«Массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация»: интервью с замруководителя Белорусской ассоциации журналистов – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация»: интервью с замруководителя Белорусской ассоциации журналистов

«Массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация»: интервью с замруководителя Белорусской ассоциации журналистов

«Массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация»: интервью с замруководителя Белорусской ассоциации журналистов

Во время протестов в Белоруссии массово задерживают белорусских и иностранных журналистов, о судьбе некоторых из них ничего неизвестно по несколько суток. Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) собирает и публикует информацию о задержанных и избитых коллегах. Заместитель руководителя БАЖ Борис Горецкий рассказал «МБХ медиа», как ассоциация получает и проверяет информацию, чем помогает пострадавшим на освещении акций журналистам и как белорусская власть борется с независимыми медиа.

— Как вы получаете информацию о задержанных журналистах?

— Надо понимать, что массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация, у нас уже давно выработан механизм работы. Есть несколько сотрудников информационной службы, которые всегда на связи. Мы проводим большую работу среди наших коллег уже лет 15, чтобы они старались, если вдруг происходят задержания, максимально быстро сообщить в редакцию хотя бы кому-нибудь. Везде распространяем наши контакты, Telegram, Facebook, телефоны — один, другой, третий. Многие коллеги установили еще до всех событий себе приложения, которые отправляют SOS-сообщения на наши номера. Таких приложений полно, они называются, например, SOS-SMS. Ты настраиваешь, кому отправить смс, ведь когда тебя забирают, ты можешь не успеть позвонить, а с другого конца могут не успеть поднять трубку. У меня вчера только на моем личном телефоне было 172 телефонных звонка за день. Люди обращаются, звонят по всем нашим контактам, сообщают, что их задержали, куда их повезли, что происходит. В эти дни наш сайт, как и многие другие, был заблокирован, поэтому мы вели онлайн в Telegram, это был наш основной канал. Сайт заблокирован до сих пор, у нас стоит на нем защита Cloudflare, она за рубежом, поэтому к ней сейчас тоже доступа нет. Надо сказать, что большинство коллег уже научились пользоваться VPN и прокси, ставят браузер Opera со встроенным VPN.

— То есть информация к вам поступает от самих задержанных или очевидцев?

— Меньше от очевидцев, больше от задержанных и их коллег. Очевидцы к нам редко обращаются. Если просто кто-то, нам неизвестный, позвонил и сказал, что видел, как кого-то задержали, то такая информация сразу на сайт не пойдет, сначала мы будем ее проверять.

— Вы не пользуетесь ботами в Telegram для сообщений о задержании?

— У нас был такой бот, но с ним тяжело работать, потому что такую информацию тяжело проверять. Информацию просто от неизвестных мы не ставим на сайт. Большинство белорусских коллег знают друг друга. Если кто-то приехал из-за рубежа, то они обычно на связи с кем-то из местных коллег. Когда происходят задержания, как, например, 11 числа, когда разбивали технику фотографам, это происходило на глазах у нескольких десятков журналистов, поэтому люди сразу сообщали, кого задержали, кого побили.

— Вы говорили, что массовые задержания журналистов —это норма.

— Это не норма, но для Белоруссии это частая ситуация.

— Такие массовые задержания раньше касались только белорусских журналистов или иностранных тоже?

— Абсолютно без разницы — когда людей загребают на улице, не смотрят, белорусский ты или иностранный.

— Вы занимаетесь такой помощью уже 15 лет?

— Нашей ассоциации уже 25 лет, но где-то примерно с выборов 2006 года мы проводим в большом количестве тренинги для наших коллег. Я даже не знаю, как можно посчитать их количество, мы каждый год проводим много тренингов по безопасности.

— Попадают ли на эти тренинги иностранные журналисты, знают ли они в принципе о вашем существовании и пользуются ли вашей помощью?

