in

Как Дмитрия Гудкова посадили на 30 суток за твит, который опубликовал неизвестно кто

Дмитрий Гудков в суде. Фото: Александра Семенова / МБХ медиа

В Тверском районном суде 30 июля рассматривали административное дело независимого кандидата в Мосгордуму Дмитрия Гудкова. Ему вменяли повторное нарушение правил проведения публичных мероприятий: якобы 14 июля он запостил на своей странице в Twitter призывы выходить к Мосгоризбиркому и добиваться регистрации независимых кандидатов. Как обычно, суд отклонил все ходатайства защиты, а аргументы о том, что никак не доказано, что этот твит написал именно Гудков, решили не принимать во внимание. В итоге Гудкову придется провести 30 дней в спецприемнике — и, судя по переговорам приставов, не в Москве, а в Электростали.

 

На заседание Дмитрия Гудкова привезли прямо из изолятора временного содержания на полицейской машине — его задержали еще днем 28 июля. Дмитрий из окна показывал книгу Юрия Слезкина «Дом правительства. Сага о русской революции», которую он читал в изоляторе. Позже он посоветовал прочитать эту книгу всем — «будет полезно» — и попросил жену привезти ему еще книг, если его посадят под арест.

 

 

Пока заседание не началось, Гудков обменивался последними новостями с женой и друзьями. «Люба, привет! Расскажи, кого посадили?» — незарегистрированный кандидат по телефону расспрашивал Любовь Соболь об арестах других независимых кандидатов, суды которых он пропустил. Потом позвонил детям — спрашивал, занимаются ли они спортом в его отсутствие.

 

Заседание началось с небольшим по московским меркам опозданием — в 12:10 вместо назначенных 10 утра. Правда, почти сразу зал освободили снова: после того, как сторона защиты заявила четыре ходатайства, судья Минин удалился в совещательную комнату и не выходил оттуда два часа. «Ждет Галямину», — решили в коридоре. Одновременно с заседанием Гудкова в Хорошевском суде рассматривалось аналогичное дело муниципального депутата Юлии Галяминой; только вместо Twitter — Facebook, а вместо 14 июля — 27.

 

Кроме стандартного требования о ведении протокола заседания защита просила вызвать в суд в качестве свидетеля капитана полиции Лыскова А.В., который сделал скриншот со страницы Гудкова, и приобщить к делу видеозаписи из штаба Гудкова, где тот находился в момент публикации твита — на них видно, что в это время Дмитрий к компьютеру не подходил. Последним требованием был обзор той самой страницы в Twitter — для этого команда Гудкова даже принесла отдельный ноутбук. В итоге на все ходатайства суд ответил отказом. 

 

Адвокат Оксана Опаренко («Правозащита Открытки») представила несколько доказательств того, что преследование Дмитрия Гудкова незаконно. Например, протокол о задержании был составлен 28 июля в 16:00, а об административном правонарушении — только 29, через 26 часов после задержания. Другое нарушение — обвинение никак не доказало, что страница под псевдонимом «Дмитрий Гудков» действительно принадлежит Гудкову, а указанный твит написал он, а не кто-то другой. Опаренко показала, что по запросу «Дмитрий Гудков» Twitter выдает не менее десяти страниц — в таком случае, любую из них можно считать принадлежащей именно этому Гудкову.

 

К тому же, на той самой странице твиты появлялись и пока Дмитрий был в изоляторе без доступа к телефону, и во время самого заседания — телефона у него в руках по-прежнему не было. Казалось бы, это показывает, что доступ к этому аккаунту есть не только у кандидата в МГД, но и у третьих лиц — но судья решил не принимать во внимание и эти доказательства.

 

«Это политическое давление. Вместо того, чтобы заниматься выборами и вести кампанию, я трачу время на обыски, меня задерживают, вызывают на допросы», — обратился Гудков к суду, когда ему дали слово. — «Но я понимаю, что решение принимаете не вы, а администрация президента».

 

Пока судья Минин был в совещательной комнате (снова больше полутора часов), у приставов закончилась смена, и они начали беспокоиться, сколько еще продлится их рабочий день. Один из них кому-то позвонил — видимо, узнать, когда уже его отпустят — в трубке громко прозвучало: «В Электростали сидеть будет». Жена Дмитрия Гудкова Валерия развела руками: если правда так, будет сложнее возить ему передачи.

 

Тем временем закончились 48 часов, в течение которых человек может быть задержан. Адвокат Опаренко пошутила: «Ну что, можете вставать и уходить, они не имеют права вас держать». В ответ на это пристав встал в дверях и загородил проход.

 

В 17:03 судья вернулся в зал и огласил вердикт: доказательства защиты во внимание решил не принимать, а в документах обвинения нарушений нет. «Довод о том, что не Гудков разместил в Twitter призыв выходить на несогласованное мероприятие, во внимание не принимаем, потому что речь идет о повторном нарушении законодательства», — сказал Минин. Видимо, это значит, что если человек один раз нарушил закон, то по всем будущим делам он должен быть автоматически признан виновным.

 

В итоге суд решил наказать Дмитрия Гудкова административным арестом на 30 суток. Это решение показалось уже закономерным: в тот же день 10 суток дали Юлии Галяминой, до этого арестовали на 30 суток Владимира Милова, на 15 суток — Ивана Жданова, на восемь суток — Александра Соловьева, на семь суток — Константина Янкаускаса и на 10 суток — Илью Яшина. Похоже, к концу недели на свободе практически не останется незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму — так власти готовятся к очередной несогласованной протестной акции, которая назначена на 3 августа.

 

 

«З августа! Вы знаете, что делать!» — крикнул Гудков журналистам из отъезжающей от суда полицейской машины. На следующий день, 31 июля, у него еще один суд — за несогласованную встречу с избирателями на Трубной площади. Во время этой акции полиция задержала больше 300 человек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Суд отпустил из-под домашнего ареста активиста из Коломны Вячеслава Егорова

Аккаунт «Юг. МБХ медиа» в Instagram взломали после обыска у журналиста Савельева