «Диснея». Однако международная критика, обрушившаяся на Китай после сокрытия масштабов эпидемии коронавируса, усилившаяся после принятия закона о нацбезопасности в Гонконге и спровоцировавшая возвращение к серьезной проблеме нарушения прав человека в КНР, делает сотрудничество с этой страной все менее возможным.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Перехваты перехватов. Лев Рубинштейн о неофольклорной эпохе постправды

Перехваты перехватов. Лев Рубинштейн о неофольклорной эпохе постправды

«Пачка сигарет» #5. «Есть альбом «Ночь», есть «Группа крови», а между ними — вот эта неизданная запись»

«Пачка сигарет» #5. «Есть альбом «Ночь», есть «Группа крови», а между ними — вот эта неизданная запись»