in

ФАС готовит коммерсантам тюремные камеры: как борьба с картелями может привести к новым уголовным делам

Стенд с гербом ФАС
Стенд с гербом ФАС. Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Правительство собирается ужесточить наказание за картельный сговор: соответствующие поправки в Уголовный кодекс уже внесены в Госдуму. Бизнес-омбудсмен Борис Титов серьезно обеспокоен — по его мнению, новая законодательная инициатива несет огромные риски для бизнеса. Он предупредил, что документ фактически запрещает бизнесменам заключать соглашения с кем-то из своих конкурентов: это может быть расценено как посягательство на конкуренцию. Рассказываем, так ли это и каков будет эффект от принятия законопроекта.

Уполномоченный при президенте по правам предпринимателей Борис Титов обратился к спикеру Госдумы Вячеславу Володину с предложением серьезно доработать «антикартельный» правительственный законопроект. Документ вызывает сильное беспокойство предпринимателей. Главная претензия — в серьезном снижении установленных порогов уголовной ответственности за картели. Под этим словом понимается сговор между конкурентами по бизнесу, который может привести к искусственному росту цен и другим негативным последствиям.

«Поправки призваны уменьшить бремя доказывания», — объяснил «МБХ медиа» антимонопольный экономист, старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Вадим Новиков. Чтобы понять суть изменений, нужно ознакомиться с особенностями антимонопольного законодательства. 

Ответственность за картельный сговор прописана одновременно в законе о защите конкуренции и в Уголовном кодексе, но между ними есть существенная разница. В первом сказано, что наказуемым является само заключение недобросовестного соглашения независимо от того, привело ли это к негативным последствиям. В этом случае наказание назначают в соответствии со статьей 14.32 Кодекса об административных правонарушениях. Часто по таким делам проходят фирмы, принадлежащие одному собственнику и участвующие в государственных аукционах для искусственного завышения цены. Если значительного ущерба не возникло, компании получают штраф от 15 тысяч рублей (верхний порог часто зависит от суммы сомнительной сделки) и дисквалификацию. Гораздо более серьезное наказание за картели прописано в статье 178 УК «Ограничение конкуренции». Предприниматели могут получить до шести лет колонии, если картельный сговор с их участием привел к крупному или особо крупному ущербу, либо если они получили серьезную прибыль (свыше 50 миллионов рублей — в крупном размере или 250 миллионов — в особо крупном) от преступной схемы.

сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Вадим Новиков
Сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Вадим Новиков. Фото из личного архива

«По сути, эти поправки стирают разницу между административными делами по картелям, которых сейчас очень много, и уголовными делами, которых довольно мало», — рассказал Новиков. По его мнению, за этими предложениями стоят прежде всего амбиции ФАС, которая считает, что в России около половины государственных закупок (включая закупки госкомпаний) так или иначе связаны с картелями.

Кроме того, в поправках содержится новая формула расчета прибыли, которые получают участники картеля. Эксперт отмечает, что на практике ущерб от них никто не считает, а для возбуждения уголовных дел следователи чаще всего обращаются обращаются к цифрам дохода, полученного участниками преступной схемы. При этом доход также нельзя определить однозначно. Новиков приводит пример абстрактной компании, которая закупает лекарства у производителя и перепродает их государству. «Встает вопрос — каков же мой доход как предпринимателя? Это 100 рублей, которые я получил от госзаказчика или это 10 рублей, которые у меня остались, когда я рассчитался с производителем лекарств? ФАС хочет записать в 178 статью УК, что доход — это все, что я получил от госзаказчика. Невзирая на себестоимость продукции и расчеты с поставщиками», — объясняет Вадим Новиков. По его словам, это очень простой и выгодный для стороны обвинения способ.

Первым предвестником того, что бизнес ждет серьезное ужесточение картельного законодательства, стало уголовное дело о закупках услуг по обслуживанию томографов в поликлиниках Самарской области. В июле 2019 года совладелец компании-дистрибьютора «СМТ» Сергей Шатило получил 3,5 года колонии, а бывшего замминистра здравоохранения региона Альберта Навасардяна приговорили к 3 годам заключения. Их признали виновными в ограничении конкуренции и покушении на создание картеля. До этого дела реальной практики по 178 статье УК практически не было, поэтому к процессу оказалось привлечено большое внимание. 

Бывший директор компании "Современные медицинские технологии" Сергей Шатило.
Бывший директор компании “Современные медицинские технологии” Сергей Шатило. Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ

Формулировка «покушение» вызвала недоумение как многих наблюдателей, так и адвокатов фигурантов. «Если раньше все спорили о том, как считать доход от картелей, то сейчас следователи сказали, что вообще совершенно неважно, чтобы вы хоть что-либо получили. Главное, что вы и хотели и могли, просто мы вас вовремя остановили», — отмечает Новиков. По его мнению, предложенные поправки могут привести к тому, что подобных «картельных» процессов станет гораздо больше. Самарское дело пока так и не завершилось: в июле 2020 года приговор фигурантам был отменен, а дело направили на новое рассмотрение. До окончания процесса, по-видимому, еще далеко: прокуратура настаивает на реальных сроках для Шатило и Навасардяна и подала жалобу на отмену приговора.

«Все это накладывается еще и на крайне низкое качество расследований. ФАС доказывает картели на основе свидетельств, далеких от того, что обычно можно встретить в уголовном процессе. Фактически ФАС говорит, что эти как-то конкуренты взаимодействовали: были в одном помещении, заходили в интернет с одного IP, у них есть какие-то пересечения. Это и есть вся доказательная база», — рассказывает антимонопольный экономист. По его словам, уже из этого делается вывод, что стороны заключили картельное соглашение, хотя это далеко не всегда бывает так. 

Перспектива принятия спорных поправок пока не ясна. Новиков отмечает, что сохраняются хорошие шансы на то, что в итоге инициатива так и не будет одобрена Госдумой. Эта надежда связана в том числе с перестановками в руководстве самой ФАС: 11 ноября новым главой службы вместо Игоря Артемьева стал бывший вице-губернатор Петербурга Максим Шаскольский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Изображение пенсионного удостверения. Иллюстрация: «МБХ медиа»

«Уже нельзя быть окрыленной дурой». Премьера первого в России пенсионного подкаста «Пипец подкрался незаметно»

Очередь в одной из поликлиник Омска

ВЦИОМ: 41% россиян отрицательно оценивают систему здравоохранения в стране