in

Жертвам домашнего насилия станет проще добиваться возбуждения дел

Статуя Фемиды в суде
Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Верховный суд России предложил отменить институт частного обвинения по ряду статей. Адвокат Валентина Фролова объяснила «МБХ медиа», как это поможет женщинам — жертвам домашнего насилия.

Речь идет о нескольких преступлениях: умышленное причинение легкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 115 УК РФ), нанесение побоев (ст. 116.1 УК РФ) и клевета без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 128.1 УК РФ). По новому законопроекту эти дела переводятся в категорию уголовных дел частно-публичного обвинения. В пояснительной записке говорится, что эти меры направлены на борьбу с домашним насилием.

Адвокат Валентина Фролова рассказала «МБХ медиа», что нынешняя практика частного обвинения оставляет государство в стороне от произошедшего и возлагает на потерпевшую сбор доказательств против домашнего насильника. «Она должна составить правильное заявление, которое соответствует всем процессуальным требованиям, подать его в суд, собрать доказательства, представить доказательства, полностью посещать все судебные заседания. Это очень энергозатратный процесс, который требует постоянного присутствия в судебном участке», — сказала адвокат.

По словам Фроловой, в этом процессе трудно корректно выстроить линию обвинения без юридического образования. Бывает, что сотрудники полиции отказывают в возбуждении дела, отправляют постановление, а жертва домашнего насилия даже не понимает, что имеет право обратиться в мировой суд. Если же дело все-таки возбуждают, в большинстве случаев оно заканчивается оправдательным приговором. 

Жертва домашнего насилия Зинаида вспоминает, что из-за неосведомленности ее первое судебное заседание случилось только спустя полгода после того, как бывший муж нанес ей травму головы. «Я сама сначала написала заявление от руки, что, естественно, не принимается. В суд я ходила как на работу. Много ошибок, которые все время надо было устранять», — рассказала Зинаида «МБХ медиа». 

В какой-то момент она даже перестала верить в то, что добьется справедливости. «Из-за всех этих проволочек я думала, она само собой как-то растает. Мне казалось, что невозможно дойти до какой-то точки. Приговор суда был, конечно, детский, но я была удовлетворена, потому что это [наказание] состоялось», — рассказала Зинаида.

Зинаиде помогли грамотной юридической помощью, но судебный процесс отнял у нее много времени и сил: «Это очень сложно. Правда, очень много беготни. С одной стороны, это терапия. Но с другой стороны, нужно находиться все время в этой обойме. Как бы уже пора забывать, а все еще надо об этом [об эпизоде насилия] рассказывать».

Адвокат Фролова объяснила, что инициатива Верховного суда о переводе дел в частно-публичную категорию значительно меняет процесс в пользу потерпевшей: дознание будет осуществлять полиция, жертва насилия не должна будет самостоятельно собирать доказательства, и процесс будет поддерживать профессиональный прокурор.

Кроме того, по словам Фроловой, в случае с частно-публичными делами следствие не прекратится в связи с примирением сторон. Поэтому даже если жертва насилия под давлением или в порыве сочувствия простит обидчика, правоохранительные органы продолжат расследование.

Зинаида предпочла бы, чтобы во время ее судебного процесса существовал такой механизм. «Если бы все было настолько однозначно и без каких-то подводных течений. [А так] на меня нападают, и я еще должна это доказывать. Момент явный, при свидетелях. А мне приходится еще кому-то доказывать, что мое сотрясение от этого произошло. Чувствуешь себя по-идиотски», — возмутилась она.

Однако частно-публичное обвинение Фролова называет полумерой: домашнее насилие должно полностью перейти в категорию публичного обвинения, полагает она. Многие жертвы боятся своих обидчиков и не подают заявления в полицию. В делах категории публичного обвинения правоохранительные органы могут самостоятельно возбуждать уголовные дела, даже без заявления со стороны потерпевшей.

Фролова считает, что нововведение делает ситуацию лучше, но не решает проблему домашнего насилия как таковую. «Необходимы меры эффективной защиты. Защита не должна зависеть от того, инициирует ли пострадавшая какое-то уголовное дело. Плюс обязателен отказ от статьи 6.1.1 КоАП: побои в семье. Административное правонарушение не подразумевает достаточного наказания. Любые виды насилия в семье должны быть криминализированы», — заключила Фролова. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дистанционное обучение в московской школе №1619 в период пандемии COVID-19

«Коммерсантъ»: Zoom запретили продавать российским госучреждениям

В Челябинске закрыли дело о подготовке убийства из‑за поста подростка о «колумбайне»