in

«Денис, где вы и что вы там делаете?» Иван Голунов выступил в суде по делу о подброшенных наркотиках

Журналист интернет-издания «Медуза» Иван Голунов, обвиняемый в попытке сбыта наркотиков, в Мосгорсуде, где рассматривается законность решения о его домашнем аресте
Иван Голунов. Фото: Александр Авилов / Агентство «Москва»

В Мосгорсуде продолжается судебный процесс по делу пятерых сотрудников полиции, которых подозревают в том, что они подбросили наркотики корреспонденту издания «Медуза» Ивану Голунову. Сегодня показания давал сам журналист — и, пожалуй, впервые за долгое время предоставил возможность услышать всю историю громкого дела от начала и до конца: он рассказал, как полицейские его задерживали, били, отказывали в звонке адвокату, а также подробно описал, каким образом, возможно, ему были подброшены наркотики. Свои вопросы задавали Голунову и обвиняемые. За заседанием наблюдал корреспондент «МБХ медиа».

Кто на скамье, или Перед допросом

В «аквариуме» для подсудимых четыре человека — экс-начальник отделения по борьбе с незаконным оборотом героина, синтетических наркотиков и сильнодействующих веществ отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД по ЗАО Игорь Ляховец и его подчиненные Роман Феофанов, Акбар Сергалиев, Максим Уметбаев. Еще один подсудимый Денис Коновалов — на кресле рядом с ложей для журналистов: его, как заключившего сделку со следствием, отправлять в СИЗО не стали. На время судебного процесса он продолжает находиться под домашним арестом, в суд его привозят сотрудники ФСИН. Всех подсудимых обвиняют по статьям о превышении должностных полномочий (ст. 286 УК), фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности (ст. 303 УК), а также незаконном обороте наркотиков (ст. 228 УК). Согласно обвинительному заключению, все пятеро создали преступную группу, которая подбросила наркотики журналисту-расследователю «Медузы» Ивану Голунову в июне 2019 года. 

6 июня Голунов был задержан, а в полиции заявили, что в рюкзаке у него имелись пять свертков N-метилэфедрона. При обыске в квартире журналиста якобы были обнаружены метилэфедрон, кокаин и электронные весы со следами наркотиков. 

Фотографии из квартиры Ивана Голунова 7 июня появились на официальном сайте МВД. Однако они сразу же вызвали недоверие, и в Москве начались массовые акции в поддержку журналиста. В результате Голунова сначала отправили под домашний арест, а затем дело и вовсе было закрыто. Глава МВД Владимир Колокольцев отправил в отставку начальника управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД РФ по Москве Юрия Девяткина и начальника УМВД по ЗАО Андрея Пучкова. 

Фотография обыска дома у Ивана Голунова с подброшенными наркотиками. Источник: пресс-служба ГУ МВД России по Москве

Материалы, собранные по делу Голунова, в котором из обвиняемого он стал потерпевшим, были переданы в Следственный комитет. Оперативник Денис Коновалов, ставший одним из подозреваемых, пошел на сделку с правосудием и решил изобличить себя и своих коллег. Он, в частности, во всех деталях рассказал следователям, как Ляховец и другие полицейские пытались посадить Ивана Голунова. Официально, как следует из обвинительного заключения, основным мотивом Ляховца и его группы была заинтересованность «в создании оснований для продвижения по службе, получения наград и материальных поощрений, с целью искусственного повышения показателей выявленных и раскрытых преступлений».

— Вы знакомы с подсудимыми? — поинтересовался перед началом допроса у Голунова судья Сергей Груздев. 

— Знакомы по событиям, которые произошли 6 июня.

Голунов уточнил, что ему знакомы все пятеро полицейских. Судья спросил, как журналист желает давать показания — стоя за трибуной или оставаясь за столом со своим адвокатом. В этот момент взял слово подсудимый Ляховец. Он попросил, чтобы суд допрашивал Голунова за трибуной, расположенной рядом с «аквариумом». 

«Хотелось бы лицо его видеть. Мимику и жесты», — сказал Ляховец.

Судья в этом ходатайстве отказал. 

Что рассказал Иван Голунов

«6 июня я проснулся в 9:30 утра. Помылся. Помыл голову, — начал давать показания Иван Голунов. — Потом погулял с собакой. В 10:30 вышел из дома, чтобы пойти на встречу с коллегами. Доехал до Петровского бульвара 17/1. Где и была встреча. Поднялся на пятый этаж, зашел в коворкинг, начал там работать. Несколько раз выходил курить. Два раза со своей коллегой [журналисткой «Медузы»] Кристиной Сафоновой». 

Голунов рассказал, что этот день у него была также назначена встреча с журналистом Ильей Васюниным. Они договорились увидеться в «Шоколаднице» на Цветном бульваре. В 14:30 Голунов вышел из коворкинга и пошел в сторону кафе. 

«В какой-то момент сзади я услышал крик: «Стоять!» И увидел, что на меня бегут [полицейские] Коновалов и Феофанов, одетые в гражданскую одежду. Феофанов заломил мне руку за спину. Я стал спрашивать: «Кто вы такие?». Я поначалу подумал, что это какое-то ограбление. Мне ответили, что я задержан и что это Уголовный розыск. «А ты не догадываешься?» — ответили они вопросом на вопрос. Спросили, есть ли у меня при себе что-то запрещенное — наркотики и оружие? Я сказал, что ничего нет».

Рассмотрение ходатайства о продлении ареста экс-полицейским по «делу Голунова» в Басманном суде
Денис Коновалов. Фото: Андрей Никеричев / Агентство «Москва»

После этого Голунову сообщили, что его повезут в отдел полиции, чтобы произвести досмотр. На месте делать это полицейские отказались. Позвонить адвокату или родственникам запретили. Просили назвать пароль от телефона, Голунов отказался. А когда все вместе сидели в машине, Коновалов положил руку на подголовник и стал вести с Голуновым «доверительную беседу». «Он спросил, что я делал в Риге (там находится головной офис издания «Медуза», где работает Голунов — «МБХ медиа») и что у нас там за сходка была? — рассказал журналист. — Я удивился этому вопросу и сказал, что хотел бы сообщить о задержании своим родственникам и коллегам. Коновалов ответил: “Не положено”». 

По пути полицейские захватили с собой понятого Сергея Кузнецова. Приехав в ОВД, задержанного отвели в кабинет №125. «Туда мы зашли вместе с Феофановым. Мне там предлагали попить воды, я отказался. Сказал, что готов выпить воды только в присутствии адвоката», — уточнил Голунов. 

По его словам, всем заходящим в кабинет сотрудникам он говорил, что Сергалиев и Феофанов отказываются сообщать о его задержании родственникам и адвокату: но они либо не реагировали никак, либо говорили — ой, мол, насмотрелся американских фильмов. Также, рассказал журналист, в кабинет заходил Ляховец. «Увидев понятого, он сказал: “Привет, Серега, болеешь, что ли”. Я удивился и поинтересовался: “Вы что, знакомы?”. “Нет”, — ответил Ляховец».

В кабинете он еще раз потребовал адвоката и снова получил отказ. 

«Я стоял у стены. Передо мной был стол. Коновалов пошел на меня, стал зажимать меня в угол, стал стягивать с меня куртку и рюкзак. Потом он понял, что все это невозможно снять, пока у меня за спиной наручники. Их сняли. Сергалиев в перчатках начал доставать у меня из карманов все вещи. Мой телефон, как мне сказали, поставили в авиарежим. Дальше попросили, чтобы я полностью разделся и присел. Я сделал это. После этого разрешили одеться. Далее приступили к осмотру рюкзака. Сразу же при открытии рюкзака я увидел, что сверху лежит какой-то пакетик с какими-то желто-зелеными шариками. Я тут же сказал им, что у меня такого не было», — рассказал Иван Голунов. 

В этот момент подсудимый Ляховец из «аквариума» смотрел на Голунова и ехидно улыбался.

Дальше, продолжил повествование Иван Голунов, его повели снимать отпечатки пальцев. По пути Сергалиев дважды ударил его в висок. Эксперт-дактилоскопист сказала полицейским, что снимать отпечатки с Голунова не будет, потому что тот сопротивляется. Мергалиев предложил стиснуть наручники посильнее, но эксперт сказала, что так тоже ничего не выйдет. Потом, со слов Голунова, она сказала: «Вы его плохо подготовили. У вас еще есть час» .

Иван отметил, что пока его водили по коридорам, он пытался кричать, что его незаконно задерживают. «Я хватался за ручки дверей, чтобы привлечь внимание. Феофанов и Сергалиев пытались отжать мне пальцы и силой вели к выходу», — рассказал Голунов. Его оттащили к машине. «Там я тоже всем находящимся снаружи людям стал кричать телефон мамы. Меня усадили в машину. Мы поехали в кабинет медосвидетельствования. Когда меня туда привезли, я увидел в кабинете какую-то девушку. Я начал ей кричать, чтобы она позвонила моей маме, что меня избивают. Она было начала записывать телефон, но Феофанов сказал ей: “Все хорошо, не берите в голову”. И девушка ушла», — вспомнил Голунов.

Рассмотрение ходатайства о продлении ареста экс-полицейским по «делу Голунова» в Басманном суде
Роман Феофанов (слева) и Максим Уметбаев. Фото: Андрей Никеричев / Агентство «Москва»

Далее доктор сказал ему, что он должен сдать анализы на наличие в организме следов наркотиков. Голунов ответил, что готов, при условии, что ему предоставят адвоката. Там же Голунова осмотрели. Медик увидел покраснения на его теле. Журналист попросил доктора вызвать полицейских. «Ну, ты и так приехал с сотрудниками полиции», — ответил врач. В этот момент оперативник Феофанов, по словам журналиста, показал доктору удостоверение. «Что я буду вызывать полицию на полицию»?, — поинтересовался медик. На это Голунов сказал, что не уйдет из кабинета, пока полиция не приедет. По его словам, там были камеры видеонаблюдения и там он чувствовал себя хоть сколько-нибудь защищенным. 

«Сергалиев и Феофанов подошли ко мне, я схватился за лавочку, они начали меня отрывать, применять болевые приемы и давать на костяшки пальцев. От боли я разжал руки. Они меня потащили к выходу. Феофанов зажал мне шею рукой и потащил меня», — рассказал Голунов. По пути Иван пытался хвататься за все, что мог — за ограждения, предметы. В какой-то момент он упал на лестнице. «Сергалиев и Феофанов взяли меня за ноги и плечи и потащили вниз. Я спиной ударился об ступеньки. В какой-то момент я снова упал и ударился об ступеньки уже головой. Возможно, в какой-то момент я терял сознание», — сказал журналист.

После этого его снова посадили в машину и повезли к его квартире на обыск. Иван Голунов очень подробно и обстоятельно рассказывал о всех произошедших с ним событиях. Порой — даже чересчур подробно. В какой-то момент один из двух охранявших в суде Ивана Голунова сотрудников спецподразделения Росгвардии заснул.

В обыске в квартире Голунова, по словам Ивана, оперативник Коновалов не принимал активного участия, при этом несколько раз выходил из квартиры. Когда проводился осмотр шкафа, вспомнил журналист, он и другие сотрудники с понятыми стояли у дверей, Коновалов сидел за столом. Потом он вышел. «Я посмотрел, ведется ли видеосъемка, убедился, что ведется, и начал говорить: “Денис, где вы и что вы там делаете?”. Коновалов вышел из-за шкафа, и как ни в чем не бывало сел снова за стол. Акбар Сергалиев через несколько минут сказал, что комнату осмотрели. Коновалов встал из-за стола и предложил посмотреть еще на шкафу», — рассказал Голунов. На шкафу сотрудники «нашли» весы, как выяснится потом, со следами наркотиков, и сами наркотики. Коновалов после этого взял портфель и ушел из квартиры. Больше он туда не заходил. «А мы остались осматривать другие помещения. Весь остальной обыск прошел довольно быстро. Если на комнату потратили 75 процентов времени, то все остальные помещения — минут за десять», — рассказал журналист. 

Потом Голунова повезли на допрос к следователю. Там уже ему разрешили позвонить, хотя на часах было 3:30 ночи. Голунов позвонил своей подруге Светлане Рейтер и попросил ее найти адвоката. 

«Около 5 утра приехал адвокат. Мы с ним поговорили, после чего следователь Лопатин провел допрос. При допросе присутствовал Акбар Сергалиев. Я рассказал, что меня били, ко мне применялось насилие. После допроса меня снова отвели в наркоконтроль и начали говорить: “Что ты несешь, кто тебя бил? Мы тут все борцы-разрядники, если бы мы тебя ударили, ты бы не ходил уже”. Потом меня оставили сидеть с другими сотрудниками. В какой-то момент пришел человек, представившийся: “Я здесь главный, какие проблемы?”», — вспомнил также Иван Голунов.

Свои показания он завершил на моменте, когда его повели в суд по избранию меры пресечения. 

Бывший полицейский Игорь Ляховец во время заседания суда
Игорь Ляховец. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ
Вопросы со всех сторон

— Вы занимались распространением наркотических средств? — спросила прокурор после того, как Голунов закончил.

— Никогда, — ответил журналист.

Далее вопросы Голунову начал задавать его адвокат Сергей Бадамшин. Он уточнил некоторые моменты, связанные с задержанием. В частности, на вопрос, предпринимал ли журналист попытки скрыться от полицейских, Голунов ответил: «Нет, я только пытался выяснить, что происходит». Иван также уточнил, что 6 июня ему не предлагали сдать срезы ногтей, смывы рук и образцов волос (хотя на летом 2019 года пресс-служба ГУВД Москвы утверждала, что Голунов якобы сам отказался от сдачи такого биоматериала). «Речь шла только о дактилоскопии», — уточнил журналист.

Защитник Коновалова попросил Голунова описать свой рюкзак. «Он прямоугольный, узкой формы, в него легко входили листы А4, наверное, 50 на 50 сантиметров. Было большое отделение, сзади был карман для мелочей, внутри тоже были отделения. Карманы были и по бокам», — описал Иван Голунов. До момента досмотра руки Голунова всегда находились в наручниках сзади, рюкзак находился за спиной.

— Коновалов применял к вам физическое насилие?

— Он тащил меня до машины. При задержании он применял физическую силу. В отделе он меня зажал в угол и срывал ветровку и рюкзак.

Адвокат Сергалиева попросил уточнить, находилось ли что-то в руках у его подзащитного во момент досмотра Голунова и его рюкзака. Голунов ответил, что не может ничего утверждать. 

— Вы видели как Сергалиев подбрасывал наркотические вещества? — поинтересовался адвокат.

— Нет. 

Подсудимый Сергалиев, небольшого роста, в серой футболке, темных джинсах и маске, тоже решил задать несколько вопросов Ивану Голунову. Однако судья снял почти все, так как журналист на них уже отвечал. «Акбар Алиевич, вы где были, выходили, что ли, куда-то?» — улыбнулся председательствующий, посмотрев на Сергалиева, которого от него отделяла дюжина метров и стеклянная стенка «аквариума». На очередной вопрос, касающийся на этот раз тактильных ощущений Голунова от наручников, судья Груздев (приговоривший в свое время к 12 годам колонии экс-генерала СКР Александра Дрыманова) встретил жестким: «Вы издеваетесь, что ли?!».

Тем не менее Сергалиев попытался задать еще несколько вопросов. Один из них судья не снял.

— Что вы прокричали в трубку своей знакомой? — спросил подсудимый.

— Иван Валентинович, для разнообразия, ответьте, — снисходительно обратился к Голунову судья.

— Я сказал, что мне подкинули наркотики, — спокойно ответил Голунов.

Следующим вопросы задавал подсудимый Ляховец. Он зачем-то заметил, что на самом деле «Голунов не является великим журналистом». Судья на это ответил, что независимо от статуса журналиста («великий он или нет»), совершать против него, либо кого-то еще, противоправные действия недопустимо. Ляховец попытался обратить внимание на образование Ивана Голунова. «Хотите опровергнуть статью 228 — опровергайте. Образование тут ни при чем. А специальности “сбытчик наркотиков” у нас нет», — снова прервал подсудимого судья. Он попросил подсудимого в данном процессе доказывать не вину Голунова, а свою невиновность, если он и вправду намерен что-либо доказывать.

Однако Ляховца Голунов больше интересовал как личность. Он задал еще серию вопросов — о родственниках журналиста, о медицинских аспектах. 

— А сколько у вас всего вопросов? — поинтересовался судья, снимая все предыдущие.

— 120! — ответил Лиховец.

Судья Груздев отметил, что иногда «разумное терпение» председательствующего заканчивается и предложил подсудимому «не превращать заседание в фарс». Суд еще раз напомнил, что обвинения выдвинуты не против Голунова, а против Ляховца. «Нет против Голунова уголовного дела, нет, поймите», — сказал судья Груздев. Он предупредил Ляховца, что вполне может удалить его из процесса, хотя «это совсем крайняя мера».

Ляховец не сдержался и заявил:

— Ну вот мы попали в ситуацию, когда нас незаконно сюда поместили, ваша честь. СМИ полили нас грязью. И здесь сейчас единственный вариант доказать обратное. Что мы не те парни, которыми нас выставляют.  И поэтому мне нужно доказать, что Голунов не правдоруб и не тот человек, за которого себя выдает!

Судья сделал Ляховцу еще одно предупреждение. И чтобы «направить его в русло процесса», отложил заседание до 20 января. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Полиция задерживает участников акции в поддержку Алексея Навального у станции метро «Гостиный двор» в Петербурге

ОВД-Инфо: в России во время акций в поддержку Навального задержали 72 человека

Полицейский в суде

На полицейского завели дело из-за «слива» данных о перелетах для расследования о Навальном