МБХ медиа
Сейчас читаете:
Как Греф, Вексельберг, Мединский и жители Рублевки делят природные ландшафты «Архангельского»

Больше 20 лет местным жителям, активистам и дирекции музея-усадьбы «Архангельское» удавалось сохранять природные ландшафты вокруг бывшей княжеской усадьбы, которая находится на престижном рублевском направлении в пяти километрах от МКАД. Теперь дирекция музея решила сама раздать под застройку около 500 гектаров охраняемых земель.

На землях вокруг усадьбы, воспетой Пушкиным, хотят разрешить строить коттеджи и небоскребы, хотя несколько лет назад президент Владимир Путин поручал уберечь «русский Версаль» от амбициозных проектов влиятельных лоббистов. Спасти природные ландшафты еще есть шанс, считают активисты: общественный резонанс должен заставить губернатора Московской области Андрея Воробьева отказаться ставить подпись под новым проектом. «МБХ медиа» рассказывает, кто лоббирует застройку «Архангельского» и как это влияет на местных жителей.

Отрезать 500 гектаров ради «развития» музея

Дирекция музея и Министерство культуры решили изменить границы усадьбы и ее зон охраны. На этих территориях по новому проекту можно будет строить все — от коттеджей до небоскребов. По оценкам активистов, в общей сложности под застройку пойдет 500 гектаров.

Проект постановления правительства Московской области появился в декабре 2019 года, когда министром культуры России был еще Владимир Мединский. Заказчиком выступил музей-усадьба «Архангельское».

Сокращение зон охраны прошло согласование в главном управлении культурного наследия Московской области и в департаменте госохраны культурного наследия Министерства культуры России. Именно на Минкульт активисты возлагают основную ответственность за будущее изъятие исторических ландшафтов. При этом на министерство же защитники усадьбы и надеются: там теперь новый министр — Ольга Любимова.

«Поэтому мы уже несколько недель стоим в пикетах у министерства культуры России, обращаемся в первую очередь к нему», — сказал «МБХ медиа» заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников Евгений Соседов.

Помимо этого, активисты отправляли жалобы в различные ведомства, откуда идут, как говорит Соседов, «тупые отписки»: «Например, от президента жалоба спускается в министерство культуры и в главное управление культуры Московской области. За это отвечают как бы они. На все многочисленные запросы жителей и градозащитников отвечают, что у них все хорошо, все согласовано», — сердится активист.

Дирекция музея немногословна. Руководители утверждают, что новый проект охранных зон необходим для развития усадьбы.

«Музей нуждается в возможности развития, создании общественно полезных площадей, в развитии транспортной инфраструктуры, в создании условий для возведения так необходимых площадей для размещения служб музея», — говорила заместитель директора Амуланга Учурова, которая раньше была министром культуры Калмыкии.

Больше руководство музея сокращение охранных зон не комментировало. Активной PR-кампании, которая бы формировала позитивное отношения к изменениям, не ведется. Телеканал «360», принадлежащий правительству Московской области, выпустил с декабря только один материал об этом. Соседов замечает, что проект должны были принять окончательно еще в декабре 2019 года, но отложили после негативной реакции в соцсетях. То ли еще нет окончательного решения, то ли сокращение зон охраны решили провести незаметно, отложив принятие документа.

В разговоре с «МБХ медиа» Учурова не ответила на вопросы по существу. «Почему мы закрыты? Потому что мы хотим дать полную исчерпывающую информацию, потому что тема очень сложная», — сказала она. Учурова заявила, что хочет тщательно объяснить тему при личной встрече. Но представители усадьбы так и не назначили интервью, сославшись на то, что дирекция «рассматривает возможность проведения отдельной пресс-конференции по проекту».

Также замдиректора сказала, что не понимает, почему вокруг проблемы накаляется обстановка, так как обсуждение идет в интернете в «постах на 100−300 человек». «Мы не реагируем на все эти провокационные выпады», — сказала Учурова.

«Дирекция музея, то есть люди, поставленные государством для сохранения этого места, они по сути выступают не просто на стороне застройщика, они выступают с инициативой отрезать эти территории. Все остальные поколения собирали и расширяли, а сейчас, к сожалению, пришли люди, которые хотят раздать», — добавляет Соседов.

Выводятся из охранной зоны и участки, расположенные и в нескольких километрах, и буквально в нескольких метрах от усадебных построек. «Парк площадью почти 10 гектаров выводят из охранной зоны под предлогом необходимости строительства пристройки к школе и музейного фонда-хранилища, хотя очевидно, что для таких объектов такая площадь совершенно не нужна», — объясняет Соседов. «Сотни гектаров охранных земель отдают якобы для того чтобы музей мог построить билетные кассы. Хотя мы прекрасно видим, что они уже есть, их строительство никак не запрещено действующими режимами. Это просто циничная ложь для прикрытия планов по застройке охраняемых территорий».