— Такую работу мы тоже проводим, мы сделали памятку для журналистов «Как работать на уличных акциях в Беларуси», активно ее распространяли, в том числе, через коллег, о которых мы знали, что они собираются сюда ехать. Обычно, когда журналист куда-то едет, он старается узнать контакты местных коллег. Последние несколько месяцев мы активно через них распространяли наши контакты, говорили, куда сообщать, если что-то произошло. Большинство журналистов, которых задерживали, знали эту информацию.

— В чем еще заключается ваша помощь кроме составления и публикации списков задержанных журналистов?

— Она очень широкая. Мы готовы помогать вообще всем, чем можем помочь. Сейчас мы помогаем журналистам найти адвокатов. По белорусскому законодательству юристы ассоциации не могут их представлять в суде. Когда-то это было возможно, но потом это убрали из закона, поэтому приходится искать адвокатов.

— Почему ваши юристы не могут их представлять?

— До 2000-х юристы ассоциации могли защищать, но теперь представлять в суде имеет право только адвокат.

— На прошлых выборах тоже были массовые задержания журналистов?

— Нет, на прошлых выборах такого не было. У нас была некая пауза в жизни страны с 2010 года. Выборы 2015 года абсолютно спокойно проходили, не было никакой интриги, ни акций, ни задержаний. Последние массовые задержания были в 2017 году, когда были массовые акции в Минске. (Прерывается на звонок) Вот сейчас как раз позвонили и сообщили, что видели двух задержанных журналисток в изоляторе временного содержания.

— Вы сами не обзваниваете эти изоляторы, чтобы подтвердить или получить данные о задержанных?

— Обзваниваем и мы, и коллеги из всех изданий, которые ищут своего журналиста. Но никакой информации никто не дает даже адвокатам по соглашению. Адвокаты разослали в суды официальные уведомления, что они защищают конкретного человека, например, так было с журналистом «Медузы» Максимом Солоповым, но даже они не попадают на судебные процессы.

«Массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация»: интервью с замруководителя Белорусской ассоциации журналистов

Родственники задержанных во время протестов граждан у изолятора временного содержания в Минске. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

— Как вам отвечают, когда вы звоните?

— Грубо. В большинстве этих учреждений или не снимают трубку, или занято, или говорят, что не дают такую информацию по телефону, что у них нет таких людей. Это технические ответы. Эти телефоны обрывают тысячи людей, потому что тысячи задержанных, которых разыскивают. 11 августа МВД сообщило, что можно звонить на номер 102 и узнавать судьбу задержанных, но это не работает, ничего там не говорят. 102 — это телефон нашей обычной милиции, они отвечают, что у них нет информации о задержанных.

— Как власть относится к вашей ассоциации?

— Были разные периоды. Мы всегда говорит, что Белорусская ассоциация журналистов вне политики. Мы никогда не занимались и не будем заниматься политической деятельностью, мы объединение профессиональных журналистов. Мы стремимся к диалогу с властью, пытаемся участвовать в максимально количестве законотворческих инициатив, предлагаем какие-то документы разрабатывать вместе. К сожалению, чаще всего наш голос не слышат. В этом году в отношении БАЖа репрессий не было, но я всегда говорю, что ни одна белорусская медиа-организация не застрахована от репрессий, если где-то наверху принимается решение.

— Я как раз хотела спросить о еще одной организации журналистов — Белорусский союз журналистов. Он сейчас проводит какую-то работу, помогает задержанным?

— Это же официальный союз, он объединяет в основном журналистов государственных изданий, тех журналистов, которые нагнетают хейт по телевизору, которые пишут пасквили на наших коллег.

«Массовые задержания журналистов для Белоруссии это не новая ситуация»: интервью с замруководителя Белорусской ассоциации журналистов

Заявление Белорусского союза журналистов

От союза не было никаких заявлений в эти дни (позже союз белорусских журналистов опубликовал заявление, в котором, выражал обеспокоенность задержаниями, но обвинял коллег, работающих без аккредитации и обозначений «ПРЕССА». — «МБХ медиа»). Я видел текст его руководителя Андрея Кривошеева на сайте «БелТА», как девятого числа он прогуливался по Минску и видел, что народ был мирно настроен, но были какие-то зачинщики, которых надо изолировать.

— Насколько вообще сложно работать журналистам в Белоруссии?

— В мировой статистике мы занимаем 153 место в рейтинге индекса свободы прессы «Репортеров без границ». Практически каждый год заводятся уголовные дела против журналистов, в прошлом году было 118 административных дел за работу без аккредитации. Журналистов задерживают и штрафуют за то, что они сотрудничают с какими-то иностранными изданиями. Если ты, например, снял сюжет для BBC и у тебя нет их аккредитации, то тебя ловят и штрафуют на 500 $. Таких случаев в прошлом году было 118. Уголовные дела заводят по диффамационным статьям, в 2017 году было дело «Регнума». Трех пророссийских публицистов, которые писали туда статьи, объединили в одно большое уголовное дело, долго держали в СИЗО, потом осудили за разжигание национальной вражды. В 2018 году было страшное огромное уголовное дело против независимых журналистов. Несколько издания пострадали. По-моему, тогда 15 человек были привлечены сначала в качестве подозреваемых, потом обвиняемых. Власть тогда решила ударить по независимой прессе, придумала такой интересный повод, что независимые журналисты якобы незаконно заходили на сайт государственного издания «БелТА» и оттуда брали незаконно информацию.

— Их обвиняли в том, что они переписывали оттуда информацию и не указывали источник?

— Нет, они указывали источник. На сайте «БелТЫ» есть платная подписка. Многие годы все друг другу передавали пароли от платных аккаунтов, там нет никакой закрытой информации, которой нет в открытом бесплатном доступе, та же самая информация, просто удобнее. Конечно, журналисты ссылались. Но их привлекали по айтишной статье за несанкционированный доступ к компьютерной информации.

— Чем обычно заканчиваются дела против журналистов: штрафом или заключением?

— Часто сажают по административным статьям, 10−15 суток — это у нас постоянно. Если мы говорим об уголовных делах, то обвиняемые по делу «Регнума» просидели под стражей целый год, потом им дали пятилетний срок с отсрочкой на три года, они освободились в зале суда, просидев перед этим год в СИЗО, такие дела. Дело «БелТЫ» не закончилось тюрьмой, тогда главного редактора самого популярного белорусского портала TUT. BY оштрафовали и запретили заниматься профессиональной деятельностью.

— Остались ли в Белоруссии медиа, которые можно назвать независимыми?

— Очень много. Наш феномен в том, что государство очень долго время боролось именно с печатной прессой. Наши печатные издания были просто выброшены из системы распространения еще в 2005 году. Тогда журналисты независимых изданий пошли в интернет, независимая пресса, независимые медиа захватили интернет. Они более популярны, вряд ли кто-то будет в интернете читать какую-то махровую официальную прессу. Очень много популярных изданий — TUT. BY, Onliner, много региональных изданий. Специфика интернета очень хорошо сработала в регионах, где был запрос на местные новости. Он всегда высокий, люди всегда хотят читать новости о себе. Практически в каждом регионе Белоруссии есть какой-то независимый сайт. У нас можно добровольно получить аккредитацию, но она почти ничего не дает. Любой сайт может подать огромную кучу документов на регистрацию в качестве СМИ, многие коллеги проходили эту долгую процедуру, некоторые получили. Регистрация дает изданию право выдавать удостоверение журналиста и отправлять своих людей в этом статусе. Но доступ к информации при этом не улучшается, их по-прежнему не пускают туда, куда не пускали до регистрации. По закону они могут получить аккредитацию на какое-то государственное мероприятие, но реально очень многие пресс-конференции проводятся только для государственной прессы. Официально об этом не говорится, просто проводится брифинг, куда приглашаются только государственная пресса. Зато увеличивается ответственность и штрафы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: