in

«Это мы в каком году — в 1937?»: как Гудкову дали еще десять суток ареста

Дмитрий Гудков и его адвокат Оксана Опаренко, 23 августа 2019 года. Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ

В Коптевском районном суде Москвы 23 августа рассматривали административное дело незарегистрированного независимого кандидата в Мосгордуму Дмитрия Гудкова. Ему вменяли призывы выходить на акцию 27 июля (часть 2 статьи 20.2 КоАП).

 

Судья Пантыкина сказала уже ставшие обыденными слова «нет основания не доверять свидетелям (полицейским и сотруднику “Центра Э”. — “МБХ медиа”)». При этом доводы защиты она назвала несостоятельными и решила не принимать во внимание. В итоге Гудкову придется провести десять суток в спецприемнике начиная с сегодняшнего дня.

 

Обеспечить явку сотрудника «Центра Э»

Заседание было назначено на два часа дня, но за 20 минут до начала в Коптевском суде уже собрались сторонники Гудкова и журналисты. Сам Дмитрий уже был в суде. По словам его пресс-секретаря Алексея Обухова, политика привезли еще в 12:15 из спецприемника в городе Электросталь. Там он отбывает 30 суток ареста за повторное нарушение при проведении массовой акции 14 июля (часть 8 статьи 20.2 КоАП).

 

Примерно за десять минут до начала журналистам устроили пресс-подход: разрешили поснимать в зале. Но в тот момент сам Гудков отошел, поэтому операторам и фотографам пришлось снимать пустой зал. Когда Дмитрий вернулся, технику использовать запретили, как и на самом заседании.

 

Началось все со стандартного установления личности: женат, есть дети, официально трудоустроен, членом избирательной комиссии с правом решающего голоса не является.

 

После этого адвокат «Правозащиты Открытки» Оксана Опаренко подала ходатайство о допросе сотрудника «Центра Э», который нашел страничку Гудкова с якобы призывами выходить на акцию 27 числа. Она отметила, что заседание 27 июля перенесли именно ради обеспечения явки этого свидетеля.

 

Второе ходатайство Опаренко было о приобщении к материалам дела медицинских документов, в которых перечислены диагнозы Дмитрия. Некоторые из них, по словам адвоката, препятствуют аресту.

 

«Призываю прекратить фарс»

Когда судья удалилась в совещательную комнату, чтобы рассмотреть ходатайства, жена Гудкова Валерия села рядом с Дмитрием. Тот обнял ее — было видно, что они соскучились друг по другу за то время, пока политик был в спецприемнике.

Дмитрий Гудков с женой Валерией. Фото: Анастасия Ольшанская / МБХ медиа

Пресс-секретарь Гудкова Обухов отметил, что Дмитрия охраняют пять сотрудников полиции: те приехали с политиком и сидели в зале. По словам Алексея, к Гудкову сейчас повышенное внимание, даже в суд его привезли в наручниках.

 

Судья вернулась и огласила решение по ходатайствам: медицинские документы к делу приобщить, а вот сотрудника «Центра Э» не допрашивать. В последнем, по ее словам, нет необходимости.

 

Судья Пантыкина начала зачитывать материалы дела. В одном из протоколов говорилось, что Гудков на своей странице в фейсбуке призвал людей выйти на несогласованную акцию к московской мэрии 27 июля.

 

Дмитрий в ответ на это сказал, что никаких призывов от него не было. Он только написал, что нужно сохранить готовность выходить на встречи с кандидатами, которые не требуют согласования и проходили регулярно до акции 27 июля. «То, что происходит в городе — фарс. Я политик, я хотел участвовать в выборах. Но всех независимых кандидатов сняли, а те, кто не собирал подписи, в бюллетенях. Я уже 26 суток в спецприемнике. Все, что мне предъявляют: твит и якобы призыв к акции, в которой я даже не смог участвовать. Но в этом посте даже нет призыва! Призываю прекратить фарс. Кандидат имеет право встречаться с избирателями», — сказал Гудков. На остальные вопросы он отказывается отвечать и берет 51 статью Конституции, которая позволяет не свидетельствовать против себя и своих близких.

 

Организатор акции на 15 человек

Судья продолжает читать материалы дела дальше. Сотрудники полиции в протоколах сообщают, что «выявили гражданина Гудкова 27 июля на 35-м километре Новорязанского шоссе».

 

Дальше озвучивается рапорт сотрудника «Центра Э». В нем он называет Гудкова председателем «Партии перемен». В мае этого года Минюст в пятый раз отказался зарегистрировать партию Дмитрия. «”Центр Э” признал, а Минюст — нет», — отметил Обухов.

 

Еще сотрудник «Центра Э» пишет, что нашел страницу «Дмитрий Гудков» в фейсбуке. Там был пост с призывами выходить 27 июля на митинг к мэрии и фотографиями человека, похожего на политика.

 

Медицинские документы судья оглашать не стала, чтобы сохранить медицинскую тайну. Адвокат Опаренко зачитала коды заболеваний, которые есть в перечне препятствующих аресту: болезнь пищеварения и болезнь костей.

Она же объяснила позицию защиты и ответила на вопросы судьи. Особенно Опаренко подчеркнула, что ни на какой митинг Дмитрий не призывал. Речь шла о встрече кандидатов с избирателями, которая не требует согласования. В завершение своей речи Оксана просит прекратить дело в отношении Дмитрия.

На вопрос судьи о том, сколько человек должно было прийти на акцию, адвокат говорит, что 15 — именно столько человек отметились под постом на странице, указанной в рапорте сотрудника «Центра Э».

На вопрос о согласовании, Опаренко еще раз говорит, что встреча с кандидатами согласования не требует. «Все понятно», — вяло говорит судья и уходит в совещательную комнату для принятия решения по делу.

А дальше началось томительное ожидание. В зал зашел один из незарегистрированных кандидатов из команды Гудкова Денис Шендерович. Он рассказал, что приехал раньше, но его не хотели пускать в кепке — видимо, удалось договориться и не снимать ее. На нем действительно синяя спортивная кепка и спортивный костюм.

 

Два часа ожидания

В зал запускают прессу. Один из приставов громко говорит: «Не снимать». В этот момент Шендерович как раз хотел снять свою кепку, но быстро отреагировал на требование пристава: «Хорошо, не снимаю. Вы сами разберитесь, можно в ней в зал или нет». Все слушатели и сам незарегистрированный кандидат засмеялись.

Судью пришлось ждать около двух часов. В это время Гудков в кругу своих сторонников и в обнимку с женой обсуждал свежие новости и не только. «У меня в камере работает только радио “Комсомольская правда”, где постоянно крутят рекламу выборов», — сказал Дмитрий. Шендерович отметил, что у еще одного арестованного независимого кандидата Ильи Яшина ловит «Эхо Москвы». «Ну, у него четвертый арест, блатной уже», — ответил Гудков.

И вскоре из совещательной комнаты пришла судья. Она сказала, что защита не предоставила ни одного убедительного довода, а основания не доверять протоколам сотрудников полиции и рапорту сотрудника «Центра Э» нет. К уже имеющимся у Гудкова 30 суткам ареста добавились еще десять. Как сказала судья, срок исчисляется с 17:00 23 августа, то есть он накладывается на предыдущий — Гудков выйдет второго сентября.

Журналистам дали несколько минут на съемку, после чего вывели из зала и проводили до выхода из суда — последний на тот момент уже был закрыт. Но пресса и сторонники политика не расходились, а ждали, когда выведут Гудкова.

В это время пресс-секретарь Гудкова Обухов объяснял журналистке французского издания, что сейчас в России режим диктатуры, который в последнее время ужесточился. Настолько, что выборы в малозначащие органы власти стали такими обсуждаемыми. «Это мы в каком году — в 1937?» — спросил Шендерович.

Тем временем из здания суда вышли сотрудники полиции и сказали, что Дмитрия уже увезли через другой вход. Поймать удалось только адвоката Оксану Опаренко. Она сказала, что в ближайшее время решение Коптевского суда будет обжаловано.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Deutsche Bank заплатит $16 млн за прием на работу детей российских чиновников

Спорная граница: что делят дагестанцы и чеченцы