Но самое опасное — отрезают землю самой усадьбы. «Выводят из нее памятник археологии — дославянское Воронковское городище Железного века, которое оказывается в зоне застройки. Рядом есть часть парка, где при Юсупове был разбит садик, был дом, где он содержал своих крепостных актрис. Там сохранились аллея, несколько прудов. На этой территории находятся 18 элементов предмета охраны — мощеная дорога, аллея, прудик, ландшафтные элементы», — рассказывает он.

Проектированием благоустройства усадьбы занимается модное архитектурное бюро Wowhaus. Оно «разработало новый сценарий для этого парка, учитывая историко-культурные особенности места, — писало РБК. — Рядом с музеем ведется довольно активное строительство, в ближайшие годы здесь запланировано появление метро, из-за чего „Архангельское“ фактически станет полноценной городской территорией».

Координатор градозащитного движения «Архнадзор» Андрей Новичков сказал «МБХ медиа», что Соседов — главный защитник усадьбы в течение многих лет и лучше него про ситуацию с ней никто не расскажет.

Проект благоустройства усадьбы. Источник: Wowhaus

Почему нужно сохранить ландшафт

Изначально, в 17 веке, имение принадлежало князьям Одоевским, в 18 веке Голицыным, в начале 19 века усадьба была куплена князем Николаем Юсуповым.

Здесь гостили Александр Герцен, Николай Карамзин, Александр Пушкин.

«Удивительно, что при такой близости к мегаполису большая часть территории усадьбы сохранилась. Мало где в нескольких километрах от МКАДа можно часами гулять по бескрайним паркам и просторам и видеть историческую усадьбу в первозданном виде», — добавляет Соседов.

По новому проекту зон охраны по Ильинскому шоссе разрешается проезд грузового транспорта, учитывая масштаб будущей застройки, шоссе становится транзитной магистралью, что угрожает хрупким конструкциям театра Гонзаги, который стоит почти на обочине дороги, говорит Соседов.

Ситуация в Архангельском может иметь далеко идущие последствия: сокращение зон охраны может стать прецедентом для застройки других исторических памятников в регионе, считает Соседов.

Задорожный Мединского

Политика последних двух дирекций усадьбы радикально отличается от позиции позапрошлого директора Владимира Длугача, при котором усадьбе удалось выиграть больше 30 судебных споров, говорит Соседов: «Решения областных и федеральных властей о том, что там можно что-то строить, были признаны незаконными. Во всех этих судах министерство культуры участвовало на стороне музея».

Например, в 2013 году подконтрольные «Ренове» предпринимателя Виктора Вексельберга компании проиграли и в суде, который признал незаконной аренду 40 гектаров земли вблизи уникального театра Гонзаги.

ВООПиК опасалось, что предприниматель застроит территорию коттеджами по проекту 2005 года, по которому там также хотели построить вертолетную площадку. Вексельберг утверждал, что парк ему был нужен для того, чтобы благоустроить его за свой счет.

Вадим Задорожный и Владимир Мединский во время осмотра отреставрированных объектов на территории музея-усадьбы «Архангельское», 2019 год. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

В Архангельском все изменилось в первую очередь при Мединском, считает Соседов. «Он прекратил все суды волевым образом. Пошел на уступки Минобороны и Вексельбергу», — сказал он.

Нынешний директор Вадим Задорожный возглавил музей в 2015 году. Задорожный — почетный член Российского военно-исторического общества (РВИО). По словам Соседова, он ближайший друг семьи Владимира Мединского. «Его специально поставили к подготовке к столетию музея, потому что к столетию основания музея было выделено свыше четырех миллиардов рублей. Нужен был свой человек, который будет этими деньгами распоряжаться. Ну и заодно сдать землю под застройку», — утверждает он.

Вадим Задорожный еще владеет музеем техники, который расположен рядом с «Архангельским». На территории музея также расположены бизнес-центр и ресторан. «У самого директора был конфликт с „Архангельским“. Он еще 10 лет назад вырубил в охранной зоне 900 деревьев для того, чтобы перенести линию электропередач со своего участка, где ему нужно было бизнес-центр строить, в охранную зону усадьбы. Был очень громкий конфликт, он проиграл все суды, но ни одного дерева не посадил», — рассказал Соседов.

Лоббисты застройки

«Претендуют на территорию несколько десятков бенефициаров. Среди лоббистов этого сокращения есть несколько крупных собственников и девелоперов, который хотят осваивать сотни гектаров», — говорит Соседов. Крупнейший проект у Сбербанка, который возглавляет Герман Греф. В полутора километрах от его частного дома в поселке дачного хозяйства «Архангельское» запланировано строительство «МФЦ Сити».

Греф сейчас лоббирует застройку огромной Захарковской поймы, которая тоже выводится из зоны охраняемого ландшафта усадьбы, говорит Соседов. По его оценкам, Сбербанк получит свыше 100 гектар охраняемых зон. Всего проект занимает площадь свыше 450 гектаров. В 2011 году на этой территории планировалось строительство объектов для международного финансового центра в России, включая здания для Центрального банка и бирж. Но после начала экономического кризиса 2014 году проект был скорректирован: вместо офисов запланировали масштабную жилую застройку. Сейчас на это территории планируется строительство четырех миллионов квадратных метров недвижимости, из которых только 800 тысяч — офисы. Высотное ограничение — 34 этажа. Еще в 2012 году эта территория отошла от Московской области к Москве. Теперь туда собираются строить новую ветку метро от Москва-Сити.

«Я против сокращения зон в „Архангельском“, потому что там там фактически будет многоэтажный пригород», — говорит зампредседателя Комиссии по сохранению историко-культурного наследия и архитектурному облику городов в Общественной палате Московской области Илья Заливухин. Его компания «Яузапроект» 2013 году участвовала в конкурсе на проектирование объекта Сбербанка в Захарковской пойме. «Тогда основная идея была в том, что там будет международный финансовый центр. Это якорь, вокруг, которого должна образоваться инфраструктура. Но сейчас там такого якоря нет — осталось одно название, значит там должна быть застройка в 4−5 этажей», — говорит Заливухин.

По его мнению, четыре миллиона квадратных метров — это избыточной объем недвижимости для такого места. Такое масштабное жилищное строительство может вестись возле крупных транспортно-пересадочных узлов, а не в пригороде, поясняет он. «Вы можете себе представить, чтобы в Берлине или Лондоне на последней станции метро были не таунхаусы и коттеджи, а 34-этажные здания?» — говорит Заливухин.

Карта изменения охраняемых зон вокруг усадьбы «Архангельское». Источник: Мортонграду. нет

При этом он не исключает, что охранные зоны можно менять, просто не ради многоэтажного строительства в пригороде. «Я не вижу смысла строить 34 этажа рядом с „Архангельским“, но не потому что это меняет панораму, а потому что люди не смогут оттуда выехать. Охранные зоны нельзя менять, чтобы просто построить за МКАД спальный многоэтажный район. Лично у меня рука не поднимется строить вблизи культурного наследия и парков только, например, у Третьего транспортного кольца», — говорит он.

Сокращение охранных зон выгодно близким главы «Ростеха» Сергея Чемезова, которые построили себе дома в охранной зоне, хоть и на противоположном берегу реки Москвы от усадьбы. Новый проект охранных зон окончательно легализует их постройки.

По данным издания «Проект», на берегу реки на соседних участках расположились владения тещи Чемезова — Людмилы Рукавишниковой (820 соток стоимостью свыше трех миллиардов рублей), друга детства Чемезова бизнесмена Виталия Мащицкого (570 соток стоимостью свыше двух миллиардов рублей). Рядом 329 сотками владеет родственница главы Рособоронэкспорта (входит в Ростех) Александра Михеева Элеонора.

«В нарушение всех законов, они построены в зоне охраняемого ландшафта усадьбы. Более того, они построены в 40 метрах от воды, что строго запрещено правилами санитарной зона питьевого водозабора Москвы. Но по новому проекту зоны охраны прописано, что стройка запрещена ровно 40 метрах от воды. Поэтому очевидно, что эти регламенты пишутся под конкретные дома, которые здесь незаконно возводятся», — комментирует Соседов.

Как застройщики вытеснили деятелей культуры

У музея-усадьбы «Архангельское» есть попечительский совет, который должен защищать комплекс, но входят туда в основном представители крупного бизнеса, лоббисты, заинтересованные в сокращении охранных зон, застройщики. В совете есть Герман Греф, Виктор Вексельберг, гендиректор застройщика ЛСР Андрей Молчанов, президент «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев, Президент «Группы Альянс» Муса Бажаев и другие.

После жалобы активистов в декабре 2019 года глава попечительского совета усадьбы Дмитрий Козак, который был тогда вице-премьером, а сейчас замглавы администрации президента, вмешался в ситуацию, но усадьбе это не помогло.

Андрей Воробьев, Дмитрий Козак, Виктор Вексельберг и Вадим Задорожный во время осмотра территории музея-усадьбы после реставрации, 2019 год. Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

«Он от имени правительства России наложил свою резолюцию на проект и поручил Минкульту и губернатору Московской области доработать проект в соответствии с заключением ВООПИиК. Но это поручение спокойно игнорируется. Они именно игнорируют, потому что по сей день к нам продолжают приходить ответы, написанные под копирку, где отрицаются наши замечания», — рассказал Соседов.

«При прежнем руководстве музея в попечительский совет усадьбы входили очень авторитетные, общественные, музейные люди: директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, директор государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова и другие. Этот попечительский совет был просто распущен и был сформирован новый, куда входят лица прямо или косвенно связанные или даже виновные в разделе охранных зон. И такой состав совета, на наш взгляд, не обеспечивает сохранность усадьбы, а напротив, скорее помогает различным лоббистам реализовывать свои коммерческие интересы», — говорит Соседов.

Иногородние эксперты

Экспертизу по сокращению охранной зоны подмосковной усадьбы проводили эксперты из Тулы и Воронежа: историк Андрей Домбровский, инженер-строитель Ольга Дорохина, архитектор Ольга Карандашова.

Эта группа экспертов проводит экспертизы исторических зданий в разных частях страны, например, в Краснодаре и Оренбурге.

«Есть те, кто на экспертизах просто пилит бабло, обслуживая интересы застройщиков. И очень часто эти люди живут за пять тысяч километров от объектов, по которым делают экспертизу. Практика широко распространена, Минкульт с ней почти не борется», — сказал «МБХ медиа» главный редактор проекта «Архитектурные излишества» Павел Гнилорыбов.

«Это стало обычной практикой для Московской области. Конечно, московские и подмосковные эксперты уже часто не берутся подписывать такие экспертизы, так как рискуют репутацией, хотя им предлагают немалые деньги. Или очень дорого просят за то, чтобы ввязаться в такое дело. А экспертов из других регионов проще на эти работы ангажировать», — говорит Соседов.

В течение пяти рабочих дней со дня получения заключения экспертизы Главное управление культурного наследия Московской области обязано разместить на своем сайте для общественного обсуждения текст экспертизы и проект зон охраны, по которым она проводилась. Экспертизу и опубликовали, но вместе с ней в ноябре 2019 года выложили проект зон охраны объекта, не имеющий отношения к Архангельскому — «Братская могила советских воинов» в Волоколамском районе.

Вопреки поручению Путина

Соседов считает, что сокращение границ усадьбы нарушает поручение 2012 года президента Владимира Путина по сохранению усадьбы. Происходит это уже не в первый раз. Президент в 2013 году заявлял, что нужно «помочь сохранить Архангельское в первозданном виде и так, как считают это нужным сделать специалисты».

В 2013 году Соседов получил президентскую премию за вклад в сохранение исторического облика Подмосковья. «Евгению всего 25 лет, но у него солидный стаж общественной работы. Его главное детище — уникальный ансамбль „Архангельское“. Во многом благодаря убежденности, настойчивости и гражданскому мужеству Евгения Соседова удалось многое сделать для сохранения этого богатейшего музейного комплекса», — охарактеризовал президент Соседова во время награждения.

На церемонии Соседову опять пришлось просить президента вмешаться в ситуацию с «Архангельским», потому что попытки застройки возобновились.

«Выступая перед президентом, пришлось сказать какие-то слова о том, что происходит в усадьбе. Президент даже попросил назвать какие-то фамилии. В частности я назвал Виктора Вексельберга. На что была такая довольно резкая реакция. Путин пообещал поговорить с Вексельбергом, с министерством обороны и с другими заинтересованными лицами», — вспоминает Соседов.

Владимир Путин и Евгений Соседов на церемонии награждения молодых деятелей культуры, 2013 год. Фото: Алексей Никольский / ТАСС

В 2011 году Минобороны, еще с советских времен владеющее частью земель Архангельского, начало стройку Дома приемов прямо на территории усадьбы. Также появлялись планы вывести под застройку часть Лохина острова, добавляет Соседов, который тогда начал кампанию в защиту усадьбы.

Тогда Минобороны одновременно выставило на продажу три участка в охранной зоне и на территории усадьбы площадью почти 60 гектаров, один из них уже успело продать. И в это же время начало строительство дома приемов. «Мы выиграли суды за землю еще в момент, когда Сердюков был в фаворе и переназначен на новый пост с хорошими характеристиками», — добавляет Соседов. Добиться отмены строительства дома приемов удалось через суд при новом министре Сергее Шойгу, который тоже не хотел прекращать стройку. По словам Соседова, это было сделано после личного звонка Путина Шойгу.

К 2014 году попытки застройки усадьбы не прекратились. Тогда Соседову удалось вновь передать доклад Путину. «Накануне меня пригласил на беседу [тогдашний министр культуры] Владимир Мединский. Пытался меня убедить, чтобы я никак там не выступал, — говорит Соседов. — Но передать доклад удалось. Президент на нем поставил визу: „что происходит, доложить!“». По его словам, вместо докладов из различных ведомств, которые могли защитить усадьбу, Путину на стол лег доклад Мединского, где говорилось, что планы Вексельберга не угрожают усадьбе, поэтому стоит оставить участки у него в аренде.

Политику Минкульта может объяснить фраза, которую, по словам Соседова, Мединский произнес на одном из закрытых совещаний: «Зачем музею земельный участок с такой высокой рыночной стоимостью?»

Другой подход был у князя Николая Юсупова, который, купив усадьбу, сделал ее первым в стране частным музеем. Он говорил, что имение расходное, а не доходное.

Другие жители Рублевки

Местные жители протестуют не только против изменения зон охраны усадьбы, но и против масштабной жилищной застройки, которая ведется там уже несколько лет. По их словам, из-за новых соседей из жилых комплексов компаний ПИК и «Гранель» переполнились сады и школы, загрузились дороги.

«Существует некая ненависть между новыми жителями и коренными жителями. Они думают, что мы странные бабки, которые борются за свое полуразрушенное гнездо, либо куплены другими компаниями, чтобы снижать продажи ПИКу», — говорит жительница села Позднякова Екатерина Мирошникова.

«Зачем застраивать? Зачем? Все начинают рассказывать, какие красивые альпийские деревни, какие французские красивые лавандовые поля, а у нас значит все надо застраивать. Значит тут застроим, а туда поедем любоваться, — говорит местная жительница Татьяна Романова. — Там лоси, лисицы, зайцы, там рукотворная роща наших предков!»

Активисты на плакатах пишут призывы сохранить «крыло» Архангельского. Это значит, что охранные зоны усадьбы были спасением для местных от застройки. Романова сравнивает положение местных с «индейцами в резервации».

«Наша Ильинская пойма находится под защитой „Архангельского“, и, когда музей откажется от охранных зон в угоду застройщикам, у нас здесь вырастут коттеджные поселки», — говорит Татьяна Вишнякова.

В Ильинской пойме по новому проекту разрешается малоэтажное строительство.

«После строительства элитных коттеджных поселков территория становится недоступна. У нас это всегда забор по периметру и КПП. Хотелось бы, чтобы у нас как на Западе не было заборов у элитной застройки», — комментирует Заливухин.

«Сейчас жители села Ильинского отправляют в администрацию президента открытки с видами Архангельского, для того чтобы сказать администрации президента: не утверждайте, пожалуйста, проекты новых зон Архангельского, оставьте нам, пожалуйста, наши ландшафты, и нельзя эти земли прекрасные, плодородные земли отдавать под застройку», — рассказывает Вишнякова.

Последняя подпись

Окончательное решение о сокращении охранной зоны пока не принято — под постановлением правительства Московской области не хватает только подписи губернатора Московской области Андрея Воробьева, который тоже входит в попечительский совет усадьбы.

«Роль Андрея Воробьева в ситуации с Архангельским очень негативная, потому что с момента как он стал губернатором охрана исторических памятников серьезно ухудшилась. После выступления президента он публично всех заверял в том, что он не тронет никогда ни Архангельское, ни его окрестности, не допустит здесь многоэтажного строительства. Но уже спустя несколько лет он разрешил и строительство огромного „Мортон-Града“, который вторгается в панорамы, закрыл глаза на строительство гипермаркетов. Мы не ожидаем от Андрея Воробьева никаких положительных решений. Единственное, что может его остановить, это, конечно, большой общественный резонанс, позиция нового министра культуры, который может отозвать согласование, выданное еще Владимиром Мединским в декабре прошлого года, ну и, конечно, администрация президента, которая тоже по нашей информации крайне негативно относится к этой ситуации», — говорит Соседов.

«Сейчас мы протестуем, чтобы не приняли это постановление. Оспорить изменения границ в суде пока нельзя, потому что проект еще не принят. Но когда он будет принят, уже поезд уйдет, поэтому у нас задача добиться, чтобы его не приняли», — сказал Соседов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: